Германия

Германия в Энциклопедическом словаре:
Германия - (Deutschland) - Федеративная Республика Германия (ФРГ)(Bundesrepublik Deutschland), государство в Центр. Европе, омываетсяСеверным и Балтийским морями. 357 тыс. км2. Население 81,2 млн. человек(1993); св. 90% - немцы. Городское население св. 85%. Официальный язык -немецкий. Среди верующих - протестанты (лютеране, св. 50%) и католики.Германия - федерация, в ее составе 16 земель. Глава государства -президент; глава правительства - федеральный канцлер. Законодательныйорган - бундестаг, органы представительства земель - бундесрат. Столица -Берлин, местопребывание президента; местопребывание правительства ибундестага - Бонн (в 1991 принято решение о переводе правительства ибундестага в Берлин до 2000). На севере - Северо-Германская низм. схолмами и озерами, южнее - возвышенности и средневысотные горы (РейнскиеСланцевые горы, Шварцвальд, Тюрингенский Лес, Гарц, Рудные горы),чередующиеся с плато и равнинами. На юге - отроги Альп высотой до 2963 м(г. Цугшпитце). Климат умеренный, переходный от морского кконтинентальному. Средние температуры января на равнинах от 0 до -3 .С, вгорах до -5 .С, июля соответственно 16-20 .С, 12-14 .С. Осадков 500 - 800мм в год, в горах 1000 - 2000 мм. Крупные реки - Рейн, Везер, Эльба, Одер.На юге - Боденское оз. Ок. 30% территории занято лесами. Национальныепарки - Баварский Лес, Берхтесгаден; многочисленные резерваты, памятникиприроды. В древности на территории Германии жили германцы. Племенные союзыалеманнов, баваров, тюрингов, саксов и др. были включены в 6-8 вв. воФранкское государство. В результате его раздела (843) было созданоВосточно-Франкское королевство, на основе которого сформировалось в 10 в.раннефеодальное королевство Германии. В 962 с завоеванием германскимкоролем Оттоном I Сев. и Ср. Италии образовалась ''Священная Римскаяимперия'' (до 1806). В 10-15 вв. была захвачена часть земель славян иприбалтийских народов. Реформация, Крестьянская война 1524-26, а такжеТридцатилетняя война 1618-48 усилили децентрализацию Германии, фактическираспавшейся на отдельные государства (княжества). В 18 в. возвысилисьАвстрия и Пруссия. Они участвовали в войнах кон. 18 - нач. 19 вв. противреволюции, а затем наполеоновской Франции и были разгромлены Наполеоном I(1806). В созданном решением Венского конгресса 1814-15 Германском союзеглавенствовала Австрия. В 1848-49 произошла революция (потерпелапоражение). Объединение Германии (Бисмарком) было осуществлено ''сверху''(без Австрии); его важнейшие этапы: создание (после победы Пруссии вавстро-прусской войне 1866) Северогерманского Союза (1867) ипровозглашение после франко-прусской войны 1870-71 Германской империи(1871). В 1875 создана единая Социал-демократическая партия. В 1914Германия развязала 1-ю мировую войну, в ходе которой возглавлявшийсяГерманией военный блок (германо-австрийский) потерпел поражение. Германияподписала Версальский мирный договор 1919. Ноябрьская революция 1918привела к свержению монархии и установлению республики (т. н. Веймарскаяреспублика). В 1933 в Германии установлена фашистская диктатура во главе сГитлером. Германия захватила Австрию (1938), Чехословакию (1938-39),развязала 2-ю мировую войну, 22 июня 1941 напала на СССР. 8 мая 1945фашистская Германия, разгромленная антигитлеровской коалицией при решающейроли СССР, безоговорочно капитулировала. Территория Германии быларазделена на советскую, американскую, английскую и французскую зоныоккупации. Принципы послевоенного устройства Германии - еедемилитаризация, денацификация, демократизация - были определеныБерлинской конференцией 1945. В сентябре 1949 было созданозападно-германское государство - Федеративная Республика Германии. Воктябре 1949 в восточной части Германии провозглашено создание ГерманскойДемократической Республики. Период раздельного существования двухсуверенных германских государств продолжался до октября 1990. 12 сентября1990 в Москве подписан Договор об окончательном урегулировании в отношенииГермании. В соответствии с принятым Народной палатой ГДР (высший органгосударственной власти) решением 3 октября 1990 ГДР присоединилась к ФРГ,в результате образовалось единое германское государство. У власти (с 1982)каолиция партий ХДС/ХСС и Свободной демократической партии (СвДП).Германия - высокоразвитая индустриальная страна. В структуре ВВП (1992)доля промышленности и строительства составляет 33,6%, сельского и лесногохозяйства св. 2%. Добыча бурого (1-е место в мире) и каменного угля,нефти, природного газа, полиметаллических руд, калийной и повареннойсолей. Производство электроэнергии, главным образом натеплоэлектростанциях (ок. 1/4 на АЭС). Черная и цветная металлургия,разнообразное машиностроение: станкостроение, электротехника ирадиоэлектроника, приборо-, автомобиле-, судостроение и др. Мощнаяхимическая и нефтехимическая промышленность. Развиты деревообрабатывающая,легкая, пищевкусовая промышленность, производство изделий из фарфора,музыкальных инструментов. Высокоинтенсивное сельское хозяйство спреобладанием отраслей животноводства (свиноводство и молочноеживотноводство). Растениеводство специализируется на производстве зерна(пшеницы, ячменя и др.), сахарной свеклы, картофеля. Хмелеводство.Виноделие. Рыболовство. Длина (1991, тыс. км): железных дорог 91,4,автодорог 496,6. Тоннаж морского торгового флота 5,6 млн. т дедвейт(1992). Главные морские порты: Гамбург, Бремен, Бремерхафен,Вильгельмсхафен, Любек, Росток - Варнемюнде. Экспорт: машины,оборудование, химические продукты, изделия легкой промышленности. Основныевнешнеторговые партнеры - страны ЕЭС, США, Россия. Денежная единица -марка ФРГ.

Значение слова Германия по словарю Брокгауза и Ефрона:
Германия — союз государств или союзное государство [Мы не останавливаемся решительно ни на одном из этих терминов (Staatenbund. Bundesstaat), потому что Германская империя, как будет объяснено ниже, не подходит вполне ни под тот, ни под другой.] в средней Европе, между 47°16 и 55°53 с. ш. и 5°52 и 22°42 в. д. от Гринвича; пространство — 540519 кв. км (выключая заливы — Haffe — Балтийского и Северного морей и немецкую часть Констанцского озера), что составляет 1/18 всей Европы, 1/250 материка и 1/850 всего земного шара. Наибольшая длина ее — от ЮЗ до СВ; разница во времени между самым восточным и самым западным пунктами — 1 ч. 8 мин. Г. имеет немного естественных границ. Она граничит: на С — с Северным, или Немецким, морем, с Данией и Балтийским морем; на В — c Россией, на ЮВ и Ю — c Австрией и Швейцарией, на ЮЗ — c Францией и на З — с Люксембургом, Бельгией и Голландией. Длина береговой линии Г. составляет едва 1/3 всей остальной границы. Естественных портов, по причине мелководья, Г. не имеет, за исключением восточных берегов Шлезвиг-Голштинии, где есть глубоко вдающиеся в материк заливы. Здесь-то, именно в Киле, устроена прекрасная гавань для военных броненосцев. Все остальные портовые города Г. находятся у устьев рек. Берега Северного (Немецкого) моря подвержены сильным наводнениям при восточных ветрах, совпадающих с высокими приливами. Нередко море не только затопляло материк, но образовывало новые заливы, напр. Долларт в 1276 г.; в других случаях береговая полоса обращалась после наводнения в ряд о-вов, которые, в свою очередь, постепенно разрушались волнами; так, на берегу вост. Фрисландии ныне осталось только семь о-вов, из которых наиболее известен Нордерней, славящийся морскими купаньями; из о-вов же Сев. Фрисландии, на западном берегу Шлезвига, самый значительныйСильт. Берега Северного моря уже давно ограждаются громадными плотинами. Песчаные мели, окружающие берега Северного моря, делают доступ в гавани невозможным без руководства опытных лоцманов; даже около скалистого о-ва Гельголанд, в 1890 г. уступленного Англией Г., море сильно мелеет. У низменных берегов Балтийского моря встречаются незначительные песчаные мели и очень мало о-вов; значительнейшие из них: Альзен и Фемерн — против берегов Шлезвиг-Голштинии — и Рюген, у Померании. Балтийское море не имеет заметных приливов и у берегов зимой покрыто льдом, запирающим герм. гавани и прекращающим навигацию на несколько месяцев в году. Три залива (гафа) этого моря, у устьев больших рек, в сущности, не заливы, а только лиманы, или расширенные устья рек. Одергаф отделен от моря двумя о-вами; Одер впадает здесь в море тремя рукавами, из которых средний, Свине — самый значительный. Фришгаф образуется Ногатом, притоком Вислы, и Прегелем, и соединяется с морем посредством Пиллауского пролива. Куришгаф, образуется Мемелем, наз. в России Неманом. Длинные и узкие наносные полосы, или пересыпи (Nehrungen), лежат между этими гафами и Балтийским морем, берега которого сильно углубляются в материк и образуют заливы: Любекский, Померанский, Рюгенский и полукруглый Данцигский залив. По берегам Северного и Балтийского морей Г. имеет много маяков. По физическому строению Г. делится на 2 совершенно различные части. Северная, и наибольшая, часть представляет однообразную равнину, покрытую слоями новейших формаций, с врезающимися в них небольшими площадями третичной и вторичной формаций. Южная же и средняя Г. имеют очень разнообразную поверхность и геологическое строение. Здесь встречаются обширные плато, как, напр., Баварское, тянущееся у подошвы Альп, плодородные прирейнские равнины, горные цепи и отдельные невысокие группы гор. Геологическое строение соответствует разнообразию поверхности. Древнейшие горные породы в Г.: гнейсовая, сланцевая и гранитная; они составляют Баварское плато и входят также в состав Саксонских скал; отдельными группами скалы эти встречаются среди Вогезов и Шварцвальда и перерезаются долиной Рейна. Скалы силурийской эпохи редко находятся в Г.; но девонская формация занимает значительное пространство, образуя высокое плоскогорье Таунуса, Гундсрюка и Эйфеля и к З углубляясь в Бельгию. Скалы каменноугольной эпохи, с богатыми залежами угля, покрывают отдельные площади, по преимуществу, северо-западной и юго-вост. Г., особенно часто в Вестфалии, Саксонии, Верхней и Нижней Силезии. Триасовая формация занимает большую часть западной Г.: она тянется от Ганновера до Базеля и от Меца до Байрейта; южная часть этого обширного бассейна ограничена поясом Юрских скал, окаймляющих Дунайскую равнину в Вюртемберге и Баварии. Скалы меловой формации встречаются местами, по преимуществу, в северной Г. Более древние третичные формации отсутствуют, кроме эоценовых Альп, входящих в Баварскую область; но миоценовые отложения многочисленны, и пласты их содержат ценные жилы лигнита. Обширные равнины сев. Г. покрыты ледяным наносом, достигающим