Министерства

Значение слова Министерства по словарю Брокгауза и Ефрона:
Министерстваустановления, обыкновенно предназначенные для общего заведования определенными отраслями администрации. М. всегда имеют бюрократическую организацию (см.). Во главе каждого М. стоит министр, который в качестве советника верховной власти является посредствующим звеном между последней и органами подчиненного управления, сообщая деятельности их единство и общее направление. В государствах конституционных к этому присоединяется еще функция M. — служить связующим звеном между главой государства и народным представительством; глава государства действует через министров, составляющих кабинет, политически солидарный и ответственный перед палатами. Эта основная черта конституционного режима выработалась в Англии с большой постепенностью. Свою исполнительную власть английские короли первоначально осуществляли в тайном совете (см.). Система кабинета с ответственными министрами относится к концу XIV в., когда палата общин обеспечила за собой право привлекать к ответственности перед палатой лордов советников короля не только за уголовные преступления, но и за политическую их деятельность. Этим путем парламент получил возможность ограничивать, до известной степени, власть короля, чем он и пользовался беспрепятственно при королях Ланкастерской династии. Во времена Генриха IV он принимал даже непосредственное участие в выборе министров. В совете ланкастерских королей Стебс видит "естественный, хотя и не вполне отделившийся зародыш современного кабинета". Но право преследования (impeachment, см.), которым парламент так успешно пользовался в эпоху Ланкастеров, оказалось бессильным перед деспотическими притязаниями Тюдоров. Только с восшествием на престол Стюартов парламент восстановил свои полузабытые права. Два советника Иакова I подверглись обвинению со стороны палаты общин и были осуждены палатой лордов, но помилованы королем. При первых же Стюартах пущено было и другое средство освобождать королевских советников от ответственности перед парламентом: вместо того чтобы совещаться in pleno со всем тайным советом, короли стали приглашать на неофициальные совещания (происходившие в королевском кабинете, откуда позднейшее название министерства в Англии) только некоторых, особенно доверенных лиц. Долгий парламент, осудив Страффорда (см.), потребовал у короля, чтобы он признал политическую зависимость министров от парламента. После революции старые учреждения были восстановлены в том же виде, в каком они существовали до открытия Долгого парламента; неофициальный кабинет продолжал существовать по-прежнему, являясь слепым орудием короля (см. Cabal). После революции 1688 г. кабинет становится преимущественно орудием парламента. Человек чужой, Вильгельм III по необходимости должен был опираться на парламент и стал назначать на высшие должности лиц, которые принадлежали к господствующей партии или вообще пользовались расположением палаты общин. Еще более постоянным этот способ назначения сделался при королеве Анне и первых королях Ганноверского дома. Солидарность М. утвердилась в особенности в долговременное управление Вальполя (см.), искавшего поддержки главным образом в палате общин; в этот именно период упрочилось преобладание нижней палаты над верхней. Даже падение Вальполя имело крупное значение: его отставка показала, что нельзя управлять страной без доверия парламента. Так как министры Георга I не говорили по-немецки, а объяснялись с ним на латинском языке, то король перестал являться в заседания кабинета, довольствуясь сообщением одного из министров о ходе заседаний. Этот случайный факт обратился в прочный обычай и немало содействовал укреплению кабинета; к этому же времени относится возвышение значения первого министра. Георг II принимал большее участие в делах Англии, чем его отец; тем не менее, возрастающая власть общин давала себя чувствовать и в выборе министров: они принудили короля принять в число министров старшего Питта, к которому он питал глубочайшую антипатию. Впрочем, многие из числа М., следовавших за кабинетом Вальполя, отличались неустойчивостью: они не были однородны, стояли ближе к королю, чем к парламенту. Война с американскими колониями привела к падению министерства Норта, благодаря открытому вмешательству палаты общин; этот случай стал играть роль прецедента, на котором основывался принцип солидарной ответственности министерства перед парламентом. Окончательную организацию дал кабинету Питт-младший, организовавший в 1783 г. настоящее М. парламентского большинства; он нанес последний удар той системе, при которой каждый министр вступал в непосредственные сношения с королем. В настоящее время характеристическими