Местоимение

Значение слова Местоимение по Ефремовой:
Местоимение - Часть речи, указывающая на предметы или признаки предметов, не называя их, и замещающая в речи имя существительное, имя прилагательное или имя числительное.

Значение слова Местоимение по Ожегову:
Местоимение - Слово (существительное, прилагательное, числительное или наречие) в предложении, указывающее на предмет или признак и замещающее соответствующие знаменательные имена и наречия

Местоимение в Энциклопедическом словаре:
Местоимение - часть речи - класс слов, которые указывают на предмет (лицо)или признак, не называя его (""он"", ""это"", ""такой"" и т. п.). По значениювыделяются разряды местоимений, напр. в русском языке - личные,возвратные, притяжательные, вопросительные, относительные, указательные,определительные, отрицательные, неопределенные.

Значение слова Местоимение по словарю Ушакова:
МЕСТОИМЕНИЕ
местоимения, ср. (грам.). Название одной из частей речи - слово, само по себе не означающее определенного предмета, или числа (в отличии от имени сущ., прил., числит.), но приобретающее такое значение в зависимости от данной речи (букв. слово, заменяющее имя; перевод греч. antonymia, латин. pro - вместо, и nomen - имя). Личное местоимение. Возвратное местоимение.

Значение слова Местоимение по словарю Брокгауза и Ефрона:
Местоимение — было выделено из прочих частей речи, как особая самостоятельная категория, еще греческими грамматиками. Им принадлежит и самый термин άντωνυμίά, с которого переведено лат. pronomen, нем. F ü rwort, наше М. Под этим термином греческие грамматики понимали прежде всего личное М., к которому тесно примыкали взаимное и притяжательное, а затем и указательное М., как М. третьего лица. Неопределенное и вопросительное М. отнесены были к именам, а относительное М. — к члену. Стоики признали справедливым отделение М. от имен, но хотели все М. отнести к члену (αρθρον). Римские грамматики считали собственно М. только личное М., а прочие назвали provocabula. Какие бы различные системы классификации ни предлагались разными грамматиками, у всех личное М. является основой, центром всего класса М. Первичная разница между М. и именем заключается в различии корней для того и другого. Корни М. не обозначают ни понятия, ни качества; они только указывают на них. Эту разницу хорошо определил Штейнталь терминами: качественные (квалитативные) и указательные (демонстративные) корни. Бопп назвал эти древние указательные корни, встречающиеся, главным образом, у М., именно местоименными. В позднейших фазах жизни языка граница между теми и другими иногда стирается: другие корни также могут принимать характер М. Так, в нем. jeder = je + weder (древн. iow ëdar, iewë der) частица je находится в тесном родстве с готским сущ. aiws — "время, вечность". В состав английских М. nobody и nothing (никто и ничто) вошли имена существительные body (тело) и thing (вещь); в немецкие M. jemand и niemand входит слово "Mann" (человек) и т. д. Но из этих фактов нельзя еще выводить, что все древние М. имеют одинаковые с именами корня. Замечается и обратное явление: употребление местоименных корней для обозначения известных субстанций, напр. в философском языке "я" и "не я". К первичному различию корней для имен и М. присоединяется впоследствии и разница флексии, приводящая к почти полной дифференциации местоименного и именного склонения, несмотря на первичное тожество, очевидное по крайней мере в некоторых образованьях (напр. суфф. su в местном пад. множ. числа — рус. нас || санскр. a çvâ su; суфф. bhi и родственные ему формы в дат., твор. и др. падежах разных чисел: лат. дат. един. ti-bi || твор. мн. санскр. agnibhis, дат. ignibus и т. д.). М. все-таки остаются именами предметов и свойств, хотя и не столько обозначают их, сколько указывают на них. Этого нельзя сказать о наречиях, предлогах, союзах, несмотря на то, что они очень часто имеют местоименное происхождение. Поэтому М. можно было бы назвать именами-указаниями, в отличие от имен-понятий (существ. и прилагат.). Bce М. делятся на два класса, неодинакового объема: А) родовые, или неличные М.: 1) указательные, напр. рус. тот, та, тo; он, oнa, оно (простая или краткая форма), оный, оная, оное (сложная или полная форма), ст.-слав. и др.-рус. от которого современный русский язык сохранил только косвенные падежи (его, ему, ее, ей и т. д.); сей, сия, сиe (сложная форма, рядом со старославянским ); 2) вопросительные: кто, что; кой, кая, кое; который, -ая, -ое; чей, чья, чье; 3) неопределенные: некто, нечто, некий, некоторый; 4) притяжательные: мой, твой, свой, наш, ваш, чей; 5) прилагательные М.: такой, -ая, -ое (в ст.-сл. была и простая форма ), какой (старослав. ); всяк, всякий; толикий, коликий, еликий ; весь, другой (старослав. ), сам, самый и т. д. В старославянском языке к этому классу принадлежало и теперешнее прилагательное многий (старослав. ). Сюда же относятся и числительные один, два, оба, ст.-сл. двой, обой, трой, ин, родит. иного и т. д. Второй класс образуют Б) личные, или неродовые, М.: я (старослав. ), ты и взаимное М. 3-го лица, не имеющее именит. ед., а только косвенные падежи: родит. себя, дат. себе и т. д. Одной из характерных особенностей М. является частая разносклоняемость их. Здесь чаще, чем у других частей речи, наблюдается явление так назыв. дефективных систем склонения, т. е. образование одной системы из осколков разных, чуждых первично друг другу систем. Так, к именит. я родит. и другие падежи образуются от совсем другого корня — меня, мне и т. д.; в русском языке утраченный именит. ед. (и, я, е) к формам его, ему, ее, ей заменен именит. пад. от совсем другого указательного М. он, она, оно и т. д. Подобные отношения наблюдались уже в индоевроп. праязыке, что свидетельствует о глубочайшей древности М. О древности их говорит также и весьма вероятное их родство с личными окончаниями глагола, указывающее на существование М. еще в дофлективную эпоху. Обширную литературу вопроса о М. см. у Бругмана, "Grundriss d. vergl. Grammatik d. indogerm. Sprachen" (т. II, §§ 407, 408, 433). С. Булич.