до 450 м н. ур. м. Во многих местах находятся также следы вулканических образований различных периодов. Между ними самые известные третичные и послетретичные лавы Эйфеля и Зибенгебирге; другие, более древнего периода, встречаются вдоль южных склонов Гарца. Высочайшие горы Г. — Северно-Тирольские, или Баварские, Альпы находятся на австрийск. границе; одна из вершин их, Цугшпитце, в 2567 м н. у. м. — высочайший пункт в Г. Верхне-Германская равнина, постепенно склоняющаяся к С от Альп, отделяется на Ю от Швейцарской равнины Констанцским, или Боденским, озером (398 м н. у. м), а на В — отделяется от холмистых областей Австрии рекой Инном. Средняя высота равнины около 550 м. Равнина эта отличается плодородием и изобилует большими топями и болотами, называемыми там мхами (Moose). Вдоль левого берега Дуная от Регенсбурга тянутся гряды гранитных скал, назыв. Баварским лесом (Bayerischer Wald), составляющим ветвь Богемского Леса (Bö hmischer Wald). Вершины Баварского Леса достигают 1200 м, а Богемского — 1460 м в. Невысокие юрские плато окаймляют долину Дуная выше Регенсбурга, склоняясь к Неккару. Центр этой возвышенной страны составляют Суровые (по климату) Альпы (Rauh Alp). К С и СВ Юрское нагорье известно под именем Франконской Юры, к З, между Майном и Неккаром, тянутся холмы или низкие нагорья. На ЮЗ южные вершины Шварцвальда склоняются к долине Рейна и к Юре; высочайшая вершина их — Фельдберг, 1494 м в. К С Шварцвальд переходит в нагорье Неккара (средн. выс. 300 м). Между Нижним Неккаром и Майном высится Оденвальд; продолжение его известно под именем Шпессарта. Западную границу Верхнерейнской долины составляют Вогезы; их гранитные вершины поднимаются над красными триасовыми скалами; из них Зульцер-Вельхен 1430 м. К Ю Рейнская долина соединяется с Ронской низменностью, известной под именем Мюльгаузенских, или Бельфорских, Ворот, а Вогезы сливаются на С с Гаардтским нагорьем. К Ю от Майнца горы, по большей части, покрыты виноградниками, и значительно ниже предыдущих, только Доннерсберг возвышается на 690 м; с З к ним примыкает возвышенная Лотарингская равнина, богатая залежами железняка или сидерита и каменноугольными копями Саарбрюкена. Между долиной Рейна, от Бингена до Бонна, и долиной Мозеля много извилистых проходов, вымытых течением рек. Бесплодная, малонаселенная сплошная возвышенность Эйфель, местами покрытая топями, к З незаметно переходит в Арденские горы. Вдоль правого берега Рейна тянутся безлесные холмы, разъединяющие долины Зига и Лана. Южные склоны Таунуса (880 м), богатые минеральными ключами: Эмс, Наугейм, Лан, Гомбург, Соден, Висбаден и др., и виноградниками. К С от Таунуса лежит самый обширный в Г. Вестфальский угольный бассейн. На Ю Гессенской холмистой страны встречаются отдельные группы гор: Фогельгебирге (770 м) и Рен (950). К В от них тянется горная цепь, называемая Тюрингенским лесом, севернее его обширная плоская возвышенность, окаймленная с С Гарцем, богатым минералами; высочайшая вершина его Брокен (1140 м). К З от Гарца цепь Везерских гор, скорее холмов. Тевтобургский Лес, горный кряж между Везером и Эмсом, идет до Оснабрюка и на В соединяется посредством Франкенвальдского нагорья с Фихтельгебирге, а этот — с Рудными горами (Erzgebirge); к ним с В примыкает плоскогорье, известное под именем Саксонской Швейцарии каменоломни ее доставляют строительный материал для значительной части Г. Силезия отделяется от Богемии Исполинскими горами (Riesengebirge) с вершиной Шнекоппе (1605 м). Вдоль восточной подошвы этих гор идет главный путь в Богемию, через проход Ландшут. ДалееСудетские горы, среди которых Альтфатер достигает 1220 м. Восточная ветвь этой группы, называемая Гезенке, постепенно склоняется к долине Одера, где идет большой торговый путь к долине Дуная — Моравские ворота. Сев.-Германская равнина также не везде однообразна, и на ней встречаются параллельные ряды низких гор, между ними: Силезские, с каменноугольными копями; Флеминг, и Люнебургер-Гайде. Вдоль Балтийского моря, но не достигая берегов его, лежит Балтийская сплошная возвышенность, самая восточная часть которой называется Прусской озерной возвышенностью (Seenplatte); некоторые вершины ее, близ русской границы, достигают 300 м в. Близ Данцига находится самая высокая вершина Померанской озерной возвышенности, Турмберг, 334 м; далее к З — Мекленбургское озерное плато, а лесистые вершины Шлезвиг-Голштинских холмов. Самые низменные равнины Г., за исключением морского прибережья, лежат в центральной области, между 52° и 53° сев. шир., где Висла, Нетце, Варта, Одер, Шпре и Гавель образуют обширные болотистые низменности — (B rü che), осушенные в последнее столетие; на них, к ЮВ от Берлина, находится Шпревальд, одно из живописнейших мест Г. На Сев.-Германской равнине много торфяных болот; значительнейшие в Ольденбурге и вост. Фрисландии. Реки. Г. изобильно орошается реками, которые и принадлежат к 9 речным системам: Немана (Мемеля), Прегеля, Вислы, Одера, Эльбы, Везера, Эмса, Рейна и Дуная; но только Прегель, Везер и Эмс текут исключительно в Г., и Одер по бол. части. Главнейшая река Г., Рейн, не имеет там ни верховья, ни устья; только от Базеля до Эммериха течет он по Г. на протяжении 860 км — 4/7 своего течения. От Констанцского оз. до Базеля он образует границу между Г. и Швейцарией. Рейн в Г. везде судоходен; притоки же его: Неккар, Майн, Лан, Липпе, Рур и Мозель судоходны в большей части их течения. Дунай берет начало в Г., но только 1/5 его течения принадлежит ей; судоходен до Ульма, судоходны также и его притоки: Лех, Изар, Инн и Альтмюль. Эмс берет начало на южном склоне Тевтобургского Леса и впадает в Доллартский зал.; вдоль нижнего течения его тянутся обширные топи (Moorl ä nder), с которыми Эмс соединен каналами для перевозки торфа. Везер, образующийся из Фульды и Верры, принимает в себя судоходные притоки: Аллер и Лейне, но большие суда не могут доходить здесь до Бремена. Эльба вступает в Германскую территорию близ Ауссига и судоходна до самого своего соединения с Велтавой (Moldau). Судоходные притоки Эльбы: Заале, Гавель, Шпре, Эльда, Зуда и др. Одер судоходен от Ратибора и принимает судоходные притоки: Глац-Нейссе и Варту. Висла только нижним течением своим принадлежит Г. Прегель принимает в себя Алле. Неман (Мемель) судоходен от самой русской границы. Озер довольно много в Г.; наибольшее из них, Боденское, или Констанцское, лежит на высоте 398 м н. у. м., но оно только одной своей стороной прилегает к Г. Наибольшие из вполне германских озер: Хиемзе, Аммерзе и Вюрмзе, или Штарнбергзе (все в Баварии); множество мелких озер среди Баварских Альп; на Сев.-Герм. равнине более 500 озер, занимающих площадь в 8400 кв. км; наибольшее из них: Одергаф (1240 к. км), Фришгаф (1112 кв. км) и Курншгаф (2100 км). Мурицзее — значительнейшее на Мекленбургском плато; на Прусском же (Preuss. Seenplatte) — Шпирдингзе и Мауэрзее. Климат Г. частью континентальный, частью морской. Колебания температуры довольно значительны, но могли бы быть еще значительнее, если бы Г. не была защищена с Ю возвышенными плато и горными хребтами. С З ничто не мешает доступу теплых и влажных ветров с Атлантического океана, которые иногда доходят и до восточных областей Г. Самые теплые области Германской империи — северная часть Рейнской долины и Неккара, Майна и Мозеля, где повсеместно возделываются виноградники. Средняя годовая температура здесь от 9°—10°С, июля — около 19°, января около 0°. Сильные морозы и продолжительный санный путь редки. В вост. части равнины северной Германии зима не холоднее, чем на Рейне, но лето гораздо прохладнее; ноль имеет сред. темп. 17°, а на островах даже и ниже. Восточная часть Сев.-Герман. равнины имеет более теплое лето, чем западная; но зима гораздо холоднее, январь от — 2 до — 5,5; средняя годовая от 6° до 8°. Южная Г. (за исключением долин Рейна и его притоков) немногим теплее северной., что зависит от высоты. Обширное Баварское нагорье холоднее средней Г. (Мюнхен); годовая темп. 7,5, январь — 3,0, июль 17,3, Лейпц.: годов. 8,5, январь — 1,2, июль 18,0) Кроме того, теплые ветры с Ю и З не имеют удобного доступа в южную Г. Дождя в Г. выпадает вообще достаточно, среднее количество за год 610 мм на равнине северной Г., 690 в средней и 82 0 в южной; общая средняя 720 мм, или в 1,5 раза более средней для Европейской России. На многих станциях Баварских Альп, Гарца, Шварцвальда и Вогез выпадает более 1300 мм, а на вершинах Вендельштейн (Бав. Альпы) и Броккен (Гарц) более 1700 мм. Всего менее осадков (менее 500 мм) выпадает в долине Рейна между Шварцвальдом и Вогезами и в Мекленбурге. Несколько более 500 мм выпадает в Бранденбурге, Саксонии, Лузации, Тюрингии, западной Пруссии, Познани и Нижней Силезии. Везде в Г., за исключением СЗ, преобладают летние осадки, самый дождливый месяц июль, на берегах Немецкого моря особенно дождлива осень; здесь решительно преобладают обложные дожди, грозы сравнительно редки; они часты летом в остальной части Г., особенно в предгорьях. Там же есть места, подверженные частым и опустошительным градобитиям. Почва Г. довольно плодородна; из всей площади ее территории только 8 % неудобных земель. Нижеследующая таблица показывает приблизительное распределение удобных земель в % всей площади.
Государства и области %
Гессен 96,0
Вюртемберг 95,6
Бавария 93,8
Тюрингия 93,7
Саксония 93,0
Пруссия, включая сюда менее значит. госуд. Север. Германии 91,7
Эльзас-Лотарингия 90,9
Баден 89,4
Вся Германия 92,3
Распределение удобных земель:
Государства и области Пашни % Луга и пастбища % Лес %
Саксония 55,2 13,2 27,6
Тюрингия. 52,6 9,3 31,8
Гессен 51,6 12,8 31,6
Пруссия (одна) 50,7 18,3 22,7
Эльзас-Лотар. 48,5 11,6 30,8
Вюртемберг 47,8 17,3 30,5
Бавария 42,1 17,5 34,2
Баден 37,9 17,7 33,8
Вся Германия 49,0 17,6 25,7
По последнему официальному отчету (1883 г.) почва Г. подразделялась след. образом (в гектарах, 1 га = 0,915332 русск. дес.): под пахотной землей, виноградниками и др. жатвен. растениями — 26311968 гект.; под сенокосами, лугами, постоянными пастбищами и пустошами — 10944570 гект.; под лесом и рощами — 13908398 гект.; остальн. — 2860149 гект. К 5 июня 1882 г. число отдельных односемейных ферм было:
Менее 1 1—10 10—100 Свыше 100 Итого
гектаров
2323316 2274096 653941 24991 5276344
Фермы эти кормили 18840818 чел., из которых 8120518 чел. работали на этих фермах. Площадь под разными хлебами и растит. произв. за посл. годы (в тысячах гектаров).
  1887—88 1890—91
Пшеница 1920 1960
Рожь 5842 5820
Ячмень 1731 1667
Овес 3810 3904
Гречиха 213 195
Картофель 2918 2906
Сено 6911 5910
Свекла (кормовая) 384 399
Виноград 120 120
Табак 21 ?
