Прогресс

Значение слова Прогресс по Ефремовой:
Прогресс - 1. Поступательное движение, улучшение в процессе развития (противоп.: регресс).
2. разг. Переход на более высокую ступень развития, улучшение в чем-л.

Значение слова Прогресс по Ожегову:
Прогресс - Поступательное движение, улучшение в процессе развития;

Прогресс в Энциклопедическом словаре:
Прогресс - (от лат. progressus - движение вперед) - направление развития,для которого характерен переход от низшего к высшему, от менеесовершенного к более совершенному. О прогрессе можно говоритьприменительно к системе в целом, отдельным ее элементам, структуреразвивающегося объекта. Понятие прогресс противоположно понятию регресс.


акционерное общество, издательская группа, Москва. Образованов 1991 на базе издательства ''Прогресс'', основано в 1931 как Издательскоетоварищество иностранных рабочих в СССР, с 1939 Издательство литературы наиностранных языках, с 1963 ''Прогресс''. В 1982 из ''Прогресса'' выделилосьиздательство ''Радуга''.
автоматические транспортные космические аппараты снабжения,созданы в СССР на базе космического корабля ''Союз'', первый запуск в 1978.Служат для обеспечения длительного функционирования орбитальных станцийпутем доставки на их борт топлива, оборудования, других материалов.

Значение слова Прогресс по словарю Ушакова:
ПРОГРЕСС, прогресса, м. (лат. progressus - продвижение вперед). Движение вперед, совершенствование в процессе развития (книжн.). Прогресс в технике или техники. Нравственный прогресс. Теория прогресса. || Улучшение, развитие чего-н. в благоприятную сторону (разг.). За последние дни в его здоровье замечается бесспорный прогресс.

Значение слова Прогресс по словарю Даля:
Прогресс
м. лат. умственное и нравственное движенье вперед; сила образованья, просвещенья; более в знач. политическом, свобода; взгляд и понятия или притязанья на полную свободу. Прогрессист, -тка, кто держится этого убежденья, идет со временем, веком, враг застоя, косности.

Значение слова Прогресс по словарю Брокгауза и Ефрона:
Прогресс — так обозначается в исторической науке постепенное совершенствование культурной и социальной жизни человечества. В древнейших представлениях разных народов мы встречаемся с верованием в то, что человечество не улучшается, а ухудшается: таков смысл известного классического сказания о смене веков золотого, серебряного, медного и железного. Ранее всего пришли к мысли, что человечество идет вперед в умственном отношении, приобретая новые знания и вместе с ними власть над природой. Такой взгляд высказывали уже многие греческие и римские писатели, иногда при этом выражавшие убеждение, что главные успехи человеческого ума еще впереди. Вообще умственный прогресс наименее подвергался сомнению. В классическом мире господствовало убеждение, что в нравственном отношении человечество, наоборот, только портится. Наконец, в области политической, по представлению античных писателей, совершается постоянный круговорот. У евреев вера в пришествие Мессии была связана с ожиданием лучшего будущего, но впервые о нравственном прогрессе человечества определенно заговорили христианские писатели первых веков нашей эры; новая религия появилась как нравственное обновление человечества. С особенной силой новый взгляд на нравственное совершенствование человечества проявился в некоторых сектах, которые ожидали наступления тысячелетнего царства Иисуса Христа (см. Хилиазм); например, монтанисты, как можно сказать, с Лактанцием, перенесли золотой век язычников из прошедшего в будущее. Классическую идею П. умственного с христианской идеей П. нравственного соединил впервые в своей историко-философской теории блаженный Августин. В средние века идея умственного и нравственного П. встречается время от времени у разных писателей, но, в сущности, они повторяют только то, что было сказано раньше их. Между прочим, в проповеди Вечного Евангелия (секта XIII в.) видную роль играет идея о смене царств трех лиц Св. Троицы, которым соответствуют три постепенно совершенствующиеся откровения: Ветхий Завет, Новый Завет и Вечное Евангелие. Идея прогресса зародилась, таким образом, на почве объективных наблюдений над успехами человеческого ума и на почве субъективных чаяний сердца. Эпоха Возрождения и Реформация не прибавили ничего нового к прежней постановке вопроса; в иных случаях замечается даже поворот к античному представлению. В Италии с XVI по XVIII в., от Макиавелли до Вико, с особой силой возродилась идея исторического круговорота. Во Франции Попелиньер и Боден в XVI в. полемизировали с теми, которые верили в существование