признаками английского кабинета служат: 1) однородность его состава — M. составляется из выдающихся лиц партии, располагающей в нижней палате большинством; 2) солидарность между его членами — поражение одного из министров влечет за собой обыкновенно отставку всего кабинета. Составление кабинета король поручает предводителю (лидеру) той партии, которая составляет большинство в палате общин. Лидер занимает положение первого министра (министра-президента, премьера) и подбирает, непременно из членов палат, остальных членов кабинета [О составе кабинета в Англии см. Великобритания. Со сменой кабинета замещаются заново и второстепенные должности, числом около 60, между прочим, и главнейшие придворные должности. В царствование королевы даже придворные дамы — mistress of the robes и восемь ladies of the bedchamber — оставляют свои посты, коль скоро семьи их принадлежат к партии, оказавшейся в меньшинстве. Число членов, заседающих в кабинете, непостоянно; в начале текущего столетия оно равнялось 10—12, за последние же 30 лет возросло до 14—17]. Решения кабинета обязательны для каждого отдельного министра; постановляются они не по большинству голосов, а общим соглашением, и значение голоса каждого отдельного министра определяется тем влиянием, какое он имеет в парламенте, т. е. степенью необходимости или желательности сохранения его в составе кабинета. Министры, расходящиеся в существенных вопросах с влиятельнейшими членами кабинета, выходят из него. О причинах частичных перемен в составе кабинета первый министр обязан довести до сведения парламента; заявления этого рода не подвергаются голосованию. Так как английский кабинет представляет собой учреждение, не признанное формально законом, то постановления его издаются или в форме предписаний тайного совета, который собирается ежемесячно для беспрекословного санкционирования постановлений кабинета, не подвергая их даже обсуждению, — или же в форме приказа (warrant), за подписью ответственного министра. Английские министры — только политические руководители своего ведомства: текущие дела сосредоточены в руках должностных лиц, которые не сменяются вместе с кабинетом. Министры-члены кабинета являются прежде всего ближайшими советниками короны. Предполагается, что всякая мера, исходящая от короны, принята по совету и с согласия министров, а потому лежит на их ответственности. Эта ответственность министров (см.) является одной из важнейших конституционных гарантий (см.). Советники короны, министры в то же время — уполномоченные парламента. От имени короны они вносят законопроекты, в форму которых они облекают стремления партии, доставившей им власть. Но контроль палаты общин вовсе не подавляет личной инициативы министров. Каждое вновь составленное М. представляет палатам свою политическую программу. В течение сессии палаты имеют полную возможность произвести надлежащий контроль над действиями министров путем интерпелляций (см.), исследования документов, назначения специальных комиссий для изучения того или другого вопроса. Раз М. не пользуется доверием палаты общин, оно должно подать в отставку. История английской конституции представляет четыре разряда фактов, которые ведут к падению М.: 1) выражения открытого недоверия со стороны парламента; 2) выражение парламентом неодобрения по адресу целого М. или кого-нибудь из его членов; 3) непринятие билля, предложенного кабинетом, или утверждение проекта, им оспариваемого; 4) неудача министерской партии на общих выборах. Когда М. грозит падение вследствие недоверия палаты, король может сделать попытку к удержанию за ним власти, даруя ему право распустить палату. На континенте Европы М. образовались гораздо раньше, чем развились конституционные формы правления. В большинстве германских государств (в Пруссии — в 1808 г.), а отчасти и во Франции, образование М. совершилось под влиянием общего развития государственной власти, централизации управления и упорядочения его путем разделения отдельных его отраслей между отдельными ведомствами. Новые функции М., сопряженные с конституционным режимом, утвердились в том же объеме, что и в Англии, лишь в государствах парламентарных (Бельгия, Франция, отчасти Дания, Италия), т. е. в таких государствах, в которых более или менее прочная организация политических партий приводит главу государства к необходимости назначать М. однородное, и притом из представителей парламентского большинства. В Бельгии, впрочем, нет необходимости, чтобы министры избирались исключительно из членов парламента, так как на основании конституции министры, в силу звания своего, имеют право свободного входа в обе палаты; бывали даже случаи, когда М. состояло почти исключительно из лиц, не принадлежавших к парламенту. В