Хмель 47 45
Одни и те же хлебные растения возделываются во всей Г.; только на С и В ее преобладает рожь, овес и ячмень, а на Ю и З — пшеница; сеют также, в нек. областях, полбу, просо и кукурузу. Вообще почва Г. возделана прекрасно; трехпольная система, бывшая там прежде в общем употреблении, за небольшими исключениями теперь оставлена. В сев. Г. распространена смешанная голштинская хозяйственная система (Koppelwirtschaft), по которой земли, бывшие несколько лет под хлебами, оставляются на 2 или 3 года под пастбища. В Южной Г. принята плодопеременная система. Однако, Г. не может обойтись без ввозного хлеба, особенно ржи. Картофель разводится в огромном количестве и употребляется для пищи и для винокурения, особенно в вост. Г. Восточная часть Пруссии, Мекленбург и Саксония выкуривают вместе три четверти алкоголя, производимого в Г. Свекловица возделывается во многих областях для производства сахара, которое сильно увеличилось за последние 10 лет, особенно в прусской Саксонии, Ганновере и Брауншвейге. Лен в конопля возделываются в несколько меньшем количестве, чем прежде; их не достает для внутреннего рынка. На юге Г. процветает хмелеводство. Хмель и пиво принадлежать к числу главных предметов германской вывозной торговли. В 1889—90 оплачено было акцизом 1151062000 гектолитров пива. В 1888—89 г. в областях, подлежащих акцизному сбору, пива, средним числом, приходилось на человека 77 л (в Пруссии — 69 л, в Саксонии — 117 л, в Баварии — 2 45 л, в Вюртемберге — 156 л, в Бадене — 93 л, в Эльзас-Лотарингии — 48 л). Винокуренных заводов было (1888—89) 65652, производящих 2727000 гкл алкоголя. Возделывание табака особенно значительно в рейнских провинциях. Виноград возделывается вдоль Рейна, от Базеля до Кобленца, особенно на холмах бывшего Нассауского герцогства (вина рюдесгеймское, гохгеймское, иоганисбергское). Лесоводство ведется в Г. по научному методу и находится под покровительством государства. На С, вдоль берегов Балтийского моря, растут дуб и бук; далее в глубь материка преобладают береза и хвойные деревья, особенно сосна. В горных лесах, кроме повсеместно распространенных сосны, ели и лиственницы, встречаются бук, дуб и серебристый тополь; каштаны растут во множестве на террасах Рейнской долины и в Швабии и Франконии. Северо-зап. Г. бедна лесом; топливом служит здесь торф, имеющийся в изобилии. Луга и пастбища Г. превосходны, особенно в Померании, Голштинии и Ганновере. Домашнего скота имелось, по статистическим данным 1888 г.:
  Число Стоимость в тыс. мар.
Лошадей 3522546 1678662
Мулов и ослов 9795 990
Рогатого скота 15786764 3074264
Овец 19189716 806583
Свиней 9206195 476699
Коз 2640994 39660
Ульев 1911797 368206
Итого 5945064
Лошадей особенно много в восточной и западной Пруссии, Вестфалии и Саксонии; рогатого скота — в Баварии и Вюртемберге. Общее число овец только в России и в Англии больше, чем в Г.; однако шерсти ее хватает для внутреннего рынка. Наибольшее число свиней — в средней Г., а именно в Саксонии, Вестфалии и на Нижнем Рейне, откуда вывозится много окороков и колбас; но ввоз свиней в Г. превышает вывоз на 600—800 тыс. годов ежегодно. Пчеловодство сильно развито. Шелководство не прививается в Г. Дикими животными Г. не богата; из них везде встречаются: лисицы, куницы, хорьки, барсуки, изредка волк, косуля, олень, кабан, заяц и кролик. В лесах и болотах много дичи. Рыболовство незначительно; ловлей сельдей и трески занимаются прибрежные жители Северного и особенно Балтийского морей; отсюда вывезено было (1889) свежей рыбы на 5256000 мар., а ввезено на 17047000; соленой рыбы ввезено (1889) на 31963000 мар., копченой и др. на 6500000 м. Г. богата минералами; все полезные металлы находятся здесь в изобилии, вследствие чего она является одним из главнейших промышленных государств в свете, наравне с Францией и Соед. Штатами, и только Англия стоит, в этом отношении, выше ее. Большая часть горных богатств Г. добывается в Пруссии, а именно: в Вестфалии, Рейнских провинциях и Силезии — каменный уголь и железо; в Гарце — серебро и медь; в Силезии — цинк; в провинции Саксонии — уголь, железо и серебро; в Эльзасе — камен. уголь. Ежегодное добывание их видно из нижеследующей таблицы:
  Метрич. тонн (в тысячах)
1886 г. 1890 г.
Каменный уголь 58057 70194
Лигнит (бурый уголь) 15626 19042
Железная руда 8486 11410
Цинковая 705 59
Свинцовая 158 168
Медная 496 596
Каменная соль 444 557
Калиевые соли 945 1175
Другие минералы 286 271
Всего их добыто было (1890) в Г., вместе с Люксембургом, на сумму 726 млн. мар. Следующая таблица показывает количество добытых минералов (1889) в тыс. метр. тонн, стоимость их в тысячах мар., число плавилен и рабочих рук, занятых горным производством: 1 — Колич., 2 — Стоимость, 3 — Горн. заводы, занятые производством, 4 — Среднее число рабоч. рук, 5 — Гл. образ., 6 — Частью.
  1 2 3 4
5 6
Чугун 4525 217371 102 6 23985
Цинк 136 42335 29 3 8963
Свинец 101 25490 14 11 2976
Медь 25 28109 8 5 3271
Сера и серн. кисл. 482 14378 65 18 4469
Тонны
Серебро 403 60818 7 16 2451
Кроме вышеупомянутых минералов, добыто было (1889) 1958 кг золота, на сумму 5465508 мар. Никеля, висмута, купороса и др. химических продуктов получено было 26145 тонн, на сумму 9570037 мар. Общая сумма производства горных заводов в Г. (1889) равнялась 400650958 марок. Количество обработанного железа — 4835063 метр. тонны, на сумму 685920000 мар. Делом этим заняты были (1889) 1491 горн. завод (включая и сталелитейные) и 185329 рабочих, не считая 37761 рудокопа. Добыванием каменного угля и лигнита заняты были (1889) 271094 рудокопа. 6 каменноугольных бассейнов занимают в Г. пространство около 10000 км; из них главнейший — в бассейне Рура. Большие залежи лигнита встречаются по всей Г.; значительнейшие — в бассейне Заале, между Альтенбургом и Гарцем. Каменного угля и лигнита получается достаточно для внутреннего рынка; однако, 2 мил. тонн каменного угля ежегодно привозится в Г. из Англии и ок. 2,5 мил. т. лигнита — из Богемии. В свою очередь, Г. вывозит ежегодно около 3 мил. т. угля в Голландию, Францию и Швейцарию из копей бассейнов Рура и Заара, а из Верхнесилезского бассейна — около 1 млн. тонн в Австрию и Россию. Графит добывается только в Нижн. Баварии; асфальт — близ Ганновера и Брауншвейга и в Эльзасе. Нефть найдена, в небольшом количестве, близ Люнебурга и в Эльзасе. Железные руды в изобилии (около 35% — бурый железняк, 25% — шпатовое железо, 18% — черные и 10% — красные железн. руды и магнитное железо), но, за редкими исключениями, вдали от каменноугольных копей, что замедляло производство чугуна, которое теперь, однако, как и вообще железное и стальное производство, развивается. Особенно большие успехи сделала Г. в сталелитейном деле, главнейшее производство которого сосредоточено на знаменитых заводах Крупна в Эссене и Бохуме. Производство стальных рельсов не только удовлетворяет огромный внутренний спрос, но позволяет вывозить большое количество их за границу. Железные изделия, производство которых сосредоточено, по преимуществу, в Золингене, Гейльбронне и Эсслингене, также служат одним из главных предметов вывозной торговли. В машинном производстве Г. занимает 1-е место в Европе после Англии; в фабрикации земледельческих машин она успешно конкурирует с Англией; в кораблестроении Г. также сделала большие успехи — все военные корабли ее строятся дома. Серебра добывается в Г. более, чем в каком-либо другом европейском государстве, и количество его растет с каждым годом. Серебро и золото промываются из руд в Фрейберге (Саксонии) и в Гарце; кроме того, серебро извлекается также из медных и свинцовых руд в Верхней Силезии и в округах Мерзебург, Ахен, Висбаден и Арнсберг. Свинец добывается, по большей части, близ Ахена, в Гарце, в Нассау, в Саксонии и в округе Арнсберг, и составляет один из значительных предметов вывоза. Медь встречается в большом количестве, но ее все же не хватает для внутреннего рынка. Горы Гарца и окрестности Мансфельда доставляют 5/6 всего добываемого количества меди. Около 90% всего добываемого в Европе цинка доставляют Г. и Бельгия; 7/10 всего немецкого цинка добывается около Бейтена, остальное — в Вестфалии и прирейнских провинциях. Большие залежи горной соли; половину всего количества ее дают Саксония, Тюрингия, Ганновер и Ангальт. Большие солеварни в Стржалкове (в Познани), меньшие — близ Дортмунда, Липпштадта и Миндена (в Вестфалии). Соль добывается также в Вюртемберге (около Галля, Гейльбронна и Роттвейля), в Баварии (у подошвы Альп, близ Фрейлассинга и Розенгейма), в Гессене, Бадене, Верхнем Пфальце и Лотарингии. Калиевые соли добываются в Ангальте. В области фбрч. промышлен. Г. занимает одно из первых мест в Европе. Железное производство сосредоточено, главным образом, в Пруссии, Эльзас-Лотарингии, Баварии и Саксонии; стальное — в прирейнской Пруссии. В Саксонии, Вестфалии и Силезии преобладают фабрики льняных и других ткацких изделий; в Эльзас-Лотарингии, Вюртемберге и Бадене — хлопчатобумажных изделий, которых, однако, не достает для внутреннего рынка. Фабрик шерстяных изделий особенно много в прусских провинциях; шелковое производство развито в прирейнской Пруссии, Эльзасе и Бадене. Сахарные заводы в Пруссии, Брауншвейге и Ангальте; стеклянные и фарфоровые заводы в Силезии, Тюрингии и Саксонии; фбр. часов и деревянных изделий в Вюртемберге и Баварии; пивовар. зав. во всей Г., особенно в Баварии и Пруссии. Следующая таблица показывает число занятых различными фабричными произв. в разных государствах Г., на 10000 чел. (1882): 1 — Железное производство, 2 — Машины и инструменты, 3 — Ткацкое, 4 — Писчебумажное, 5 — Кожевенное и гуттаперч., 6 — Деревянные изделия.
  1 2 3 4 5 6
Пруссия 89,3 71,8 156,9 17,9 24,6 91,0
Бавария 69,4 66,6 114,7 16,6 20,6 107,0
Вюртемберг 88,9 87,2 171,6 27,8 82,6 128,2
Саксония 91,1 138,9 781,8 61,0 31,9 137,7
Баден 68,6 94,4 152,2 25,8 30,7 119,6
Эльзас-Лотарингия 83,5 100,6 468,6 20,4 20,3 110,1
Германская империя 85,4 78,7 201,8 22,2 26,9 103,9
Население Г., по последней переписи (1890) — 49416476 чел., по 91 чел. на 1 кв. км; в 1885 г. оно составляло только 46855704 ч. Ежегодный прирост составляет от 0,70 до 1,14%, понижаясь до 0,61%, только в год Франко-Германской войны. В 1885—90 г. наибольший прирост населения был в средней Германии (Саксония, Ангальт, Брауншвейг), уменьшение же населения замечалось только в Мекленбург-Стрелице. Число обитаемых домов в Г. (1885) — 5630304; хозяйств — 2999558; 43,7% всего населения (1885) жили в городах с населением в 2000 ч. и более (в 1880 г. — только 41%). Мужчин в 1890 г. было 24231832, женщин — 25189232. Мальчиков ниже 10-летн. возраста в 1885 г. было 5798288, девочек 5778674; стариков свыше 80 лет 88516, старух 113932. Замужних и женатых было 15855064, незамужних и холостых — 28144756, вдов — 2037206, вдовцов — 750884, разведенных и разъехавшихся — 67794 (мужчин 22863, женщин 44931). По переписи 5 июня 1882 г. население Г. по роду занятий подразделялось так: 1 — Земледелием и скотоводством, 2 — Лесоводством, охотой, рыболовстом, 3 — Горн. дело, металлич. промышл., 4 — Торговлей и ремеслами, 5 — Домашней и другой службой, 6 — Разными профессиями, 7 — Без профессии и занятий, 8 — Общий итог.
1 2 3 4 5 6 7 8
18840818 384637 16058080 4531080 938294 2222982 2246222 45222113
В большей части Г. господствует немецкий язык, но в прусских провинциях Познани, Силезии, Пруссии есть 2513500 славян (поляков), в других провинциях — 250000 валлонцев и французов, 150000 лужичан, 140000 датчан, около такого же числа вендов, моравов и чехов, всего 3223500 чел. негерманской расы, или около 7% всего населения. К 1 декабря 1885 г. в Г. было 434525 чел., рожденных вне империи, а именно (в тысячах):
В Австрии 155
" России 49
" Голландии 45
" Франции 37
" Швейцарии 37
" Дании 21
" Великобр. и Ирландии 15
" Швеции и Норвегии 13
" Люксембурге 12
" других европ. госуд. 27
" Соедин. Штатах 15
" разных странах 9
Следующая таблица показывает движение населения в Г. за 5 лет, с 1885 по 1889 г. включительно, средним числом ежегодно:
Число браков 375 тыс.