золотого века. Еще в XVIII в. Руссо возобновил в своем учении античное представление о том, что человек в умственном отношении прогрессирует, в нравственном же регрессирует. С оживлением умственной деятельности, особенно в XVII в., когда на Западе зародилась самостоятельная философия и наука, мысль об умственном прогрессе сделалась весьма популярной: она встречается у обоих основателей новой философии, Бэкона и Декарта. Во Франции в XVII в. велась литературная полемика, известная под названием "спора древних с новыми", в которой преклонению перед древностью была противопоставлена мысль о совершившемся с тех пор прогрессе. Впервые, однако, лишь в середине XVIII в. появилась мысль о всеобъемлющем прогрессе. Ее не было еще ни у Вольтера ("le monde ira toujours comme il va"), ни в "Энциклопедии". Первый, кто провозгласил, что человечество прогрессирует в умственном, нравственном и общественном отношениях, был Тюрго, который в 1750 г. посвятил идее П. две речи (о выгодах, доставленных человеческому роду введением христианства, и об успехах человеческого ума). После него на точку зрения П. становится целый ряд писателей. Из них во второй половине XVIII в. особенно выдаются Кондорсе, Гиббон, Пристлей, Изелин, Лессинг, Гердер, Кант, Пёлитц и др. Вообще, во второй половине XVIII в. впервые рядом с прогрессом умственным и нравственным был признан и прогресс общественный. О нем весьма определенно говорит уже Тюрго, но только Кант впервые дает ему совершенно самостоятельное значение, заявляя, что на всемирную историю можно смотреть как на постепенное выполнение сокровенного плана природы создать совершенное государственное устройство. После французской революции писатели реакционного лагеря объявили, что идея П. ложна в самой своей основе; зато она была весьма популярна у писателей прогрессивных направлений. Ею тотчас же овладела историческая наука, которая стала рассматривать жизнь общества, как прогрессивное движение. Наиболее видным представителем этой идеи в истории был Гизо. Философия истории, преимущественно в школе Гегеля, превратилась в своего рода теорию прогресса. Эта идея вдохновляла и многих поэтов (Беранже, В. Гюго, Гейне и др.); она была тесно связана с утопическим социализмом С.-Симона и Фурье. Мало того: появилось несколько различных пониманий П., которые уже в 20—40-х годах вызывали полемику. В новый фазис вопрос о П. перешел с возникновением социологии (см.), или положительной науки об обществе, которая должна была дать вопросу о П. чисто научную постановку, без всяких теологических и метафизических предположений. Впервые за это дело взялся Конт, который, однако, стал советовать заменить понятие П. (или совершенствования) понятием эволюции (или развития), т. е. понятия субъективного — чисто объективным (см. Субъективизм в общественных науках и Эволюция). На ту же точку зрения несколько позднее стал и Спенсер. Эволюционная точка зрения лишила идею П. мистического и романтического характера, с каким она выступала в литературе второй половины XVIII и первой половины XIX века; в то же время она дала учению о прогрессе научную опору. В последнем отношении большое значение получил дарвинизм как учение о своего рода "прогрессе в мире животных и растений". До Дарвина П. человечества понимался исключительно в смысле совершенствования идей и учреждений, а с появлением теории великого английского натуралиста была признана и чисто органическая эволюция человечества, сопровождающаяся совершенствованием самой природы человека. Вторая половина XIX в. — эпоха разнообразных попыток построения теории П. (или, что то же, культурной и социальной эволюции). Наиболее научные из них примыкают более или менее к идеям Конта, Дарвина, Спенсера и Маркса, причем авторы этих теорий или держатся больше взглядов одного из этих писателей, или стараются их комбинировать между собой. Конт, подобно своим предшественникам, выдвигает на первый план умственный П. (его теория о трех фазисах естественной эволюции миросозерцаний); на этой же точке зрения стоит Бокль, отрицающий всякий нравственный П. Дарвинисты объясняют исторический П. исключительно по аналогии с эволюцией органических форм, а Спенсер — по аналогии с развитием отдельного индивидуума. С точки зрения Спенсера П. (т. е. социальная эволюция) есть только частный случай эволюции вообще, совершающейся по известному общему закону (см. Спенсер и Эволюция). От Маркса ведет свое начало так называемый экономический материализм (см.), объясняющий исторический П. из эволюции отношений производства материальных благ. В настоящее время нет ни одной