Кипренский

Кипренский в Энциклопедическом словаре:
Кипренский - Орест Адамович (1782-1836) - российский живописец ирисовальщик. Представитель романтизма. Содержание портретов Кипренского -духовность, сложная внутренняя жизнь человека, творческая индивидуальность(''Автопортрет с кистями за ухом'', ок. 1808-09; ''А. А. Челищев'', ок. 1809или 1810-11, ''Е. П. Ростопчина'', 1809; ''А. С. Пушкин'', 1827).Орест Адамович КИПРИАН (ок. 1336-1406) - русский митрополит в 1381-82 и с1390, активный сторонник князя Василия I. Послания Сергию Радонежскому,Житие митрополита Петра. Инициатор составления Троицкой летописи.Способствовал приобщению Древней Руси к культуре южных славян и Византии.Канонизирован Русской православной церковью.

Значение слова Кипренский по словарю Брокгауза и Ефрона:
Кипренский (Орест Адамович)портретист и исторический живописец, один из замечательнейших художников когда-либо появлявшихся в России. Он был сын крепостного человека бригадира А. Диаконова, А. Швальбе. Родился в Ораниенбаумском уезде С.-Петербургской губернии, 13 марта 1783 г., и крещен в местечке Копорье, от которого получено им прозвище "Копорский", измененное потом в фамилию "Кипренский". Еще в детском возрасте выказал он большую охоту к рисованию, что побудило Диаконова отпустить его на волю и определить, в 1788г., в воспитанники Императорской академии художеств. Обучаясь в ней, своими необычайными артистическими способностями и быстрым их развитием К. приобрел себе особое покровительство тогдашнего президента академии, графа А. С. Строганова. Главными наставниками его здесь были Г. Угрюмов и Д. Левицкий. В 1802 г., за картину "Филемон и Бавкида", присуждена ему малая золотая медаль и, кроме того, за проект памятника профессору живописи Г. Козлову, он получил одну из больших золотых медалей, пожертвованных графом Строгановым. Окончив в следующем году академический курс со званием художника XIV класса, оставлен при академии в качестве пансионера. В 1805 г. удостоен большой золотой медали за написанную по программе картину: "Дмитрий Донской на Куликовом поле" (находится в музее академии художеств), и таким образом приобрел право на поездку в чужие края, с содержанием от правительства; но, по тогдашним политическим обстоятельствам, отправка его туда была отложена. После того он ездил в Москву и находился в Твери, при дворе великой княгини Екатерины Павловны. В 1812 г., за несколько мужских портретов, в том числе за портрет партизана-поэта Д. Давыдова (находится в музее академии художеств), возведен в звание академика, а в 1815 г. признан советником академии. В следующем году отправился наконец в заграничное путешествие, за счет императрицы Елизаветы Алексеевны; посетил Германию, Швейцарию и Италию и в последней из этих стран приобрел своими портретами такую известность, что удостоился того, что его портрет, написанный им самим по предложению флорентийской академии художеств, был помещен в галерее Уффици, в собрании портретов знаменитых художников. Возвратился в СПб. в 1823 г., но ненадолго, и в 1828 г. снова уехал в Италию, куда влекла его любовь к молодой римлянке, натурщице Анне-Марии Фалькуччи, которая благодаря ему была отдана, для образования, в одно из женских учебных заведений этого города. Во время своего отсутствия из СПб., был, вследствие получения академией художеств нового штата, переименован из советников в профессоры, в 1831 г. В 1836 г. женился на Фалькуччи, но через 3 месяца умер в Риме, 5 октября того же года. Современники называли К. "русским ван Дейком", но это название определяет характер его таланта не вполне точно. Начав свою деятельность с подражания учителям своим, Угрюмову и Левицкому, он потом взял себе за образцы Рубенса и Рембрандта и старался в своих работах слить воедино лучшие качества их живописи; но вскоре оставил этих мастеров и создал собственный стиль, в котором стремился возможно полно передавать природу и жизнь не только строгой правильностью рисунка и естественностью колорита, но и, главным образом, тщательностью отделки, различной смотря по роду изображаемого вещества, — такой, чтобы совершенно скрадывалась работа кисти и получалась полная иллюзия действительности. Во многих случаях К. разрешал эту задачу превосходно; однако не все его произведения имеют одинаковое достоинство. Особенно силен он был по части портретов, которых написано им очень много и которые, сверх других качеств, вообще отличаются замечательным сходством. Что же касается до его исторических картин, то они свидетельствуют о том, что при всем своем мастерстве он не обладал большим даром композиции. Кроме живописи, К. занимался рисованием на камне и издал несколько литографий. Как на лучшие в числе его произведений, можно указать на портреты знаменитого скульптора Торвальдсена и отца художника (в Императорском Эрмитаже), на "Молодого садовника" (там же), на "Читателей газет" и "Тибуртинскую Сивиллу" (в Московском публичном музее), на портреты баснописца Крылова (в Императорской академии наук) и "графини Потоцкой" (в имении графов Потоцких), на "Гробницу Анакреона" (у гг. Брюлловых, в СПб.) и несколько портретов, собранных г-ном Третьяковым в галерее, основанной им в Москве. А. С-в.

