Лабзин, Александр Федорович

Значение слова Лабзин, Александр Федорович по словарю Брокгауза и Ефрона:
Лабзин, Александр Федоровичизвестный мистик. Род. в 1766 г. в Москве, в дворянской семье, учился в московском университете, где особенно усердно изучал древние языки и математику. 14-ти лет уже участвовал в студенческом издании "Вечерняя Заря", а на шестнадцатом году подпал влиянию известного масона И. Е. Шварца, вместе с которым читал энциклопедистов, проверяя их взгляды сличением со св. Писанием. В 1787 г. Л. поднес Екатерине II "Торжественную песнь на прибытие в Москву из путешествия в Тавриду" (М., 1787). Тогда же появились его переводы комедий: Бомарше, "Фигарова женитьба", и Мерсье, "Судья". В 1799 г. был назначен конференц-секретарем акд. художеств, в 1805 г. — членом адмиралтейского д-та. Перевод "Истории ордена св. Иоанна Иерусалимского", Верто (СПб., 1799-1801), сделанный Л. вместе с Вахрушевым, обратил на себя внимание императора Павла, назначившего Л. историографом ордена. Мистические книги издавались Л. большей частью под буквами: У. М., т. е. "ученик мудрости". Из Эккарстгаузена К. перевел: "Путешествие младого Костиса от Востока к Полудню" (СПб., 1801; 3-е изд. М. 1816); "Важнейшие иероглифы для человеческого сердца" (СПб., 1803; 2-е изд. 1816); "Облако над святилищем или нечто такое, о чем гордая философия и грезить не смеет" (СПб., 1804); "Ключ к таинствам природы" (СПб. 1804; 2-е изд. 1821) и мн. др. Из Юнга Штиддинга — "Приключения по смерти" (СПб." 1805) и неизвестного нем. автора: "Просвещенный пастух" и т. д. (СПб., 1806). В 1806-7 гг. Л. издавал, под псевд. Феопемпта Мисаилова, религиозно-нравственный журнал "Сионский Вестник", а в 1806-16 г. выпустил 30 книжек под именем: "Угроз Световостоков". Успех этих книжек был огромный; они стали любимым чтением в благочестивых семьях; в светских гостиных говорили о помощи ближнему по советам "Световостокова", от его имени поступали крупные пожертвования в медико — филантропический комитет. В 1816 г. Л. получил высочайший рескрипт и орден св. Владимира за издание духовных книг на отечественном языке. В том же году министром народн. просвещения стал личный друг Л., кн. А. Н. Голицын (см.). Вследствие его влияния на имп. Александра I, мистицизм сделался преобладающим течением, во главе которого стал Л., решившийся вновь приняться за издание "Сионского Вестника". Журнал начал выходить с 1817 г., с посвящением "Господу Иисусу Христу", и сразу получил значительное для того времени распространение. Голицын освободил "Сионский Вестник" от обыкновенной цензуры, заявив, что будет сам цензором Л. Но против мистиков стояли многие, в том числе начинавший входить в силу архимандрит Фотий; являлась даже мысль о неблагонадежности мистицизма. Некоторые дальновидные люди, продолжая посещать Л. и участвовать в его молитвенных собраниях, втайне становились перебежчиками; к числу их принадлежал А. С. Стурдза (см.). Последний, получив от кн. С. А. Ширинского-Шихматова критический разбор "Сионского Вестника", сделанный каким-то моск. затворником Смирновым, написал донос и подал его кн. Голицыну. Журнал Л. обвинялся, между прочим, в произвольном толковании учения о благодати, отрицании значения книги Царств, кощунственном учении о первородном грехе и т. д. Голицын долго защищал своего друга, но, наконец, согласился со многими выводами Стурдзы и передал цензурование "Сионского Вестника" врагу мистиков, ректору спб. духовной семинарии, архимандриту Иннокентию. Л. не мог и не хотел изменять направление своего журнала и вынужден был его прекратить. Литературная деятельность его тоже не могла идти успешно, и он с тех пор издал только: "Зеркало внутреннего человека, в котором каждый себя видеть, состояние своей души познавать и исправление свое по тому располагать может" (СПб., 1821). Фотий продолжал интриговать против него, чем можно объяснить и последовавшую в 1821 г. его ссылку. Повод к ней был, однако, другой. Когда на собрании академии художеств зашла речь об избрании в почетные члены гр. Д. А. Гурьева (см.), Л. возражал против него, а на замечание о близости Гурьева к государю, в горячности предложил избрать еще более близкого к нему человека — кучера Илью. На Л. поступил донос, и он был выслан в Сенгилей, откуда переведен в 1823 г. в Симбирск. Здесь он прожил, окруженный общим уважением, до смерти своей, в 1825 г. Богато одаренный от природы, Л. всю жизнь заботился о самообразовании и даже в старости изучал высшую математику; но мистицизм, с его узкой нетерпимостью и оторванностью от всякой, а тем более русской действительности, не дал развиться его дарованиям. Ср. П. Безсонов, "А. Ф. Л." ("Русский Арх.", 1866, № 6); М. А. Дмитриев "Воспоминание об А. Ф. Л." (ib.); записки Фотия (ib. 1873), Стурдзы ("Русская Старица", 1876, т. XV). Витберга (ib. 1872, т. V); Скабичевский, "Очерки по истории рус. цензуры" (СПб., 1886) и др. В. К.


Лаберий   
Лабзин, Александр Федорович   
Лабзин, Николай Филиппович