государствах представительных, где в отличие от государств парламентарных преобладающее значение принадлежит прерогативам короны, составление М. из представителей большинства не представляется неизбежным. Прусская конституция гласит, что министры назначаются королем, и при исчислении прерогатив королевской власти говорит, что король назначает и увольняет министров. Этот принцип de jure существует и в Англии, но в представительных государствах он получает практическое применение: король может назначить на пост министра лицо, которое не только не принадлежит к парламенту, но и в воззрениях своих резко расходится с парламентским большинством. Таким министром был, например, Бисмарк в эпоху конфликта. И в представительных монархиях, однако, соображения целесообразности и желание заручиться поддержкой палат заставляют придавать М. такую организацию, которая бы соответствовала общим началам конституционного строя. В России зародыш министерской организации можно найти еще в конце XVIII в. когда единоличное начало стало вытеснять в центральном управлении сложные формы коллегиальной организации. При Екатерине II генерал-прокурор (см.) фактически имел значение первого министра, соединяя в своем лице заведование юстицией, финансами, государственным казначейством и контролем. Павел I хотя и восстановил коллегии (см.), но над коллегиями поставил главных директоров, пользовавшихся правом личного доклада у государя по делам коллегии, чем также выдвигалось начало единоличное в ущерб коллегиальному. При Павле появляются у нас и первые министры: в 1797 г. — министр уделов (князь Куракин), в 1800 г. — министр коммерции (князь Гагарин). Первое общее учреждение М. относится к царствованию Александра I. В манифесте об учреждении М. 8 сентября 1802 г. мотивом его выставляется желание "разделить государственные дела на разные части, сообразно естественной их связи между собой, и для успешнейшего течения поручить оные ведению избранных министров". Более правильным распределением дел император Александр I надеялся достигнуть большей ответственности органов управления; в письме своем к Лагарпу от 25 октября 1802 г. он прямо на это указывает: "дела приобрели более ясности и методы, и я знаю тотчас, с кого взыскать, если что-нибудь не так, как следует". Основанием первому учреждению М., выработанному в "неофициальном комитете", послужили записки князя Адама Чарторыжского и H. H. Новосильцева. На первый раз дело ограничилось учреждением министров в числе 8, между которыми распределены были коллегии. Каждая коллегия обо всех делах посылала своему министру еженедельные мемории, а по делам затруднительным или спешным — особые представления. На представления министры давали решительные ответы, т. е. прямо решали дело; на мемории они могли, если находили нужным, делать замечания, на которые коллегии могли отвечать возражениями; но в случае подтверждения министром своей резолюции, она приводилась в исполнение. Министрам дано право личных докладов Государю, но не иначе как по соглашению с другими министрами. Деятельность министров была подчинена контролю сената, который рассматривал ежегодные их отчеты и свое по ним мнение представлял Государю; но и до окончания года сенат по отдельным случаям мог требовать от министров объяснений и в случае их неудовлетворительности докладывать о том Государю. Рассмотрение сенатом министерских отчетов продолжалось всего три года, да и в этот короткий промежуток времени превратилось, по удостоверению Сперанского, "в один письменный обряд", так как "из самых сих отчетов усмотрено было, что все меры министров принимаемы были не иначе как по докладу и совершаемы Высочайшими указами, на указы же постановлением 1803 г. воспрещено было сенату делать примечание". В январе 1803 г. при всех министрах, кроме министра иностранных дел, учреждены были департаменты, в июле того же года были упразднены коллегиальные учреждения, состоявшие в ведении министра внутренних дел, а затем и во всех остальных М. коллегии были постепенно заменены бюрократическими установлениями. Явилось это результатом доклада одного из первых министров, графа Кочубея, который указывал как на недостатки, свойственные вообще коллегиальным установлениям (медленность, недостаток разделения работы, избыток форм, недостаток ответственности), так и на неудобства, вытекавшие из отношений министров к коллегиям: "министр, действуя в коллегии как главный директор, не может иначе управлять ей, как только внешним образом", так как должен выжидать от нее меморий и представлений. В составлении этого доклада несомненное участие принимал Сперанский (см. ниже). Ему выпало на долю выработать новое учреждение М., изд. 25 июня 1811 г. и поныне сохраняющее в