" рождений 1825 "
" мертворожденных 67 "
" незаконнорожденных 171 "
" умерших 1244 "
Перевес рождений 577 "
Эмиграция из Г. приняла в последние годы значительные размеры; в 1881 г., напр., эмигрировало 220902 чел. С 1886 по 1890 г. включительно эмигрировало в другие части света (в тысячах):
Годы Всего Из них в Соед. Штаты
1886 83 79
1887 105 101
1888 104 100
1889 96 90
1890 97 90
С 1820—90 г, в Соединенные Штаты эмигрировало из Г. более 4,5 мил. человек, за последние 12 лет — более 1,5 мил. человек. Средним числом каждый эмигрант увез с собой до 200 марок, так что Г. потеряла около 900 мил. марок. В Бразилию эмигрировало из Г. с 1871 по 90 г. 39972 человека. Наибольшее число эмигрировавших в 1890 г. было из Пруссии (59712 чел.), наименьшее — из Эльзаса (923 чел.). Нижеследующие города в Г. имели (1890) свыше 100 тыс. жит.
Города Жители
Берлин 1579244
Мюнхен 348317
Бреславль 335174
Гамбург 323923
Лейпциг 293525
Кельн 281273
Дрезден 276085
Магдебург 202235
Франкфурт-на-Майне 179850
Ганновер 165499
Кенигсберг 161528
Дюссельдорф 144682
Альтона 143249
Нюрнберг 142403
Хемниц 139955
Штутгарт 139659
Эльберфельд 125830
Бремен 124887
Страсбург 123545
Данциг 120459
Бармен 116248
Штеттин 116239
Крефельд 105371
Ахен 103491
Галле-на-Заале 101401
Брауншвейг 100288
21 город имел от 50 до 100 тыс. ж., 103 города — от 20 до 50 тыс. ж. Преобладающее вероисповедание в Г. — лютеранское; только 1/3 ж. исповедует римско-кат. веру. Все религии пользуются равноправностью в Г.; только иезуитский орден не имеет там права пребывания. Отношения между государством и церковью различны в разных частях империи. В Г. 5 католических архиепископств и 20 епископств. Старокатолический епископ имеет свою резиденцию в Бонне. Нижеследующая таблица показывает число жителей по религии, за 2 различных периода.
Вероисповедание 1871 г. 1885 г.
Тысячи % насел. Тысячи % насел.
Протестантов 25582 62,3 29370 62,7
Католиков 14870 36,1 16786 35,8
Друг. христиан 82 0,2 126 0,27
Евреев 512 1,24 563 1,2
Православные причислены в этой таблице к католикам, но старокатолики включены в рубрику других христиан. Католики составляют большинство только в 3 германских государствах: Эльзас-Лотарингии (77%), Баварии (71%) и Бадене (63%); более 20% населения в четырех других: Пруссии (34%), Вюртемберге (30%), Гессене (29%) и Ольденбурге (22%). В остальных государствах Г. католики составляют менее 3,6% населения. Народное образование обязательно во всей Г. Прусский закон об элементарных школах (Volkschulen) принят, с небольшими изменениями, во всей Г. За элементарными, или народными, школами следуют городские школы: B ü rgerschulen и H öhere Bü rgerschulen, приготовляющие учащихся в них к торговой профессии. Дети рабочих могут продолжать свое образование в Fortbildungsschulen, где преподавание ведется по вечерам или в другое удобное для учащихся время (см. Воскресные школы). Среднеучебные заведения имеются различных типов: 9-классные классические гимназии, с греческим и латинским языками, приготовляющие воспитанников к поступлению в университет и другие высшие учебные заведения; классические прогимназии с обоими классическими языками и программой первых 5 классов гимназии; реальные гимназии с 9-летним курсом и одним латинским языком; реальные прогимназии — без высших классов. В высших реальных училищах (Oberrealschulen) и в реальных училищах (Realschulen) латинский яз. не преподается. Средние женские учебные заведения, с программой русск. женских гимназий и обязательными новыми языками: французским и английским, называются H öhere Tö chterschulen. Кроме того, имеются ремесленные школы (Gewerbeschulen), технические училища, политехнические школы, нормальные школы, семинарии и университеты. Элементарных школ (1887) считалось в Г. 58000, с 7100000 учеников и 120000 учителей. В 1890 г. средних учебных заведений было:
Гимназий 427
Реальн. прогимн. 111
Прогимназий 58
Высш. реальн. уч. 14
Реальн. гимназий 132
Реальных уч. 65
Более важные техн. школы (1890): 11 высших техн. уч. и политехн. инст., 32 средних земледельческих уч., 12 горных уч., 15 строительных уч., 5 лесных акад., 23 акад. художеств и художественно-промышленных школ (Kunst u. Kunstgewerbeschulen), 7 муз. уч. Кроме того, в Г. много частных и общественных земледельческих школ низшего типа, школ музыкальных, ремесленных и профессиональных. Военно-учебные завед.: Морская акад. и Школа в Киле, военные акад. в Берлине и Мюнхене, 32 школы мореплавания, 9 военных уч. и 9 кадетских корпусов. Из всех новобранцев призыва 1889—1890 г. только 0,51% не умели читать и писать. В Вост. и Запад. Пруссии и в Познани % безграмотных колеблется между 2,5 и 3%; во всех других частях Г. — менее 1%. В Эльзас-Лотарингии их было 1,29% в 1882—83 и только 0,26% в 1888—89 г. Большим числом унив. Г. обязана бывшему расчленению своему на мелкие отдельные государства. Очень немногие унив. основаны в нынешнем столетии; большая часть их — старинные. Университеты имеют обыкновенно 4 факультета: исключение составляет Мюнстерский, в котором нет юридического и медиц. фак. Богословские фак. в Бонне, Бреславле и Тюбингене имеются и р.-кат. и протестантские; только кат. богословские фак. — во Фрейбурге, Мюнхене, Мюнстере и Вюрцбурге; в остальных — только протестантские. Нижеследующая таблица германских унив. показывает год их основания, число студентов и проф. и распределение студентов по фак. (1891). На философских фак. преподаются историко-филологические и физ.-мат. науки. 1 — Год основания. 2 — Число пофес. и лекторов. 3 — Число студентов по факультетам и вообще. 4 — Богословия. 5 — Юриспруденции. 6 — Медицины. 7 — Философии. 8 — Общее число.
Университеты 1 2 3
4 5 6 7 8
Прусские:
Берлинский 1810 335 757 1630 1397 1743 5527
Боннский 1818 124 268 271 281 399 1219
Бреславльский. 1811 141 333 233 303 377 1246
Галльский 1697 133 692 128 269 496 1585
Геттингенский 1737 123 226 185 214 265 890
Грейфсвальдский 1456 82 250 69 371 83 773
Кенигсбергский 1544 101 178 135 235 134 682
Кильский 1665 93 91 50 237 111 489
Марбургский 1527 93 169 140 242 304 855
Мюнстерский 1780 43 227 158 385
Саксонский:
Лейпцигский 1409 189 565 1090 944 859 3458
Баварские:
Мюнхенский 1826 165 158 1360 1348 516 3382
Вюрцбургский 1402 76 148 306 963 127 1544
Эрлангенский 1743 60 285 212 389 168 1054
Вюртемб.:
Тюбингенский 1477 89 495 406 234 113 1250
Баденские:
Гейдельбергский 1386 123 77 236 299 358 970
Фрейбургский 1457 101 203 120 351 257 931
Гессенский:
Гиссенский 1607 64 94 161 175 119 549
Мекленб.:
Ростокский 1419 45 66 55 186 124 371
Саксонских герцогств:
Иенский 1558 89 100 96 214 196 604
Эльзасский:
Страсбургский 1872 115 121 203 329 294 947
Из высших техн. школ более других известны горные акад. Фрейбергская (в Саксонии), Берлинская и Клаустальская (в Гарце); лесные академии: в Нейштадт-Эберсвальде, в Мюндене на Везере, в Тарандте близ Дрездена, в Гогенгейме близ Штутгарта, в Брауншвейге, Эйзенахе, Гиссене и Карлсруэ. Важнейшие земледельческие школы при унив. Берлинском, Галльском, Геттингенском, а также в Поппельсдорфе (близ Бонна) и в Гогенгейме. Из публичные библиотек Г. самые обширные в Берлине и Мюнхене (800000 том.). 22 обсерватории, несколько акад. художеств и превосходные картинные галереи, которые, вследствие исторического хода германской жизни, не сосредоточены в столице империи, как в других первоклассных государствах Европы; знаменитейшие из них не в Берлине, а в Дрездене и Мюнхене. На средства имперского правительства содержатся археол. институты в Риме и Афинах. Число издающихся в Г. газет и журналов очень велико (см. Газета.). Торговля. Германия в таможенном отношении образует одно целое, в состав которого не входят только несколько окр. в Бадене, с населением в 3902 чел., и маленький уголок гамбургского порта (152 ж.), но входят зато, великое герц. Люксембургское и австрийская община Юнггольц. Следующая таблица показывает (в тысячах мар.) ввозную и вывозную торговлю Г. за 5 лет, с 1886—90 г. включительно:
Годы Ввоз Вывоз
1886 2944854 3051371
1887 3188798 3390147
1888 3435877 8352602
1889 4087060 3266421
1890 4272910 3409584
Некоторые статьи ввозной и вывозной торговли Г. в 1890 г., в тыс. марок:
Ввоза тыс. мар.
Лошадей 72005
Свиней 75188
Пшеницы 104149
Ржи 98093
Ячменя 98009
Кофе (сырого) 219716
Нефти и керосина 73089
Сырых кож 94325
Хлопка (сырого) 290122
Шерсти 244366
Шерстяной пряжи 92823
Сырого шелка 108647
Вывоза тыс. мар.
Хмеля 45630
Сахара 216107
Каменного угля и кокса 140491
Анилиновых красок 37854
Деревянных изделий 51130
Бумаги (писчей) 67502
Кожаных изделий 107245
Бумажных тканей (грубых) 56791
Бумажно-шелковых изделий 149309
Шерстяных изделий (некрашеных) 161002
Чулочных изделий 106788
Мелочного товара 121344
Транзитная торговля Г. в 1889 г. простиралась на сумму 1280955000 марок. Таможенные доходы Г. вносятся в общую кассу и распределяются между всеми государствами империи пропорционально населению. Главный источник доходов Г. — таможенные пошлины на ввозные товары, акциз на спирт, пиво, солод, соль, свекловичн. сахар и табак. С 1879 г. Г. следует протекционной таможенной системе. Валовой доход с ввозных пошл. 1887—88 г. равнялся 312532000 мар.; в 1889—90 г. — 379605000 мар. или 8,8% стоимости ввозных товаров. Золота и серебра вместе ввезено было на 71988000 мар., включенных в вышеназванную сумму валового дохода 1889 г., вывезено же было этих металлов в 1889 г. на 89766000 марок; в 1890 г. ввезено на 110790000 мар. и вывезено на 81436000 мар. Торговый флот Г. к 1 января 1891 гг. состоял: 1 — Число. 2 — Вместимость в тоннах.
  Балтийские порты Порты Сев. моря Всего
1 2 1 2 1 2
Парусных судов 863 186032 1894 523729 2757 709761
Паровых 378 149130 518 574522 896 723652
Итого 1241 335162 2412 1098251 3653 1483413
Экипаж торгового флота (1891) состоял из 40449 чел. Число герм. торговых судов, по сравнению с иностранными торговыми судами, в германских портах было в 1890 г.: 1 — Число. 2 — Вместимость.