Определение слова «Кипренский» по БСЭ:
Кипренский - Орест Адамович [13(24).3.1782, мыза Нежинская, близ Копорья, ныне Ленинградская обл., - 17.10.1836, Рим], русский живописец и график, представитель Романтизма. Внебрачный сын крепостной, К. в 1788 получил вольную и был определён в Воспитательное училище при петербургской АХ, в которой до 1803 учился у Г. И. Угрюмова и Г. Ф. Дуайена и до 1809 состоял пенсионером (стипендиатом); с 1812 академик. В 1805 К. присудили золотую медаль за картину
«Дмитрий Донской на Куликовом поле» (Русский музей, Ленинград). Но своё призвание К. нашёл в портрете, который стал для него средством утверждения в искусстве нового, отвечавшего романтическим устремлениям эпохи взгляда на человека как на внутренне независимую личность. Среди ранних работ К., разнообразных по творческим исканиям, выделяются портрет его отчима А. К. Швальбе (1804, Русский музей) и
«Автопортрет с кистями за ухом» (около 1808-09, Третьяковская галерея), в которых образы властного старика и вдохновенного юноши созданы живописными средствами, навеянными картинами Рембрандта и др. старых мастеров.
В 1809-11 К. жил в Москве и Твери (ныне Калинин). В портретах А. А. Челищева (около 1809 или 1810-11, Третьяковская галерея), Е. В. Давыдова (1809, Русский музей), выделяя лица светом на темном фоне, используя контрасты пятен насыщенного цвета, К. достигает романтической приподнятости образа, особой эмоциональной насыщенности в раскрытии психологического состояния модели. Присущие человеку индивидуальные характер и строй чувств подчёркнуты К. и в парных портретах четы Ростопчиных (1809, Третьяковская галерея), в которых созерцательному настроению Ростопчиной противопоставлены энергия и темперамент её супруга. Непредвзятое, чуждое сословным предрассудкам отношение к человеку знаменуют рисунки К. этих лет
(«Слепой музыкант», итальянский карандаш, 1809, Русский музей).
Живя с 1812 в Петербурге, К. создаёт ряд графических портретов, в которых участники военных событий и духовно близкие художнику люди запечатлены то в порывисто-беглом наброске (портрет Е. И. Чаплица, итальянский карандаш, 1813;), то в тщательно отделанном рисунке, подцвеченном нежными тонами пастели (портрет Н. В. Кочубей, итальянский карандаш, пастель, 1813, Всесоюзный музей А. С. Пушкина в г. Пушкин). Эти портреты фиксируют едва уловимые оттенки настроения, движения чувств, и вместе с тем многие из них проникнуты духом героической самоотверженности.
Поездка в Италию (1816-22) пробуждает у К. тяготение к чёткости, определённости формы, к обобщенности характеристик (портрет А. М. Голицына, около 1823, Третьяковская галерея); здесь же он делает попытки создать историческую картину. Душевный кризис К. после разгрома восстания декабристов 1825 изменяет строй его живописи. Он обращается к манере письма, близкой живописи позднего классицизма. В 1827 он создаёт поэтичный портрет А. С. Пушкина (Третьяковская галерея), в котором воплотились высокие представления К. о творческой личности. Однако в произведениях К. всё больше проявляются сухость формы либо внешняя красивость. К. стремился включиться в общий для русского искусства тех лет процесс становления реализма, аналитический характер которого остался чужд творческому методу художника. В Италии (куда он вновь уехал в 1828) К. делает попытки раскрыть более разносторонне психологическое состояние людей через их взаимное общение (групповой портрет «Читатели газет в Неаполе», 1831, Третьяковская галерея),
но нередко приходит к внешней описательности и умозрительности решений (портрет М. А. Потоцкой и С. А. Шуваловой с эфиопкой, около 1835, Киевский музей русского искусства).
Лит.: Ацаркина Э. Н., Орест Кипренский, М., 1948; Алексеева Т. В., О. А. Кипренский, в кн.: История русского искусства, т. 8, кн. 1, М., 1963; [Сурис Б.], Кипренский-портретист, Л., 1967; Поспелов Г. Г., Русский портретный рисунок начала XIX века, М., 1968.
В. С. Турчин.
О. А. Кипренский. Портрет А. С. Пушкина. 1827. Третьяковская галерея. Москва.

О. А. Кипренский.


Кипрейный   
Кипренский   
Киприан