Откровение

Значение слова Откровение по Ефремовой:
Откровение - 1. Сообщение, открывающее тайну.
2. То, что внезапно объясняет остававшееся непонятным, открывает какую-л. истину, дает новое понимание чего-л.
3. Истина, сообщение, открывающие - по христианским догматам - волю Божию.

Значение слова Откровение по Ожегову:
Откровение - То, что неожиданно открывает истину, вносит ясность, понимание

Откровение в Энциклопедическом словаре:
Откровение - в монотеистических религиях непосредственное волеизъявлениебожества или исходящее от него знание как абсолютный критерийчеловеческого поведения и познания. Выражается в тексте ""писания"" (виудаизме и христианстве - Библия, в исламе - Коран) и в ""предании"", такжеполучающем письменную фиксацию (в иудаизме - Талмуд, в христианстве -сочинения ""отцов церкви"", в исламе - сунна).

Значение слова Откровение по словарю Ушакова:
ОТКРОВЕНИЕ
откровения, ср. (книжн.). 1. сообщение, открывающее тайну (ритор.). Не требуй от меня опасных откровений. Пушкин. 2. То, что внезапно объясняет остававшееся непонятным, открывает какую-н. истину, дает новое понимание чего-н. Новая постановка вопроса была для всех откровением. 3. По христианским догматам - истина, сообщение, открывающие волю божества (церк.).

Значение слова Откровение по словарю Даля:
Откровение
и пр. см. открывать.

Значение слова Откровение по словарю Брокгауза и Ефрона:
Откровениепроявление Высшего Существа в нашем мире, с целью сообщить нам более или менее полную истину о себе и о том, чего оно от нас требует. В О. совмещаются, таким образом: 1) факт богоявления (теофании), посредством которого открывается нам Божество, и 2) религиозно-нравственное содержание этого факта, т. е. то, что в нем открывается. Присутствием первого элемента О. отличается от чисто человеческих учений и систем, а присутствием второго — от тех иррациональных проявлений предполагаемых божественных или демонических сил, какими полна история всех религий. Различение О. личного от всенародного не может быть выдержано, так как вообще О. получается отдельными лицами, но не для них исключительно, а для более или менее широкого распространения. Более определенным oбpaзом различается в учении церкви О. в собственном смысле, формально признанное вселенским церковным авторитетом и обязательное для всякого верующего, от частных О., не имеющих такого обязательного характера, но допускаемых или даже рекомендуемых по причине их назидательности (таковы, напр., популярные во всем христианском Востоке О. св. Феодоры относительно будущей жизни). Как историческое явление, О. ограничивается областью религий Моисея и христианства и, как продукта совместного влияния обоих — ислама. В других религиях понятие высшего существа таково, что не допускает действительного О. или по своей излишней отвлеченности (браманизм, буддизм, даосизм), или, напротив, по своей излишней материальности (все религии натуралистические или мифологические). Исключение, представляемое маздеизмом или парсизмом — только кажущееся, ибо о первоначальном виде этой религии (во времена Ахеменидов) нам почти ничего положительного неизвестно, а позднейший или восстановленный парсизм (времен Арсакидов и Сассанидов), равно как и его обособившаяся отрасльманихейство, образовались несомненно под влиянием еврейских и христианских идей. Во всяком случае, самый ясный и полный тип О. представляет нам развитие еврейско-христианской религии. Здесь (с христианской точки зрения) различаются три главные степени или фазиса: подготовительное О., памятник которого есть Ветхий Завет, центральное, содержащееся в Новом Завете, и окончательное, имеющее совпасть с исходом мирового процесса. В христианстве открылась совершенная истина о Боге и дана совершенная нравственная заповедь или норма жизни, но о будущих судьбах человечества даны только предварительные общие указания. "Не открылось, что мы будем", говорит ап. Иоанн, а ап. Павел указывает на будущее "О. славы сынов Божиих", которого с томлением ожидает вся тварь. Новый Завет оканчивается пророческой книгой, которая под именем О. (Апокалипсис) содержит символические картины будущего. В средние века нетерпеливое ожидание конца мира породило, при произвольных толкованиях Апокалипсиса, ложное учение о наступлении третьего окончательного О., относящегося к Новому Завету так же, как тот относится к Ветхому. Это лжеучение, первоначально связанное с именем южно-италийского аббата Иоахима De Floris (XIII в.) и с мифическим "Вечным Евангелием", продержалось, в разных видоизменениях, до начала новых времен и далее (см. Спиритуалы). Вл. С.


Откричать   
Откровение   
Откровение Иоанна