теории П., которая могла бы считаться общепризнанной. Относящаяся сюда литература весьма обширна. По истории развития идеи П. см. Н. Кареев, "Идея прогресса в ее историческом развитии" ("Историко-философские и социологические этюды", 1 895), где указаны и другие сочинения, посвященные истории идеи П. Новейшие труды: Blackmar, "The story of human progress" (1897); Crozier, "Civilisation and progress" (1885); Doherty, "Philosophie of history and social evolution" (1874); Federici, "Le leg ge di progresso" (1882); Ferron, "Théorie du progrè s" (1867); De Greef, "Le transformisme social" (1895, перев. по-русски); Kidd, "Social evolution" (1895, перев. по-русски); Spencer — "Progress, its law and causes", "First principles", "The principles of sociology"; Арнольди, "Задачи понимания истории"; Н. Кареев — "Основные вопросы философии", "Историко-философские социологические этюды", "Введение в изучение социологии"; Миртов (Лавров), "Опыт истории мысли", "Цивилизация и дикие племена", "Формула прогресса г. Михайловского", "До человека", "Научные основы истории цивилизации" и др.; Н. Михайловский, "Что такое прогресс?", "Борьба за индивидуальность", "Орган, неделимое, общество", "Что такое счастье?" и др. Более подробный указатель — в книге Н. Кареева "Введение в изучение социологии". Ср. Социология, Философия истории, Субъективизм в общественных науках, Эволюция. Н. К.

Определение слова «Прогресс» по БСЭ:
Прогресс - Прогресс (от лат. progressus - движение вперёд, успех)
тип, направление развития, для которого характерен переход от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному. О П. можно говорить применительно к системе в целом, к отдельным её элементам, к структуре и др. параметрам развивающегося объекта. Понятие П. соотносительно с понятием Регресса.
Представление о том, что изменения в мире происходят в определённом направлении, возникло в глубокой древности и первоначально носило чисто оценочный характер, разрабатываясь главным образом применительно к истории общества. В развитии докапиталистических формаций многообразие и острота политических событий сочетались с крайне медленным изменением социально-экономических основ общественной жизни. Для большинства античных авторов история - простая последовательность событий, за которыми стоит нечто неизменное; в целом же она рисуется либо как регрессивный процесс, идущий по нисходящей от древнего
«золотого века» (Гесиод, Сенека), либо как циклический круговорот, повторяющий одни и те же стадии (Платон, Аристотель, Полибий). Не видит П. в обществе и христианство. Хотя христианская историософия рассматривает историю как процесс, имеющий определённое направление, имеется в виду не имманентный процесс, а движение к некоей провиденциальной цели (см. Провиденциализм), лежащей за рамками действительной истории. Идея исторического П. родилась не из христианской эсхатологии, а из её отрицания. Социальная философия подымающейся буржуазии, отражавшая реальное ускорение общественного развития, была овеяна оптимизмом, уверенностью в том, что
«царство разума» лежит не в прошлом, а в будущем. Прежде всего был замечен П. в сфере научного познания; уже Ф. Бэкон и Р. Декарт учили, что не нужно оглядываться на древних, что научное познание мира идёт вперёд. Затем идея П. распространяется и на сферу социальных отношений (А. Тюрго, Ж. Кондорсе).
Просветительские теории П. обосновали смелую ломку феодальных отношений, на их основе складывались многочисленные системы утопического социализма. Но рационалистические теории П. были чужды Историзму. В них подчёркивалась поступательность исторического развития, однако игнорировались его противоречивость и многообразие форм, а также необходимость предшествовавших стадий развития. П. общества просветители выводили из П. человеческого разума. Их теории имели телеологический характер, возводя в ранг конечной цели истории преходящие идеалы и иллюзии подымающейся буржуазии. Вместе с тем уже Дж. Вико и особенно Ж. Ж. Руссо указывали на противоречивый характер исторического развития. Романтическая историография начала 19 в. в противовес рационализму просветителей выдвинула идею медленной органической эволюции, не допускающей вмешательства извне, и тезис об индивидуальности и несравнимости исторических эпох. Но этот историзм был односторонне обращен в прошлое и часто выступал в роли апологии архаических отношений, Наиболее глубокую в домарксовской мысли трактовку П. дал Г. Гегель, выступив как против просветительского пренебрежения к прошлому, так и против ложного историзма романтической «исторической школы».