общем силу действующего закона (Свод Законов, т. I, ч. 2, изд. 1892 г.). Годом раньше было обнародовано новое распределение между М. дел государственных, чем Сперанский стремился устранить один из замеченных им недостатков учреждения 1802 г. Меньшим успехом увенчались старания Сперанского основать на твердых началах ответственность министров: относящийся сюда отдел учреждения 1811 г. не дает реальных основ для ответственности министров (см.). Известно, что император Александр I в своих стремлениях к организации государственного управления имел в виду изменение всего государственного строя на западноевропейский образец; план этот осуществлялся им по частям, и учреждение М. являлось его отрывком. Но предполагавшаяся коренная реформа государственного строя не вышла из области проектов, а созданные в связи с ней М. сохранились. Имея перед собой лишь часть стройного плана, противники реформы (Карамзин, Трощинский) легко, конечно, могли уловить ее слабые стороны. Современники учреждения министерств, отстаивавшие преимущества коллегиальной системы, доказывали, что министерская система должна сопутствовать лишь конституционному режиму, указывали на призрачность ответственности в том виде, как она формулирована в учреждении 1811 г., на отсутствие надлежащего и высшего органа контроля за всей администрацией и на неудобства, сопряженные с правом личных докладов. Сперанский, впрочем, имел в виду посредством сената объединить всю администрацию, для чего и предполагалась радикальная реорганизация сената. В действительности сенат такого значения не получил, и одно из коренных начал учреждения 1811 г., что М. "не суть учреждения, отличные от сената, но суть сами сенат", приняло в своде законов ту условную форму, что министры присутствуют в сенате (см. Сенат). Впрочем, и самое учреждение М. 1811 г. не находило возможным вносить в сенат дела, подлежавшие тайне. Здесь и следует искать зародыш тех личных докладов Государю, которые первоначально допущены были в виде исключения, но затем сделались явлением обычным. Организация М. в России. Во главе каждого М. стоит министр, при котором состоят: товарищ министра (см.), учреждения докладывающие и учреждения совещательные. I. Министр назначается по непосредственному усмотрению Высочайшей власти. Правами министра пользуются также главноуправляющие или главноначальствующие (см.), обер-прокурор св. синода, государственный контролер, главный начальник флота и морского ведомства и состоящий под его начальством управляющий морским М. "Министры в действиях их подчинены непосредственно верховной власти" (ст. 155). Таким образом министры являются органами верховного управления. Дела, требующие Высочайшего разрешения, согласно 174 ст. учр. М. должны быть вносимы министрами в комитет министров (см.). Но из этого общего правила допускаются многочисленные и в точности неопределенные изъятия. Министры пользуются правом всеподданнейших докладов (см.), которые они могут делать или в совете министров (см.), или лично Государю Императору. По словам закона, М. "установлены на тот конец, чтобы непрерывным действием их и надзором доставить законам и учреждениям скорое и точное исполнение" (ст. 153), сообразно чему "власть министров состоит в том, что они могут понуждать все подчиненные им места и лица к исполнению законов и учреждений" (ст. 156). Согласно ст. 166, власть министра не может иметь непосредственного действия на всех подданных; она проявляется лишь в отношении к подчиненным министру органам управления. Но отдельным министрам предоставлены законом специальные полномочия, дающие им право делать распоряжения непосредственно в отношении к подданным. Особенно широки полномочия министра внутренних дел. От его власти зависит прием иностранцев в русское подданство, отдача под полицейский надзор неблагонадежных лиц, разрешение периодических изданий и наложение на них административных взысканий и т. п.; ему же предоставлено объявлять ту или другую местность в карантинном положении. Полномочия этого рода у других министров имеют менее общий характер. Так, министр финансов пользуется правом делать непосредственные распоряжения в отношении к частным кредитным учреждениям, министр земледелия — относительно горнопромышленных предприятий, министр путей сообщения — относительно частных железных дорог, министр народного просвещения — относительно частных учебных заведений. Вовсе не имеют таких полномочий министры военный, морской, иностранных дел, государственный контролер. Практика, особенно за последнее 30-летие, значительно изменила начало, выраженное в п. 5 и 6 ст. 176 учр. М., в силу которого в тех случаях, когда предстоит надобность в усилении "исполнения принятых мер понуждением, штрафами и