Иностран. суда Вошли в порты Вышли из портов
С грузом С балластом С грузом С балластом
1 2 1 2 1 2 1 2
Английских 4883 3583399 296 272849 3099 2060846 2058 1777830
Датских 4926 709718 1293 106073 3668 635836 2570 188193
Шведских 2911 589546 182 38119 1592 391815 1500 236387
Голландских 1285 194527 183 17008 995 180140 433 81351
Норвежских 1060 392835 92 27273 747 275870 420 155606
Русских 508 136572 22 6403 234 70862 284 70704
Всех иностранн. 15855 5809325 2078 478929 10571 3780707 7338 2616817
Германск. судов. 38979 6206555 7963 586098 35941 5312228 11071 1500947
Суда, занятые прибрежной торговлей и речным судоходством, не включены в предыдущую таблицу; их было к 1 янв. 1888 г. 20390, из которых 19989 имели вместимость в 2100705 тонн. Пути сообщения в Г. в образцовом порядке. Железные дороги, по большей части, в руках правительств. Из 43008 км железнодорожн. пути, только 4440 км в руках частных обществ, в том числе главных путей 31489 км, а местных, подъездных и пр. 11519. Длину пути и финансовое положение германск. жел. дор. (включая и узкоколейные) можно видеть из след. данных: в 1889—90 г. длина в км — 42022; общий капитал в тыс. марках — 10304443; расходы (тыс. мар.) — 708916; доходы (тыс. мар.) — 1271086; % на капитал — 5,5. В 1889—1890 г. по германским железным дорогам перевезено было 212093 тыс. метр. тонн, включая сюда и живой скот; за провоз этого груза выручено было 848808 тыс. марок. Пассажиров перевезено было в 1889—1890 г. — 376825 тыс. чел. и за провоз их выручено 323204 тыс. мар. Сюда не включена выручка узкоколейных дорог. Почтовое и телеграфное управление в Г. в руках имперского правительства (Reichspostgebiet); только Бавария и Вюртемберг имеют свои отдельные управления (согласно ст. 48—52 конституции). Число почтовых кон тор, ящиков, телеграфных станций и почтовых и телеграфных чиновников в 1890 году было следующее: 1 — Чиновников. 2 — Число почтовых контор. 3 — Число почтовых ящиков. 4 — Число телеграфных станций.
  1 2 3 4
В имперской почтовой области 114110 22667 72222 15382
" Баварии 9838 1698 8687 1536
" Вюртемберге 5142 605 3747 537
Во всей империи 129090 24970 84656 17454
В 1890 г. почтовые конторы переслали: 1 — Имперск. почт. область. 2 — Бавария. 3 — Вюртемберг. 4 — Всего.
  Тысяч штук
1 2 3 4
Писем 994332 104502 34884 1073717
Открытых почт. карточек 320349 19916 11195 351460
Печатных статей 394564 27216 16141 437922
Образцов 22993 2167 649 25809
Журналов 679938 97282 41171 818392
Итого, включая другие посылки 2541537 269260 114244 2925042
Денежных пакетов на сумму (в тыс. марок) 19577726 1646307 749135 21873168
Расходы и доходы почт и телеграфа в 1890—91 г. 1 — Имперск. почтовая область. 2 — Бавария. 3 — Вюртемберг. 4 — Всего.
  Тысячи марок
  1 2 3 4
Доход 224722 19207 10012 253941
Расход 207004 16445 8438 231886
Прибыли 17719 2762 1574 22055
Телеграфная статистика Г. за 1890 г. 1 — Телегр. линия. 2 — Телегр. провол. 3 — Внутренние телегр. 4 — Загранич. телегр.
  1 2 3 4
В километрах
Имп. почтов. область 80806 361083 16412582 7701844
Бавария 10577 81697 1471047 389505
Вюртемберг 3880 9656 896220 151776
Во всей империи 95268 405436 18779849 8243125
Финансы Г. по бюджету 1891—92 г. Доходы:
  Марок
Таможенн. пошлины и акцизы 578753640
Общее для всех госуд. Г. налоги:
Тамож. пошлин 314620000
Акциз на табак 10535000
Сахар 60819000
Соль 40986000
Спирт 129046000
Налоги не общие:
Пиво 22709000
С местностей, не входящих в состав германской тамож. области 38640
Гербовый сбор 34506000
Налог на игральн. карт. 1185600 м.
из которых в общеимперск. казну. 1185000
Векс. налог 7038080 м.
из которых в имперск. казну 6704000
Гербовый сбор с различных ценностей, госуд. бумаг, чеков, лотер. билетов и т. д. 26000000
Статистический налог: 649000
из которых в имперск. казну 617000
Почты и телегр. (нетто) 23776122
Имперская типография (нетто) 1185300
Железн. дор. (нетто) 20194885
Имперский банк и др. 2691700
Различные доходы администрации 8830469
Инвалидный фонд 25453293
Проценты на госуд. капиталы (фонд на постройку имперск. парламента) 441600
От продажи участка земли Штетинской крепости 609212
Излишек доходов от сметы 1889—90 г. 2519743
Матрикулярная контрибуция 316599284
Доходы экстраординарные.
С фонда на построение парламента 2900000
От займов на экстраордин. расходы 78110798
Друг. экстраординарные доходы 10820030
  91830828
Общая сумма дохода 1107392076
Расходы.
  Ординарные Экстраордин.
Парламент 422313
Имперск. канцлерство 148560
Министерство иностранных дел 9195915 4700197
Министерство внутренних дел 16432208 34119413
Почты и телеграфы 8704643
Госуд. типография 800000
Войско 413117905 64382720
Флот 42818070 41378150
Судебная администр. 1964156 650000
Финансовая " 336222720 4289000
Жел.-дор. " 306590
Пенсии 40905640
Армия 33585404
Флот 1380868
Гражд. админ. 939368
Инвалидный фонд 25453793
Добавочное жалованье 540000
  941997953 165394123
Общая сумма расходов 1107392076
Государственный долг Г. (1891 Г.) равнялся 1293944700 м.: 1) Заем в 450000000 (номинальн.) в 4% облигац.; 2) 673944700 м. (номин.) в 3,5% облигациях; 3) специальный заем в 170000000 м. под прежние 3,5% облигации, конвертированные в 3%, и под новые 3% облигации. Запасные фонды к февр. 1891 г. 1) Инвалидный капитал: 470542900 марок и 3412950 франкфуртск. флоринов в облигациях и 5296235 м. серебром. 2) Капитал для постройки здания парламента: 12859900 мар. в облигациях и 227 мар. монетой. 3) Военный фонд: 120000000 м. золотом, хранится в Шпандау. Матрикулярные взносы различных государств Г. в общеимперскую казну распределялись следующим образом:
Пруссия 184678059 м.
Бавария 41607586 "
Саксония 20745869 "
Вюртемберг 15409760 "
Баден 11636979 "
Гессен 6238849 "
Мекленбург-Шверин 3750836 "
Саксен-Веймар 2047390 м.
Мекленбург-Стрелиц 641523 "
Ольденбург 2227245 "
Брауншвейг 2428936 "
Саксен-Мейнинген 1401358 "
Саксен-Альтенбург 1052957 "
Саксен-Кобург-Гота 1296659"
Ангальт 1618407 "
Шварцбург-Зондергаузен 480020 "
Шварцбург-Рудольфштадт 546738 "
Вальдек 3868954 "
Рейс (стар. линии) 364577 "
Рейс (млад. линии) 721260 "
Шаумбург-Липпе 242623 "
Липпе 803525 "
Любек 441229 "
Бремен 1080139 "
Гамбург 3382166 "
Эльзас-Лотарингия 11385646 "
Итого 316599284 м.
Судебные учреждения Г. со времени законов 1877—79 г. устроены по однообразной системе, хотя, за исключением верховного имперского суда (Reichsgericht), все суды прямо подвластны правительству того германского государства, где они находятся, а не имперскому правительству, от которого не зависит также и назначение судей. Самая низшая судебная инстанция — Amtsgeric h te; их 1915 в империи, или 1 на 25808 жителей; за Amtsgerichte следуют Landgerichte, в которые можно апеллировать на решения Amtsgerichte; таких судов 171, или 1 на 289093 жителей. Для рассмотрения более важных уголовных дел существует суд присяжных (Schw u rgericht). Высших апелляционных судов (Oberandesgerichte) — 28, с 7169 судьями. Высшая инстанция — Reichsgericht (имперский суд); этот верховный суд находится в Лейпциге, члены его, в числе 79 чел., назначаются императором, по совещании с Союзным Советом. Reichsgericht есть высшая кассационная инстанция для всех судов, и вместе с тем суд первой степени в делах государственной измены. Во всей Г. существует всеобщая воинская повинность, заместительство запрещено. Каждый германец, 20 лет т роду, зачисляется в армию; срок действительной службы 3-х летний, затем 4 года в резерве. Отслуживший эти сроки зачисляется в ландвер 1-го призыва на 5 лет, и 2-го — на 7 лет. Не вытянувшие жребия или слабые здоровьем обязаны, в течение 12 лет, являться на учебные сборы (на 1 0, 6 и 4 недели) при запасных кадрах (Ersatztruppen); ими, в случае мобилизации, пополняется комплект действ. армии; по истечении 12 летнего срока эти ратники зачисляются в ландвер 2-го призыва, где нет уже учебных сборов. Кроме того, все германцы, способные носить оружие, с 17 до 39 летнего возраста числятся в ландштурме 1-го призыва, в с 39 до 46 лет в ландштурме 2-го призыва. Ландштурм сзывается императором только в случае нападения врагов на страну. Лица, окончившие курс высших учебных заведений, которые могут содержать себя и обмундироваться на свой счет, служат в армии только 1 год. Школьные учителя несут действительную службу только 10 недель, католические священники, рукоположенные до 1-го апреля их 7 летнего срока службы, зачисляются в резерв кадра, хотя и освобождаются от военных упражнений во время учебных сборов. Все гельголандцы, рожденные до 11 авг. 1890 г., совершенно свободны от воинской повинности. Границы Г. защищены многими первоклассными крепостями. Вся Г. разделена на 10 крепостных округов (Festungs-Inspectionen), в которых имеется 17 первоклассных и 19 второклассных крепостей. К первоклассным принадлежат; Кенигсберг, Данциг, Познань, Нейссе, Шпандау, Магдебург, Кюстрин, Майнц, Ульм, Раштат, Мец, Кельн, Кобленц, Киль, Страсбург и Ингольштадт. Все крепости соединены между собой посредством подземных телеграфов. Стратегические жел. дор. соединяют главные военные центры. Все военные силы Г., как сухопутные, так и морские, находятся под верховным командованием императора. Прусский военный министр есть, вместе с тем, и имперский военный министр. Только Бавария, Саксония и Вюртемберг имеют своих военных министров; но военный бюджет Саксонии и Вюртемберга составляется в Берлине, а Бавария обязана вносить на военные расходы суммы, пропорциональные остальным статьям ее бюджета. Баварский король, в силу конвенции 23 ноября 1870 г., сохранил право командования баварским контингентом германской армии, но все делаемые им назначения должны быть утверждаемы императором. В мирное время только одни баварские войска не обязаны присягать императору. Германская армия состоит из 20 корпусов (2 баварских, 1 саксонский, 1 вюртембергский, 16 прусских вместе с др. герм. госуд.), представляющих каждый отдельную тактическую единицу, в которую входят все роды оружия: артиллерия, пехота, кавалерия, саперы. Каждый армейский корпус (кроме гвардейского прусского, II баварского и XI и XII корпусов, имеющих по 3 дивизии) состоит из 2 дивизий пехоты и кавалерии, 1 бригады полевой артиллерии, 1 арт. парка, 1 батареи пешей артиллерии в батальона саперов. Каждая дивизия состоит из 2 пехотных и 1 кавалер. бригады; гвардейские дивизии — из 4 бригад; всех пехотных бригад 86, кавалерийских 46 и полевых артиллерийских 20. Каждая бригада состоит из 2 полков; пехотный полк состоит из 3-х батальонов. Есть еще 19 стрелковых батальонов, которые обыкновенно не входят в состав дивизии. Кавалерийский полк имеет 5 эскадронов. Состав и численность германской армии в 1891—92 г., в мирное время. 1 — Офицеров. 2 — Нижних чинов. 3 — Врач. перс. и чиновн. воен. вед. 4 — Лошадей.