История - не простое изменение, а П. в сознании свободы, в котором старое служит необходимым фундаментом для нового. Каждый народ, выполнив свою историческую миссию в качестве временного носителя абсолютной идеи, уступает место другому. Однако, понимая исторический П. как саморазвитие мирового духа, Гегель не мог объяснить переход от одной ступени общественного развития к другой. Общественный П. заканчивается, по Гегелю, прусской монархией, а его философия истории превращается в теодицею, оправдание бога в истории.
Марксистско-ленинская концепция П. исходит из материалистического понимания истории и характеризуется диалектико-материалистическим подходом к проблеме П., выдвижением его объективного критерия. К. Маркс подчёркивал, что «вообще понятие прогресса не следует брать в обычной абстракции»
(Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 736). «... Представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперед, без гигантских иногда скачков назад, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно» (Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 30, с. 6). П. не есть какая-то самостоятельная сущность или трансцендентная цель исторического развития. Понятие П. имеет смысл лишь в применении к определённому историческому процессу или явлению, это всегда П. по отношению к чему-то. Цели, стремления и идеалы людей, в свете которых они оценивают историческое развитие, сами меняются в ходе истории, поэтому такие оценки неизбежно страдают субъективностью, неисторичностью. Как пишет Маркс,
«так называемое историческое развитие покоится вообще на том, что новейшая форма рассматривает предыдущие как ступени к самой себе и всегда понимает их односторонне, ибо лишь весьма редко и только при совершенно определенных условиях она бывает способна к самокритике»
(Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 732).
Объективный критерий общественного П. надо искать в материальной основе общества. Производственные отношения выражают прерывность, дискретность исторического процесса и специфичность его конкретных форм. Напротив, производительные силы развиваются более или менее непрерывно и кумулятивно (хотя и здесь, конечно, бывает понятное движение). К тому же это главная, определяющая сторона общественного развития. Поэтому В. И. Ленин считал интересы развития производительных сил
«... высшим критерием общественного прогресса...» (Полное собрание соч., 5 изд., т. 16, с. 220).
Совершенствование средств и организации труда обеспечивает рост его производительности, что, в свою очередь, влечёт за собой совершенствование человеческого элемента производительных сил, рабочей силы, вызывает к жизни новые производственные навыки и знания и меняет существующее общественное разделение труда. Одновременно с П. техники идёт развитие науки. Наконец, рост производительности труда означает увеличение количества прибавочного продукта. При этом расширяются состав и объём необходимых потребностей человека и изменяются способы их удовлетворения, образ жизни, культура и быт. Более высокому уровню развития производительных сил соответствует и более сложная форма производственных отношений и общественной организации в целом. Степень овладения обществом стихийными силами природы, выражающаяся в росте производительности труда, и степень освобождения общества из-под гнёта стихийных общественных сил, социально-политического неравенства и духовной неразвитости людей - вот наиболее общие критерии исторического П. В свете указанного критерия первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая формации представляют собой закономерные стадии поступательного развития человечества.
Однако процесс этот противоречив, а типы и темпы его различны. Для первобытнообщинного, а также рабовладельческого и феодального обществ характерны вообще крайне медленные темпы развития. Капитализм означает громадное ускорение темпов, но при этом усиливается и обостряется антагонистичность, свойственная развитию эксплуататорского общества. В любом процессе развития существует определённая взаимосвязь между группой ведущих, развивающихся элементов системы и её структурой как целым. Отдельные элементы опережают другие, за ними подтягиваются остальные, и лишь затем меняется структура целого.