взысканиями" или в "общем (циркулярном) предписании в пояснение или подтверждение существующих правил и учреждений", министр не может это сделать собственной властью, а должен представить о том на разрешение сената: целым рядом законов почти всем министрам предоставлены специальные полномочия на издание общих распоряжений (инструкций, см.), устанавливающих обязательные правила не только для подчиненных министрам учреждений, но и для частных лиц. Ввиду важности распоряжений этого рода, законодатель нередко предоставляет издание их не одному министру, а нескольким, по общему их соглашению. В изменение ст. 179, по которой "никакое М. само собой никого судить и никаких тяжб решать не может", отдельные министры выполняют функции апелляционных инстанций по делам о взысканиях, налагаемых в административном порядке (например, министр финансов — по делам о нарушении Таможенного устава, министр земледелия — по делам о нарушении Устава сельского хозяйства), равно по претензиям к казне, вытекающим из договоров подряда и поставки, а министру внутренних дел предоставлено утверждать приговоры особого совещания об административной высылке (см.). В видах понуждения мест и лиц, подчиненных министрам к исполнению законов, министры облечены правом: 1) определять и увольнять низших чиновников, а относительно высших (директоров и начальников главных управлений, а в местных учреждениях — лиц, занимающих должности не ниже четвертого класса) делать о том представления Высочайшей власти; 2) разрешать силой существующих законов все затруднения, встречающиеся при исполнении; 3) принимать общие меры в видах надлежащего исполнения законов. Места и лица, подчиненные М., исполняют предписания его беспрекословно; но в тех случаях, когда предписание министра содержит в себе отмену закона, подчиненные места и лица обязаны сделать о том министру представление, а в случае подтверждения предписания — представить дело на окончательное разрешение сената; в тех же случаях, когда подчиненные места и лица усмотрят в исполнении предписания министра крайние неудобства, они обязаны представить о том министру, и потом поступать по его разрешению, не входя снова с представлением. Влияние министров на подчиненные места и лица обуславливается также и тем, что они являются главными распорядителями ассигнованных М. кредитов. Министрам предоставлено в известных пределах совершать от имени казны гражданские сделки; так, публичные торги по подрядам и поставкам и другим обязательствам с казной утверждаются соответствующими министрами на сумму до 30000 руб. В обстоятельствах чрезвычайных, требующих высшего разрешения, когда оно не может быть своевременно испрошено, министры вправе принимать меры, превышающие законную их власть, но при этом они обязаны доносить о принятых ими мерах и о причинах их настоятельности. По вопросам законодательным министры входят с представлениями в государственный совет, испросив на то предварительно Высочайшее разрешение, а затем принимают участие в рассмотрении вопросов государственным советом (см.). II. Учреждениями, изготовляющими доклады по делам, подлежащим решению министра, являются канцелярия министра (см.) и департаменты. Вовсе нет департаментов в М. двора, военном и морском; один департамент в М. народного просвещения, в остальных М. число их колеблется от двух (М. юстиции и путей сообщения) до пяти (М. внутренних дел и финансов). От департаментов только названиями отличаются другие подразделения М. — главные управления, отделы (земский в М. внутренних дел, учебный в М. путей сообщения). Каждый департамент состоит в управлении директора, при котором состоят вице-директора, и делится на несколько отделений. Директора департаментов являются прежде всего докладчиками дел министру. Закон предоставляет директорам департаментов и решающую власть, но последняя недостаточно точно выяснена. Директорам департаментов предоставлено собственной властью разрешать дела текущие. Под этим именем Сперанский разумел "те дела, коих предметы периодически или по крайней мере часто, в одном и том же виде, приходят на разрешение начальства". Из текущих дел представляются министру те, которые предполагают переписку с местами и лицами, равными министру, а также те, которые министр почему-либо велит ему представить; засим в отдельных уставах особо указано, какие дела требуют непременно разрешения властью самого министра. Фактически директора представляют на разрешение министра всякое дело, не разрешаемое прямо буквой закона, так как этим путем они слагают с себя ответственность. На разрешение министра обязательно представляются все дела чрезвычайные, т. е. дела, которые не могут быть разрешены силой существующих законов, и особенно важные