Определение слова «Местоимение» по БСЭ:
Местоимение - класс слов, которые указывают на предмет (лицо) или признак, не выделяя никаких его постоянных свойств. Одно и то же М. соответствует разным предметам или признакам. В значение важнейших М. входит отсылка к речевой ситуации или к самому высказыванию: личные М. 1-го и 2-го лица
(«я», «ты», «мы», «вы») и соответствующие им притяжательные отсылают к говорящему; дейктические, или указательные («этот», «тот - к указательному, иногда - мыслимому жесту говорящего; ан
(«он», «она», «оно», «они) - к предшествующей части высказывания; в большинстве языков одно и то же М. может употребляться и как дейктическое и как анафорическое; возвратные («себя», «свой») обозначают тождество объекта с подлежащим или принадлежность подлежащему данного предложения; относительные
(«который», «кто» и др.) в повествовательном предложении сочетают анафорическую функцию с выражением синтаксического подчинения придаточного предложения главному; сюда же относятся взаимные М. («друг друга», «один другого»).
К М. обычно причисляют и другие слова, позволяющие говорить о неопределённых объектах: неопределённые («некто», «какой-то» и др.); отрицательные («никто», «ничто» и др.); совокупные («весь», «целый»);
выделительные («самый», «иной»); определительные («каждый», «любой» и др.); обобщённо-личные (нем. - man); вопросительные («кто», «что» и др.).
Класс М. лишён грамматического и лексико-семантического единства, но традиционно выделяется в грамматиках (обычно как часть речи). М. - ядро грамматической системы имени (имеет, как правило, все грамматические категории имени, кроме степеней сравнения). М. или семантически эквивалентные элементы есть во всех языках.
Лит.: Майтинская К. Е., Местоимения в языках разных систем, М., 1969; Benveniste Е., La nature des pronomes, в кн.: For Roman Jakobson, The Hague, 1956: Russell B., An inquiry into meaning and truth, N. Y., 1967.
Е. В. Падучева, В. М. Живов.


Местожительство   
Местоимение   
Местоименный