В досоциалистических формациях первоначально из-за низкого уровня развития производства, а в дальнейшем также из-за частной собственности на средства производства одни элементы социального целого систематически прогрессируют за счёт других. Это делает П. общества в целом антагонистическим, неравномерным, зигзагообразным (см. Ф. Энгельс, в кн. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 177). П. техники и развитие общественного разделения труда колоссально повышают его производительность. Но оборотной стороной этого является превращение человека в частичного работника, рост отчуждения и эксплуатации. Сравнительно высокий жизненный уровень немногих развитых капиталистических стран достигнут отчасти за счёт беспощадной эксплуатации колоний. Диспропорции наблюдаются не только в развитии разных стран и народов, но и в развитии различных сфер и элементов общественной жизни. Так, К. Маркс отмечал, что
«... капиталистическое производство враждебно известным отраслям духовного производства, например искусству и поэзии» (там же, т. 26, ч. 1, с. 280).
Диспропорция между материальным богатством капиталистического общества и уровнем его духовной культуры особенно заметна в эпоху общего кризиса капитализма. Она находит своё отражение в росте социального пессимизма и многочисленных философских и социологических теориях 20 в., прямо или косвенно отрицающих П. и предлагающих заменить это понятие либо идеей циклического круговорота (О. Шпенглер, А. Тойнби, П. Сорокин), либо
«нейтральным» понятием «социального изменения» (американский социолог У. Ф. Огборн). Широкое распространение получают также различные эсхатологические концепции относительно «конца истории» и пессимистические антиутопии вроде
«Славного нового мира» О. Хаксли или «1984» Дж. Оруэлла. Наряду с ними существуют и казённооптимистические теории П., вроде «стадий экономического роста» У. Ростоу.
Переход от капитализма к социализму в мировом масштабе - генеральная линия общественного П. в современную эпоху. Колоссально ускоряя темпы общественного развития, коммунистическая формация постепенно преодолевает унаследованные от прошлого диспропорции в развитии города и деревни, передовых и экономически отставших стран, людей умственного и физического труда, производительных сил и духовной культуры общества. Т. о., происходит становление нового, коммунистического типа П., свободного от антагонистических противоречий прежних формаций. Однако это процесс отнюдь не автоматический. Обилие задач и недостаточное знание механизма действия законов социалистического общества (которое само отчасти объясняется ограниченностью имеющегося исторического опыта) создают возможность появления элементов субъективизма и волюнтаризма, приводящих к диспропорциям. Сложные проблемы ставят неодинаковость уровня развития и своеобразие исторических традиций стран социалистической системы.
Социалистическое общество, устраняя социальный антагонизм, не отменяет противоречивости развития как такового. В частности, познание законов развития общества - процесс по существу бесконечный; между тем именно степень познания и овладения такими законами определяет меру социальной свободы.
Возникнув на почве социальной истории, понятие П. было в 19 в. перенесено и в естественные науки. Однако здесь, как и в общественной жизни, понятие П. имеет не абсолютное, а относительное значение. Понятие П. неприменимо ко Вселенной в целом, т.к. здесь отсутствует однозначно определённое направление развития, а постулирование такого направления неизбежно приводит к идеализму и религии. Неприменимо понятие П. и ко многим процессам неорганической природы, имеющим циклический характер (см. Прогресс в живой природе). Поэтому проблема критериев П. в живой природе вызывает споры среди учёных.
Лит. Давиташвили Л. Ш., Очерки по истории учения об эволюционном прогрессе, М., 1956; Проблемы развития в природе и обществе. Сб. ст., М. - Л., 1958; Семенов Ю. Н., Общественный прогресс и социальная философия современной буржуазии, М., 1965; Nisbet R. A., Social change and history. Aspects of the Western theory of development, N. Y., 1969; Sklair L., The sociology of progress, L., [1970].
И. С. Кон.