  1 2 3 4
Пехоты (173 полка = 519 батал.) 10573 817534 2009
Стрелков (19 бат.) 410 11179 76
Кавалерии (93 полка — 465 эскадр.) 2351 65347 834 63790
Полевой артиллерии (43 пол. = 434 батар. с 2364 оруд.) 2363 48347 725 26092
Пешей артиллерии (31 батар.) 728 17169 97 30
Саперов (101 рота) 588 12724 102
Обоз (62 роты) 249 6842 8996
Ландвер (277 команд) 530 5211 8
Итого 20440 486983 4751 93908
В военное время численность армии представляется следующими цифрами: линейных войск и резервов 1080000, ландвера первого призыва 620000, ландвера второго призыва 700000, всего — 2400000, не считая запаса (Ersatztruppen) и ландштурма, о численности которых нет официальных данных. Германский флот к 1 апреля 1891 г. состоял из следующих судов: 1 — Число. 2 — Пушки. 3 — Водоизмещение в метр. тоннах. 4 — Индикат. лош. сил. 5 — Экипаж.
ТИП СУДОВ 1 2 3 4 5
Броненосцев 12 145 85021 69400 6064
" для берег. обороны 15 23 20019 21500 1372
Фрегатов 4 62 12997 12800 1769
Корветов 10 116 26058 32900 2813
Крейсеров 5 34 5697 7000 640
Канонерок 3 12 1467 1020 255
Авизо 8 22 9589 26850 970
Судов учебн. команды 11 92 21095 17860 3453
Судов для разного назначения 8 5 4307 5060 785
Всего 76 511 186253 194390 18051
Почти все броненосцы снабжены миноносками. По спискам 1891—1892 гг. в германском флоте числилось 12 адмиралов, 921 офицер (включая сюда инженер-механиков и докторов) в 16150 матросов. Флот комплектуется рекрутами из мореходного населения Г., которое, вследствие этого, освобождено от общей воинской повинности. Таких мореходных жителей в Г. считается около 80000; из них 48000 чел. служат на германских купеческих кораблях и около 6000 — на иностранных. Е. Г. Метрология. 1) Монета.До 1871 г. между нем. государствами существовала конвенция (с 24 янв. 1857), по которой за монетную единицу принят был серебряный талер 900/1000 пробы, весом по 27 талеров в 1 фунте (следовательно, по 30 талеров из фунта чистого серебра, подробн. см. "Монетные системы" и "Западно-Европейские монеты"). Императорскими указами от 4 декабря 1871 г. и 9 июля 1878 г. в Германской империи принята новая монетная система. За монетную единицу принята золотая марка = 100 пфеннигам. Монета чеканится: полноценная золотая: в 5 марок, 10 марок (крона) и 20 марок (двойная крона). Из 1 фн. чистого золота должно выбиваться: 279 шт. 5-марк. монет или 139,5 крон, или 69 3/4 двойн. крон. Проба монеты 900/1000. Допуск в весе (remedium) = 0,0025 (для 5-мар. = 0,004); допуск в пробе (remodium) = 0,002. Монета в 5 мар. весит = 1,99 1 24 г и содержит чистого металла 1,78248 г; крона весит 3,98248 г; чистого металла = 3,58423 г; двойная крона весит = 7,96495 г, чистого металла = 7,16845 г. Разменная монета чеканится из серебра, меди и никеля. Серебряная монета бьется в 5, 2, 1, 1/2 и 1/5 марки, по 100 марок из фунта чистого серебра. Проба 900/1000, так что в фунте сплава 90 марок, а каждая марка весит 5 5/9 г (чистого металла 5 г). Никелевая монета чеканится в 10 и 5 пфеннигов из сплава 75% меди и 25% никеля, весом по 125 штук 10-пфен. или 200 штук 5-пфен. в 1 фунте. Медная монета чеканится в 2 и 1 пфенниг из сплава 95% меди, 4% олова и 1% цинка, весом по 150 двух- или 250 однопфенниговой монеты в фунте сплава. Допуск в весе для медной в никелевой монеты ограничен в 5% в ту или другую сторону. Количество составных частей может колебаться в монете: на 1/2% для никеля и 1% для других металлов. Количество выпускаемой серебряной монеты не должно превышать 10 марок на каждого жителя империи, а никелевой или медной — 2 1/2 марок. Обязательный прием серебряной монеты в платежах между частными лицами ограничен 20-ю марками, а медной или никелевой — 1 маркой. Германская марка = 1,2346 франка = 31 коп. Монета чеканится: в Берлине (знак А); Ганновере (В); Франкфурте-на-М. (С); Мюнхене (D); Дрездене (E); Штутгарте (F); Карлсруэ (G): Дармштадте (H) и Гамбурге (J). П. ф. Винклер. 2) Меры длины, поверхности, емкости и веса. В Германии существовало много систем мер, представлявших вместе беспримерную сложность; но законами 7 декабря 1873 г. и 11 июля 1884 г. (не говоря о предшествовавших им частных объединениях мер) постановлено принять за основную единицу метр (или Stab) с его подразделениями и всю систему франц. десятичных мер (см.). Нормальная платиновая мера, хранившаяся в Пруссии, по сравнении, сделанном в 1863 г. с нормальным парижским метром, оказалась — 1,00000301 пар. м (при 0°); миллиметр называется иногда чертой (Strich), сантиметр — новым дюймом (Neuzoll), 10 метров, или декаметр,цепью, литр — канною (Kanne), 1/2 литра — кружкой (Schoppen), 1/1 0 куб. м, или гектолитр, — бочкой (Fass), 1/2 гкл — шеффелем. Нормальный платиновый прусский килограмм — 0,999999892 франц. норм. килограмма по сравнению, сделанному в 1860 г.: 1/2 кг составляет фунт, 50 кг = 100 фунт., составл. центнер, 1000 кг — тонну. Декаграмм (10 г) называется иногда новым лотом (Neulot). Медицинского особенного веса нет. Прежние местные немецкие меры, которых следы еще кое-где сохранились, были чрезвычайно многочисленны. Линейные меры были локоть (Elle) и фут; обыкновенно (но далеко не везде) локоть = 2 фт. В следующих табличках показаны величины прежних нем. мер в новых метрических:
Баден фт. = 0,3 м лок. = 0,6 м
Бавария " = 0,2919 " " = 0,8330 "
Брауншвейг " = 0,2854" " = 0,5707 "
Бремен " = 0,2894 " " = 0,5787 "
Вюртемберг " = 0,2865" " = 0,6142
Гамбург " =0,2866" " = 0,5731 "
Шлезвиг-Голшт.
Ганновер " = 0,2921 " " = 0,5844 "
Гессенск. вел. гер. " = 0,25 " " = 0,6 "
Любек " = 0,2876 " " = 0,5752 "
Мекленб.-Шв. " = 0,2865 " " = 0,5739 "
Ольденбург " = 0,2959 " " = 0,5809 "
Пруссия " = 0,3139 " " = 0,6669 "
Саксония " = 0.2832 " " = 0,566 "
Нынешняя путевая мера — километр, прежняя — миля.
Нем. географич. миля = 7420,444 м
Баден миля = 8 8/9 км
Бавария " = 7419,52 м
Брауншвейг " = 7419,42
Бремен " = 7407,49
Вюртемберг " = 7448,74
Ганновер " = 7419,21
Гессенское вел. гер. " = 7500,00
Любек " = 7532,65
Ольденбургское гер." = 7423,63
Пруссия " = 7532,48
Саксония " = 7500,00
Шлезвиг-Голшт. " = 8803,43
Прежние поземельные меры: морген, акр и др.
Баден морген = 36,0 00 гектар.
Бавария " = 34,073 "
Брауншвейг полевой " = 25,016 "
" лесной " = 32,555 "
Вюртемберг " = 81,517 "
Ганновер " = 26,210 "
Гессенское вел. гер. " = 25.000 "
Любек, шеффель пол. мера = 12,707 "
Мекленб.-Швер. ласт посева = 1300,718 "
Ольденб. г. юк (Kataster J ück) = 56,028 "
Пруссия морген = 25,582 гектар.
Саксония акр = 55,342 "
Шлезвиг.-Голшт. тонна (Steuertonne) = 54,66 "
Разнообразных названий крупные немецкие меры сыпучих и жидких тел, определенные в литрах, помещены в следующей табличке [Число литpoв для сыпучих мер помещено первым и оканчивается знаком (;), за которым число для меры жидкостей]. Баден: мальтер = 150; ом = 150. Бавария: шеффель = 222,358; эймер (Schenkeimer) = 64,142. Брауншв.: гимптен (Himpten) = 31,145; ом = 149,8. Брем.: шеффель = 74,104; ом = 141,743—144,965. Вюртемб.: шефф. = 177,226; эймер = 293,927. Гамбург: бочка (Fass) = 54,962; оксофт = 217,365. Ганнов.: гимптен = 31,152; ом = 155,758. Гессенск. в. г.: мальт. = 128; ом = 160. Любек: шефф. = 34,694; ом = 14 5,501. Мекленб.-Швер.: шефф. = 38,537; оксофт = 222,078. Ольденб. г.: шефф. = 22,808; ом = 142,865. Пруссия: шефф. = 54,962; эйм. = 68,702. Саксония: шефф. = 103,829; эйм. = 67,362. Шлезв.-Голшт.: датская тонна = 139,121, оксофт = 207,365. Торговый вес до конца 1871 г. был следующий: центнер, за исключением баварского рейнского Пфальца, где квинталь = 200 фн., равен 100 фн. Фунт в Баварии, на правой стороне Рейна = 560 г, в других = 500 г, разделялся на 32 лота по 4 квентхена: в Баварии, Бадене, в. г. Гессенском, Вюртемберге. Разделялся на 80 лот. по 10 квентх. в 10 центов по 10 зерен (Кorn) в Мекленбурге (обоих), Пруссии, Саксонии. Наконец фунт разделялся на 10 новых лотов (Neulot) по 10 квинт в 10 полуграм.: в Брауншвейге, Бремене, Гамбурге, Ганновере, Любеке, Ольденбурге и Шлезвиг-Голштинии. Единица медицинского веса до 1871 г. в большей части немецких государств — фунт, составлявший в точности или приблизительно 3/4 торгового фунта. Медицинский, или аптекарский, фунт разделялся на 12 унц. по 8 драхм, в 3 скрупула по 20 гранов. Граммовый же вес с подразделениями вошел во всеобщее употребление в Германии с 1872 г., а в Саксонии с 1868 г. Подробнее см. Treubera "Allgemeines M ünz-Mass.- und Gevichtsbuch, mit besonderer Berücksichtigung des Deutschen Reichs" (1 891), Еще полнее: "J. С. Nelkenbrechers Taschenbuch f ür Kaufleute" (1880). Ф. П. Источники. "Die deutsche Armee und die kaiserliche Marine. Eintheilung, Truppen etc." (Берл., 1889); "Handbuch f ür das Deutsche Reich auf das Jahr 1890", "Statistik der Deutschen Reichspost und Telegraphen-Verwaltung fü r das Kalenderjahr 1890"; "Statistik der im Betriebe befindlichen Eisenbahnen Deutschlands Betriebsjahr 1889—90" (Берл., 1891); "Statistik des Deutschen Reichs" (т. 1—45, до конца 1891 г.); "Statistisches Jahrbuch fur das Deutsche Reich" (1891); Baringwald, "Germany, past and present" (Лондон, 1891), Jung, "Deutsche Kolonien" (Лейпциг, 1885); Legoyt, "Forces materielles de lEmpire dAllemagne" (Париж, 1878); Элизе Реклю, "Новая всеобщая география" (т. III); "De utschland", v. A. Penck; Brachelli, "Deutsche Statenkunde"; Berghans, "Deutschland und seine Bewohner"; Bö kh, "Der Deutschen Volkszahl u. Sprachgebiet"; Kotta, "D. Boden"; v. Dechen, "Die nutzbaren Mineralien. im Deutschen Reiche". Карты: кроме подробных карт генерального штаба и т. д.) "Stieler Atlas v. D."; v. Dechen, "Geologische Karte v. D."; Peschel "Physik-Stat. Atlas von D."; "Atlas der Bodenkunde des Deutschen Reiches"; Kiepert, "V ölkersprachen-Karte von D.". Государственное устройство. На основании конституции 16 апр. 1871 г., первообразом кот. послужила конституция Сев.-Герм. союза (см.), Германская империя представляет собой вечный союз 25 государств: 4 королевств (Пруссия, Бавария, Вюртемберг, Саксония), 6 вел. герцогств (Баден, Мекленбург-Шверин, Гессен, Ольденбург, Сакс. Веймар, Мекленбург-Стрелиц), 5 герцогств (Брауншвейг, Ангальт, Сакс. Мейнинген, Сакс. Кобург-Гота, Сакс. Альтенбург), 7 княжеств (Вальдек, Липпе, Шаумбург-Липпе, Шварцбург-Рудольштат, Шварцбург-Зондерсгаузен, Рейс-Шлейц, Рейс-Грейц) и 3 вольных городов (Гамбург, Любек и Бремен). В особом юридическом положении находятся Эльзас-Лотарингии и земли в других частях света, состоящие под германским протекторатом. Юридическое положение Эльзас-Лотарингия определяется законом 9 июня 1871 г., согласно которому эта "имперская область" получила право посылать в рейхстаг своих депутатов; правительственная власть в этих провинциях вверена императору. Ни одно из образующих империю отдельных государств не может ни само отделиться от Союза, ни быть исключено из него. Для всей империи конституцией установляется общий индигенат: подданный одного государства пользуется во всех других государствах правами их природных подданных. Имперская власть наделена несравненно более широкими полномочиями, чем союзная власть прежнего Германского Союза (см.). Имперские законы приводятся в действие независимо от местных правительств, обязывая непосредственно всех граждан империи. Все споры и столкновения между отдельными государствами по вопросам публичного права подлежат ведению союзного совета, который может или сам разрешить их, или передать дело на рассмотрение суда, решение которого получает силу, если совет признает его правильным. Пререкания между установлениями отдельных государств по поводу смысла местных конституций восходят на рассмотрение союзного совета лишь при отсутствии в данном государстве установления, обязанного разрешать их; если возникший спор не может быть улажен путем соглашения сторон, то дело решается, в законодательном порядке, союзным советом и рейхстагом. Жалобы на медленность или отказ в правосудии подлежат ведению союзного совета, если на месте нет компетентного суда для их разрешения. Вмешательство имперской власти допускается также в случаях нарушения местным правительством прав частных лиц, обеспеченных имперской конституцией. В задачу имперской