дела, требующие особенных мер или преследования виновных. III. Совещательные учреждения (совет министра и общие присутствия департаментов) введены в состав М. в 1811 г. В них Сперанский усматривал средство к предотвращению произвола и к обеспечению зрелости соображений, но так как в состав их входили только лица, подчиненные министру или директору департамента, то, по замечанию Трощинского, советы эти очень скоро превратились в "одну только личину". В особенности общие присутствия департаментов на деле не получили никакого почти значения, так что секретный комитет 6 декабря 1826 г. предполагал их, как излишние, отменить. Недостатки совещательных установлений по общему учреждению М. привели, с одной стороны, к видоизменению во многих М. организации совета министра, с другой — к образованию других типов совещательных установлений. По общему учреждению М., совет министра, состоящий под председательством его из товарища министра, всех директоров департаментов и особо назначенных Высочайшей властью членов, полагается в тех М., которые распадаются на несколько департаментов; по усмотрению министра в совет могут быть приглашаемы и посторонние лица (фабриканты, купцы и т. п.). В М. юстиции, в котором два департамента, нет, однако, совета министра, и он имеется в М. народного просвещения, хотя в нем только один департамент. Компетенция совета министра отчасти факультативная (дела, какие министр сочтет нужным внести на обсуждение совета), отчасти легальная (дела, обязательно вносимые на рассмотрение совета: дела законодательного характера; важнейшие распоряжения по хозяйственному управлению — составление условий на подряды, производство подрядов и т. п.; дела административной юстиции — по притязаниям частных лиц к казне и казны к частным лицам; дела по упущениям разных чиновников и о предании их суду). Заключения совета не имеют для министра обязательной силы; но когда министр представляет дело на высшее усмотрение, мнение совета должно быть кратко изложено в его докладе. Согласно общему учреждению М., совет министра образован в М. внутренних дел (с отступлениями относительно дел, поступающих из земского отдела), земледелия, финансов и путей сообщения, а также в главном управлении коннозаводства; в М. земледелия по делам горного ведомства функции совета министра выполняет особый горный совет. Состав и компетенция совета министра в других М. определяются особыми правилами. Совершенно исключительное положение заняли военный совет и адмиралтейств-совет, бывшие первоначально лишь советами министров. Общее присутствие департамента составляется под председательством директора из начальников отделений; к нему прилагаются правила, постановленные в совете министра. В некоторых департаментах (лесном, государственного казначейства, народного просвещения) существуют особые правила об общем присутствии. Из главных управлений общее присутствие имеется только в главном управлении почт и телеграфов; в главных управлениях по делам печати и тюремном общее присутствие заменяют соответствующие советы. За последнее время замечается усиление в министерской организации коллегиального начала, выражающееся в возникновении при разных М. совещательных учреждений иного типа, причем некоторые из них получают и более самостоятельное значение. Этого рода совещательные установления Н. М. Коркунов предлагает разделить на три группы: 1) Советы технические, которые призываются к обсуждению вопросов, требующих особых специальных знаний и опытности. Сюда относятся ученые комитеты, существующие при М. морском, военном, народного просвещения, финансов и земледелия, техническо-строительный комитет при М. внутренних дел, технический комитет при главном управлении казенной продажи питей и неокладных сборов, инженерный совет при М. путей сообщений, лесной специальный комитет, горный ученый комитет. 2) Советы представительные, в которых представлены известные общественные интересы; таковы совет торговли и мануфактур, сельскохозяйственный совет, до известной степени и кустарный комитет. 