Прогресс - в живой природе, совершенствование организмов или надорганизменных систем в процессе эволюции. Ранее термином «П.» обозначали направление эволюции в сторону усложнения строения. Ч. Дарвин понимал П. как выражение растущей приспособленности организмов к окружающим условиям и их победы в борьбе за существование, которая может достигаться не только усложнением, но и упрощением строения, например у паразитических и сидячих форм (см. Дарвинизм, Естественный отбор). Ясность в применение термина
«П.» внёс А. Н. Северцов (1914, 1925, 1939), предложивший различать биологический и морфофизиологический П., или Ароморфоз. Биологическим П. он называл вызванное приобретением нового приспособления увеличение численности данной группы (вида, рода и т.п.), её расселение за границы ареала и разделение на новые группы (увеличение числа популяций, рас и подвидов - в пределах вида, видов - в пределах рода, т. е. адаптивную радиацию). Биологический П. может достигаться как благодаря ароморфозам, т. е. коренным усовершенствованием организации, и Идиоадаптациям, т. е. частным адаптивным изменениям строения, так и на путях упрощения организации (см. Дегенерация, Катаморфоз). Главная особенность морфо-физиологического П. заключается в накоплении и гармоничном сочетании приспособлений, имеющих очень широкое, часто универсальное значение. Примерами такого П. могут служить эволюция скелета, мозга и сердца у позвоночных, развитие терморегуляции и т.п. Следствиями морфо-физиологического П. являются повышение выживаемости и эволюционной пластичности вида, а также степени целостности и приспособленности особей, видов или др. эволюционирующих единиц.
В дальнейшем представления Северцова о морфо-физиологическом П. разрабатывались советскими (И. И. Шмальгаузен, Г. А. Шмидт, А. Л. Тахтаджян и др.) и зарубежными (Дж. Хаксли, В. Франц, Б. Ренш и др.) биологами. Эволюцию в направлении морфо-физиологического П. подразделили на П. неограниченный, охватывающий эволюцию от простейших живых существ до высшей формы движения материи - человека, и П. ограниченный, т. е. развитие конкретных крупных стволов органического мира. С экологической точки зрения стали выделять П. общий при котором адаптивные возможности расширяются, и П. частный (специализацию), при котором происходит совершенствование адаптации в узких целях. Общий П. характеризуется гармоничным сочетанием эволюции органов путём увеличения числа функций с интенсификацией как старых, так и новых функций (например, эволюция пятипалой конечности стегоцефала до руки человека). Частный же П. характеризуется преимущественно интенсификацией функций при уменьшении их числа (например, эволюция четырёхпалой конечности предков копытных до конечности современных парно- и непарнокопытных). С точки зрения биоэнергетики и совершенства конструкции органов и организмов выделяют биотехнический П., измеряемый такими показателями, как экономичность, эффективность, надёжность. См. также Регресс в природе, Эволюция.
Лит.: Северцов А. Н., Главные направления эволюционного процесса, 3 изд., М., 1967; его же, Морфологические закономерности эволюции, М. - Л., 1939; Шмальгаузен И. И. Пути и закономерности эволюционного процесса, М. - Л., 1939; его же, Проблемы дарвинизма, 2 изд., Л.; 1969; Закономерности прогрессивной эволюции. Сб. ст., Л., 1972; Huxley J., Evolution. The modern synthesis, L., 1963.
К. М. Завадский.
Прогресс - посёлок городского типа в Амурской области РСФСР, подчинён Райчихинскому горсовету. Ж.-д. станция на ветке от Транссибирской магистрали. 13,5 тыс. жителей (1970). Заводы: Амурский светотехнический, стекольный, дорожных машин, железобетонных изделий. Райчихинская ГРЭС.
Прогресс - Прогресс («Прогресс»)
центральное издательство в системе Государственного комитета Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, выпускающее литературу гуманитарного профиля на иностранных языках и переводную литературу на рус. языке. Находится в Москве. Основано в 1931 под названием Издательство иностранных рабочих в СССР; в 1939 переименовано в Издательство литературы на иностранных языках, в 1963 после реорганизации этого издательства и Издательства иностранной литературы получило название «П.».
Издаёт (1974) на 40 иностранных языках (английском, французском, немецком, испанском, арабском и др.) произведения основоположников марксизма-ленинизма, научную, гуманитарную, общественно-политическую литературу, классику и лучшие произведения писателей народов СССР, детскую литературу, книги по искусству, для изучающих иностранные языки - литературу на языке оригинала, а также путеводители, фотоальбомы. В переводе на русский язык выпускает опубликованные за рубежом новейшие значительные труды по общественным наукам, международным отношениям, искусствознанию, лингвистике, современную художественную литературу, уделяя особое внимание изданию произведений писателей стран социалистического содружества. В 1974 издательство выпустило 950 названий, книг и брошюр общим тиражом свыше 24,1 млн. экз., объёмом свыше 382,2 млн. печатных листов-оттисков.
Ю. В. Торсуев.


Прогреметь   
Прогресс   
Прогрессивка