власти входит постепенное объединение "общего законодательства по гражданскому, уголовному, торговому и вексельному праву и судопроизводству". В настоящее время, за последовавшим изданием имперских кодексов по уголовному и торговому праву, на очереди стоит издание общегерманского гражданского уложения. Имперская власть сосредоточивает в своих руках все таможенное и торговое управление. Ее же законодательству и надзору предоставлены: учреждение консульств, организация торг. флота, установление единства мер, весов и монетной системы, законодательство о банках и промышленности, управление почтами и телеграфами (за исключением Баварии и Вюртемберга), регулирование железнодорожных тарифов, принятие медико - полицейских мер, издание общих постановлений о свободе передвижения и оседлости в пределах империи, о порядке вступления в германское подданство и оставления его, о правах иностранцев, об условиях эмиграции и колонизации, о паспортах, о патентах на изобретения, об авторском праве, о печати, о сходках и ассоциациях. В отличие от прежнего Германского Союза, имперская власть имеет самостоятельные источники дохода и особый бюджет (см. выше). Имперская роспись доходов и расходов составляется и утверждается законодательным порядком на один год. Правительственными органами империи являются: 1) союзный совет, 2) император и имперский канцлер; 3) рейхстаг. Союзный совет (Bundesrath) образуется из представителей членов союза, т. е. германских правительств, полномочия которых определяются полученными ими от своих правительств инструкциями; этим союзный совет резко отличается от учреждений, построенных на представительных началах. Каждое из союзных государств имеет в совете по крайней мере один голос. Эльзас-Лотарингии голоса в совете вовсе не предоставлено, так как она не имеет особого носителя госуд. власти, в лице монарха или сената. Назначаемые в союзный совет (на основании закона 11 июля 1879 г.), в качестве представителей интересов названной области, особые комиссары принимают участие лишь в совещаниях совета. Все 25 германских государств имеют 58 голосов, из которых на долю Пруссии приходится 17, Баварии — 6, Саксонии — 4, Вюртемберга — 4, Бадена — 3, Гессена — 3, Мекленбург-Шверина — 2; всем прочим членам союза предоставлено по 1 голосу. Председательство в союзном совете принадлежит имперскому канцлеру, а за отсутствием его — избранному им самим заместителю. Совет делится на 8 постоянных комитетов, из которых каждый имеет специальную компетенцию (напр. комитет торговли, счетный, юстиции и т. д.). Союзному совету принадлежит как законодательная, так в исполнительная власть. В качестве исполнительной власти, рассмотрению совета подлежат все административные предписания, требуемые для приведения в действие имперских законов. От совета зависит распущение рейхстага до истечения его полномочий и назначение союзной экзекуции, в случае неисполнения одним из союзных правительств своих обязанностей. Право созывать и распускать совет принадлежит императору, который во всяком случае обязан созывать его ежегодно; для дел чрезвычайной важности совет должен быть созван и по требованию одной трети его голосов. Заседания совета негласны; решения постановляются простым большинством голосов. 2) Германский император, по объему принадлежащей ему власти, не может быть назван главой Германского государства; характер его власти определяется конституцией так: "президентство (das Pr ä sidium) принадлежит прусскому королю, который пользуется титулом германского императора". Право участия в законодательных вопросах император имеет лишь в качестве прусского короля. Императору принадлежит право обнародования законов; но так как он по конституции не пользуется даже задерживающим veto, то это право является простой обязанностью исполнительной власти. Императору предоставляется, впрочем, довольно широкое право издавать собственные распоряжения; но сила их обусловливается скрепой имперского канцлера, который через это принимает на себя за них ответственность. В области внутреннего управления императору принадлежит поддержание порядка во всей империи. Императору предоставляется право в случаях, грозящих общественной безопасности (wenn diе ö ffentliche Sicherheit bedroht ist), как в военное, так и в мирное время, объявить каждую часть империи в осадном положении. Закон об осадном положении может приостановить действие постановлений, обеспечивающих основные права граждан: личную и домашнюю неприкосновенность, свободу печати и сходок, свободу передвижения; только Бавария остается до настоящего времени изъятой от действия постановления конституции об осадном положении. Император имеет право назначения и увольнения всех главных имперских должностных лиц, начиная с канцлера. Он представляет империю в международных сношениях, но для объявления войны он нуждается в согласии союзного совета, исключая тот случай, когда на союзную территорию уже произведено нападение или ей грозит непосредственная опасность. Заключение мира всецело зависит от императора. Имперский канцлер является главным органом исполнительной власти и вместе с тем единственным лицом, ответственным перед союзным советом и рейхстагом за все действия этой власти. На него возложено ближайшее заведование внешними сношениями. Председательствуя в союзном совете, он является делегатом императора. Все постановления, состоявшиеся в союзном совете и подлежащие утверждению рейхстага, передаются ему через канцлера. 3) Рейхстаг занимает в империи такое же место, как ландтагив отдельных союзных государствах. Он состоит из представителей германской нации, избираемых прямой и всеобщей подачей голосов. Выборы производятся в каждом государстве отдельно, по округам, на которые для этого делится все германское население; на каждые 100000 жит. полагается один депутат. Каждое из мелких государств, хотя бы его население не достигало 100 т., имеет право на одного депутата. Общее число избирателей в рейхстаг, внесенных в списки, при выборах 1890 г. равнялось 10145877 чел., или 21,7% всего насел. Г. Действительно подавало голос только 7261659 чел., или 71,6% всего числа избирателей. Депутаты избираются на пять лет (с 1888 г.; прежде три года), тайной подачей голосов. Законодательная власть осуществляется двумя имперскими установлениями — союзным советом и рейхстагом (сеймом) совместно; чтобы законопроект получил силу имперского закона, необходимо согласие на то обоих названных учреждений. Инициатива в деле законодательства принадлежит в одинаковой степени как союзному совету, так и рейхстагу. В рейхстаге законопроекты рассматриваются в трех чтениях. При первом чтении допускаются только общие прения, по окончании которых рейхстаг постановляет, следует ли передать проект на рассмотрение особой комиссии. Второе чтение посвящается подробному обсуждению проекта, со всеми предложенными к нему поправками. При третьем чтении поправки допускаются к обсуждению только в том случае, если они поддержаны по крайней мере 30 членами. Для принятия проекта требуется как в рейхстаге так и в союзном совете, абсолютное большинство голосов. Помимо издания законов, согласие рейхстага требуется и при утверждении договоров с иностранными державами, если предметы договоров входят в круг ведомства имперской законодательной власти. Рейхстагу принадлежит также, совместно с союзным советом, рассмотрение и утверждение имперского бюджета. Согласие рейхстага требуется и для заключения займов. Наконец, рейхстагу принадлежит право принимать петиции и, в случае признания их основательности, препровождать, через имперского канцлера, на рассмотрение союзного совета. Рейхстаг может быть созван только декретом императора, которому принадлежит также право открытия, отсрочки и распущения его. Конституция требует, чтобы рейхстаг был созываем ежегодно. Для законности постановлений рейхстага необходимо, чтобы в нем присутствовало большинство составляющих его членов. Президент рейхстага избирается им самим. Согласно конституции, заседания рейхстага должны быть публичными. Если император найдет нужным распустить рейхстаг раньше истечения трехлетнего срока депутатских полномочий, он может прибегнуть к этой мере не иначе, как с согласия союзного совета. Новые выборы должны быть произведены не позднее 60 дней и новый рейхстаг должен быть собран не позднее 90 дней со дня распущения прежнего. В литературе существует полное разнообразие мнений по вопросу о том, к какому типу государственного устройства следует отнести нынешнюю германскую конституцию. Все государственные союзы, как бы различна ни была их организация, могут быть отнесены к одной из двух категорий: договорного (международного) союза, или же корпоративного соединения, т. е. союзного государства. Германская конституция, строго говоря, не подходит ни под одно из этих понятий. Своеобразность ее устройства зависит от двух условий: во-первых, от монархического образа правления в отдельных государствах, а во-вторых, от отсутствия строгой раздельной черты между компетенцией имперской власти и правами членов союза. Имперская власть всегда может быть расширена законодательным порядком, и права отдельных государств обеспечиваются только тем, что всякая поправка в конституции может быть отвергнута, если против нее в союзном совете будет подано 14 голосов. Поэтому и писатели, причисляющие Германскую империю к разряду союзных государств, вынуждены сознаться, что в частностях она напоминает, с одной стороны, союз государств, а с другой — централизованное государство. С. Л. Германские имперские учреждения возникшие из канцелярии союзного канцлера (Bundeskanzleramt) Сев.-Германского Союза, организованы на основании законов 1873 и 1879 гг. и распадаются на следующие главные управления (Reichsämter): I. Имперское управление иностранных дел, с тремя дпт.: 1) политики, 2) торговли и 3) юстиции. II. Имп. управление внутренних дел, которому подведомствен ряд учреждений (имп. статистич. бюро, гигиенич. комиссия, эмиграцион. комиссариат, физ.-техн. бюро в Шарлоттенбурге, имп. училища, комиссия, бюро патентов и др.). III. Имп. управление флота (с 1889). IV. Имп. управление юстицией (с 1877 г.). V. Имп. казначейство (с 1879 г.). VI. Имп. управление жел. дор. VII. Имп. счетная палата. VIII. Управление имп. инвалидным фондом. IX. Имп. управление почт и телеграфов. X. Управление имп. жел. дор. Эльзас-Лотарингии. ХI. Управление имп. банка. XII. Комиссия имп. долгов. Во главе всех Г. имперских учреждений стоит имперский канцлер. Первые пять управлений (I — V) и IX управляются статс-секретарями, остальные — президентами. Высшие должностные лица назначаются непосредственно императором, другие — канцлером и подлежащими начальствами. Из вышеприведенного перечисления Г. имперских учреждений видно, что, постепенно развиваясь. они охватили почти все отрасли государственного управления; только военно-сухопутное ведомство не представлено в имперских учреждениях особым установлением, так как прусский, баварский, саксонский и вюртембергский военные министры ведают каждый свой контингент. Ср. Mohl, "Das deutsche Reichsstaatsrecht" (Тюбинг., 1872); Bluntschli, "Deutsche Staatslehre" (Нёрдлинг., 1879): Laband, "Das Staatsrecht des Deutscheu Reichs" (Тюбин., 1876—80); Marquardsen, "Handbach d. ö ffentl. Rechts" (в 2 и 3 т. помещены работы Лабанда, Шульце, Зейделя, Гауппа, Гарейса, Г. Мейера и др., 1884—1888): Holtzendorfa, позднее Schmollera "Jahrbuch f ü r Gesetzgebung, Verwaltung und Rechtspflege des Deutschen Reiches" (1872 и сл.), "Учебники германского государственного права" G. Меуerа (1886), Schulze (1881—1886) в Hue de Grais (1888) в ежегодно выходящая справочная книга по административному праву K ü rschnerа; Градовский, "Германская конституция"; Горенберг, "Теория союзного государства" (1891). История [См. исторические карты Германии] . Немецкие племена, населявшие нынешнюю Германию от Рейна до Вислы, от Немецкого и Балтийского морей до Дуная, были известны римлянам под общим названием германцев (см.). Во время так назыв. Великого переселения народов (см.), вытесненные из мест своего