3) Смешанные советы, в состав которых входят представители от различных М., иногда усиливаемые и представителями общественных интересов. Сюда относятся: советы медицинский и статистический и совещательный ветеринарный комитет при М. внутренних дел, совет по железнодорожным делам при М. путей сообщения и совет по тарифным делам при М. финансов. Из них медицинский совет имеет и распорядительную власть, а советы по железнодорожным и тарифным делам наделены значительной самостоятельностью: если председательствующий в них министр не согласен с мнением кого-либо из представителей посторонних ведомств, дело переносится в комитет министров. Число М. различно в различных государствах и в различное время. Во всех государствах существуют М. внутренних дел, иностранных дел, военное (обыкновенно 2: сухопутных сил и морских), юстиции и финансов. В самостоятельное М. почти везде выделяется также заведование народным просвещением, причем обыкновенно оно соединяется с ведомством исповеданий (Австрия, Бавария, Венгрия, Вюртемберг, Саксония, Франция), но в Италии ведомство исповеданий соединено с М. юстиции; в Пруссии М. народного просвещения и исповеданий ведает и медицинскую часть, которая в других государствах входит в состав М. внутренних дел; в Бельгии ведомства народного просвещения и исповеданий составляют часть М. внутренних дел. М. путей сообщения соединяется с М. публичных зданий (Италия, Пруссия, Франция) или входит в состав М. торговли (Венгрия, Великобритания), причем заведование публичными сооружениями передается иногда в М. внутренних дел (Австрия); в Австрии — специальное М. железных дорог; в Бельгии особое М. железных дорог, почт и телеграфов; в Вюртемберге железные дороги, почты и телеграфы ведает М. иностранных дел, а пути сообщения — М. внутренних дел; в Испании в одном М. объединены ведомства народного просвещения, земледелия, торговли и промышленности, путей сообщений и публичных зданий, а почты и телеграф отнесены к М. внутренних дел. Самостоятельное М. почт существует в Италии, Германии (имперское) и Соединенных Штатах Северной Америки; в Австрии, Венгрии и Франции почтовое ведомство входит в состав М. торговли. Особые М. торговли существуют еще в Великобритании и Пруссии (М. торговли и промышленности); в Италии имеется соединенное М. земледелия, торговли и промышленности. Особое М. казначейства, наряду с М. финансов, существует в Италии. Ср. еще М. двора, земледелия и статьи об отдельных государствах. В России первоначально (1802) учреждены были восемь М.: военных сухопутных сил, морских сил, иностранных дел, юстиции, внутренних дел, финансов, коммерции и народного просвещения. В основу нового распределения М. положен был Сперанским единый план, согласно которому вся область управления распадалась на шесть основных частей: внешние сношения (М. иностранных дел), устройство внешней безопасности (М. военное и морское), устройство внутренней безопасности (М. полиции), устройство суда (М. юстиции), духовное ведомство (главное управление духовных дел) и публичная экономия. Заведование последней возложено на целую систему М. "Публичная экономия заключает в себе, — по словам Сперанского, — две раздельные части: 1) народную промышленность, яко источник всех государственных доходов, 2) доходы или финансы, яко участок произведений народной промышленности, на государственные нужды определенный. Отсюда два М.: внутренних дел и финансов". М. внутренних дел должно было, по мысли Сперанского, ведать: земледелие, промышленность, торговлю, пути сообщений и учебную часть, но для последних двух частей Сперанский находил необходимым образовать два особых М. Заведование финансами должно было распределяться между тремя М.: — финансов, государственного казначейства, ревизии государственных счетов; Сперанский особенно настаивал на отделении ревизии счетов, так как иначе министр финансов "сам некоторым образом в ней был бы истец, ответчик и судья". Эта группировка проведена довольно последовательно в разделении дел государственного управления 27 августа 1810 г. и в учреждении М. 1811 г., по которому образовано было 12 министерств. Но это распределение продолжалось очень недолго. Коренным образом изменилась вся система Сперанского преобразованием М. внутренних дел в М. по преимуществу полицейское и передачей попечения о промышленности в М. финансов. В нашей современной системе М., в отличие от системы М. на Западе, на первом плане стоят интересы фискальные и интересы внешней и внутренней безопасности, тогда как административные задачи, имеющие в виду попечение о народном благосостоянии, не ведаются у нас особыми М., а распределяются между М., ведающими фискальное и полицейское управление. В настоящее время у нас существуют следующие М. и равные им учреждения: 1) М. императорского двора, 2) М. иностранных дел, 3) М. военное, 4) М. морское, 5) М. внутренних дел, 6) М. народного просвещения, 7) М. путей сообщений, 8) М. финансов, 9) М. земледелия и государственных имуществ, 10) М. юстиции, 11) главное управление государственного коннозаводства, 12) государственный контроль, 13) ведомство императрицы Марии и 14) духовное ведомство православного исповедания, обер-прокурором св. синода во главе.
Министерства и главные управления. 1894 г. Расход по всему министерству Расход по центральному управлению М. %-е отношение расходов по центр. управлению М. к расходам по всему М.
М. Императорского Двора

11777065 руб. 96 коп.

M. иностранных дел

4989505 руб. 34 коп.

403057 руб. 49 коп.

8,07%
Военное министерство

226042283 руб. 25 коп.

2459675 руб. 45 коп.

1,08%
Морское министерство

44781235 руб. 76 коп.

1802387 руб. 79 коп.

4,02%
М. государственных имуществ

27119477 руб. 12 коп.

1212205 руб. 65 коп.

4,46%
М. внутренних дел

82735312 руб. 43 коп.

1344198 руб. 22 коп.

1,62%
М. народного просвещения

21807064 руб. 05 коп.

281106 руб. 45 коп.

1,28%
М. путей сообщения

80174846 руб. 40 коп.

1851855 руб. 74 коп.

2,31%
М. юстиции

25721907 руб. 43 коп.

534168 руб. 98 коп.

2,07%
Государственный контроль

4849812 руб. 16 коп.

Главное управление государственным коннозаводством

1503001 руб. 25 коп.

47745 руб. 15 коп.

3,17%
М. финансов

125391793 руб. 18 коп.

2191477 руб. 78 коп.

1,74%
Литература. Общие курсы государственного права; W. М. Torrens, "History of Cabinets" (Л., 1894); Dupriez, "Les ministres dans les principaux pays dEurope et dAmerique" (П., 1892); записки М. Трощинского ("Сборник Русского Исторического Общества", т. III), адмирала Мордвинова ("Чтения в Общ. Истории и Древностей Российских", 1864 г., кн. III), неизвестного ("Архив" Калачова, 1859 г., III); Ивановский, "Коллегиальное начало в министерской организации" ("Ж. юридического общ.", 1895); монографии об ответственности министров (см.). А. Я.


Министериалы, в Средние века   
Министерства   
Министерство внутренних дел