первоначального поселения, они устремились на ЮЗ, тогда как напиравшие с В славяне заняли земли до Эльбы, Заалы, Верхнего Майна и Богемских гор. Салические франки, соединившись с остальными западными и восточными франками, положили при Хлодвиге начало Франкскому государству (см.). Хотя под управлением Меровингской династии это государство не раз подвергалось раздроблению, но мало-помалу оно вовлекло в круг своей власти все германские народности. В начале IX века господство Карла Великого, воскресившего по форме и названию Римскую империю, простиралось от Немецкого моря на С до Гарильяно на Ю, от южных склонов Пиренеев на З до Лейты и Эльбы на В. Его же власти подпали и славянские племена между нижнем Одером в Эльбой. Но уже после смерти сына Карла Великого, Людовика I, или Благочестивого, новая Римская империя была разделена, по Вердёнскому договору (843), между тремя его сыновьями. Карлу Лысому достались земли к западу от Рейна, т. е. большая часть нынешней Франции; Лотарь получил, вместе с императорским титулом, Италию, Бургундию и земли между Рейном и Маасом (получившие впоследствии название Лотарингии), Лудвиг Немецкий — Германию или земли к В от Рейна, вместе с Майнцем, Вормсом и Шпейером. I. От Верденского договора до Рудольфа Габсбургского, 843—1273. Владения Лудвига Немецкого (843—876), заключенные между Рейном, Эльбой, Заале и Богемским Лесом, совмещали в своих границах большую часть немецких земель, входивших в состав империи Карла Великого, и послужили ядром, из которого впоследствии развилась Германская империя. После смерти Лотаря, не имевшего законных детей, Лудвиг получил, по Мерзенскому договору (870), восточную часть Лотарингии, вместе с Базелем, Страсбургом, Мецем, Триром, Кельном, Аахеном в Утрехтом. Самый деятельный из внуков Карла Великого, он с успехом защищал северные и восточные границы своего государства от набегов норманнов и славян. После неудачной попытки Карла Лысого воспользоваться смертью Лудвига Немецкого для ослабления его государства, сыновья последнего, Лудвиг, Карломан и Карл, разделили между собой отцовское наследие, причем первый получил Франконию, Саксонию и Тюрингию, второй — Баварию, а третий — Аламанию. Ранняя смерть обоих старших братьев (880 и 882) доставила Карлу Толстому не только все владения отца, но также Францию, вместе с императорской короной и Италией, так как единственный малолетний отпрыск Карла Лысого не в силах был защищать свою страну против норманнов, и французские вельможи избрали своим королем Карла. Но это случайное восстановление державы Карла Великого было очень непродолжительно. Физические и умственные недостатки Карла Толстого, лишившие его влияния внутри страны, а также его неспособность оказать должный отпор норманнам, повели к его низвержению (887) и новому, более прочному разделу монархии Каролингов. Франция выбрала себе отдельного короля. Бургундия распалась на две части по ту и по сю сторону Юры, Италия подпала под власть разных династий, тогда как Г. провозгласила королем незаконного сына Карломана, Арнульфа (887—899), герцога каринтийского (см. соотв. статью). Его попытка восстановить империю Карла Великого, вместе с прежним господством над Францией и Италией, увенчалась только временным успехом. При его несовершеннолетнем сыне и преемнике Лудвиге Дитяти (900—911), королевская власть потеряла всякий авторитет внутри страны и государство подвергалось опустошительным набегам диких орд мадьяр. Вельможи сделались всемогущими; возникли самостоятельные, наследственные герцогства. Саксонцы образовали самостоятельное государство и в скором времени приобрели первенство между всеми немецкими племенами. Царствование Каролингов пришло к концу и после смерти последнего их отпрыска предстоял выбор нового короля, которому, однако, недоставало наследственного авторитета. При таком положении дел королю Конраду I (9 11—918), происходившему из франконского рода, связанного родственными узами с Каролингами, было очень трудно упрочить свою власть. Поддерживаемый только франкскими элементами, имея против себя знать и местные партикуляристические стремления в Саксонии, Баварии и Швабии, окруженный внешними врагами, он, при всей своей личной энергии, не был в силах помешать разложению государства внутри и ослаблению его извне. Однако сознание опасностей, угрожавших государству на С и В со стороны датчан, славян и мадьяр и на З со стороны французов, было еще настолько живо, что после смерти Конрада оба главные племени, франки и саксы, единогласно избрали королем могущественного саксонского герцога Генриха (см.). Генрих I (919—936) упрочил королевскую власть, заставив смириться непокорных герцогов; присоединил к Г. всю Лотарингию (923); восстановил прежнее господство над датчанами и славянами и нанес чувствительное поражение мадьярам (933). Внутри государства его мирная и строительная деятельность была в высшей степени благотворна. Сын его, Оттон I Великий (936—973), счастливо одолел поднявшуюся против него вражду наследственных герцогов, роздал их владения своим родственникам и друзьям, усердно заботился об обращении в христианство славян-язычников, присоединил к Германской империи (951) ломбардскую корону, а вместе с ней и господство в Италии, поражением при Лехе (955) он заставил мадьяр надолго воздержаться от новых набегов. Возложив на себя императорскую корону Карла Великого, он сумел поставить Римскую церковь в прежнее зависимое положение. Женитьба его наследника на византийской принцессе должна была доставить его дому влияние в южной Италии. Кроме внешнего могущества, он много заботился и о внутреннем развитии страны. Итальянские и византийские влияния стали проникать в Германию и сказались как в ее духовной литературе, так и в области искусства. При Оттоне II (973—983), потерпевшем жестокое поражение в южной Италии в войне с сарацинами, и Оттоне III (983—1002), перенесшем центр тяжести своего господства в Италию, прочность государства и его внешнее могущество стали клониться к упадку. Генрих II Святой (1002—24), внук брата Оттона I, Генриха, последний император из Саксонского дома, снова поднял значение императорской короны, оказал энергический отпор восточным славянам и восстановил герман. владычество в Италии (см.). На заложенном таким образом фундаменте Конраду II (1024—39), из древнего графского рода в рейнской Франконии, находившегося в родстве с каролингскими и саксонскими королями, уже не трудно было развернуть значительную деятельность. Он успешно боролся против непокорности и произвола вассалов, старался сосредоточить владение герцогствами в своей собственной фамилии, заставил уважать свою верховную власть в верхней Италии и присоединил к империи Бургундское королевство, владетельный род которого угас в 1032 г. Сын его, Генрих III (1039—66), избранный и коронованный еще в детском возрасте, заставил Польшу, Богемию и Венгрию признать свою вассальную зависимость от императора и водворил внутри государства строгое и справедливое управление. Неутомимый и храбрый, страшный для внешних и внутренних врагов, являясь посредником миротворцем в раздиравших тогда церковь смутах, Генрих, по-видимому, был уже близок к главной цели своего дома — созданию наследственной и единой монархии, когда его внезапная смерть положила конец всем этим ожиданиям (см.). Во время малолетства его сына, Генриха IV (1056—1106), властью завладела духовная и светская аристократия, не упустившая случая вознаградить себя за те утраты, которые она понесла при его отце. Достигши совершеннолетия, Г. необузданно и страстно бросился в борьбу с вассальными владетелями и племенным партикуляризмом, на который опиралась знать; последняя, в свою очередь, воспользовалась новым могуществом, приобретенным церковной иерархией в лице Григория VII, чтобы ослабить королевскую власть. Вся жизнь Г. IV наполнена этой борьбой между церковью и государством, между вассальными князьями и королевской властью, между феодализмом и городскими сословиями (см.). Сын его, Генрих V (см.), восставший на своего отца по наущению церкви, после вступления на престол оказался безусловным поборником наследственной политики своего дома. Первоначально счастливый в борьбе с немецкими князьями и Римом, он под конец должен был уступить соединенным силам врагов и отказаться от инвеституры, т. е. от права назначения епископов (см.). Впрочем, по Вормскому конкордату (1122), он удержал за собой при назначении епископов гораздо большее влияние, чем это входило в планы Григория VII. С Генрихом V угас Франконский (Салический) род; но политика этого дома нашла себе естественных представителей в Гогенштауфенах, происходивших, по матери, от Генриха IV. Франконской династии не удалось сломить самостоятельности князей; они упрочились и объединились. В долголетней борьбе могущество и владения феодалов выросли на счет королевской власти; церковь также извлекла неисчислимые выгоды из затруднительного положения монархии. С другой стороны, та же борьба усилила политическое влияние городов, которые сделались естественными союзниками королей. Вообще, несмотря на упадок мирных искусств, борьба королей с феодалами подействовала возбуждающим образом на силы нации. Избранный в короли Лотарь II (1125—1137), герцог саксонский, держался уступчивой политики по отношению к князьям и Римской церкви. Дочь его, находившаяся в замужестве за Генрихом Гордым Баварским (см.), принесла своему мужу богатое наследство в северной Германии, благодаря которому Вельфы стали самыми сильными князьями Германии. После смерти Лотаря выбор князей пал на Гогенштауфена, Конрада III (1138—1152.). Вследствие смут, вызванных переходом королевской, власти от одного дома к другому, Конрад не мог выступить в деятельной, роли самостоятельного монарха, а его участие в несчастном крестовом походе 1147 г. еще более усилило внутренний замешательства. Племянник его, Фридрих I Барбаросса (1152—90), возвратил Баварию Генриху Льву, сыну Генриха Гордого (см.). Восстание ломбардских городов на первых порах было им усмирено, но церковные распри запутали его в новые затруднения, вследствие которых, после злополучного сражения при Леньяно, он принужден был заключить мир с ломбардцами и признать папой своего злейшего врага, Александра III. Зато он наказал непокорного и мятежного Генриха Льва, отказавшего ему в помощи против ломбардцев, и по Констанцскому миру (1183) упрочил свои верховные права над Ломбардией. Брак его преемника с наследницей норманнских королей в Неаполе и Сицилии открыл перед ним надежду на достижение господства в Италии иным путем, чем испытанный до сих пор. Когда Фридрих I погиб в крестовом походе (1190), управление находилось уже в руках его деятельного и даровитого сына Генриха VI (1190—97; см.). Его планы соединить, посредством договора, короны Германии и Сицилии в одну наследственную монархию, совершенно подчинить власти своей Церковь и расширить могущество империи на востоке, указывали только на пылкую фантазию и находились в резком противоречии с тем, что последовало после его смерти. Несовершеннолетие его сына Фридриха II, двойные выборы в Германии, где одна партия провозгласила королем брата Генриха, Филиппа Швабского, а другая — сына Генриха Льва, Оттона Брауншвейгского, умственное превосходство такого папы, как Иннокентий III — все это нанесло жестокий урон могуществу императорской власти. После того как Филипп, с величайшими жертвами достигший, наконец, победы, пал от руки пфальцграфа Оттона Вительсбахского (1206), противник его, Оттон IV, был признан императором всеми партиями. Несмотря, однако, на то, что он был обязан престолом помощи папских приверженцев, новый император увидел себя вынужденным восстать против притязаний духовенства, вследствие чего уже в 1212 г., с согласия прежнего его покровителя Иннокентия, князья противопоставили ему другого короля, в лице молодого Фридриха Сицилийского, сына Генриха VI, еще ребенком предназначавшегося в наследники германской короны. Фридрих II (1212—50) твердой и умелой рукой упрочил свою власть в Германии. Возложив на себя корону в 1220 г., он удалился в свое наследственное королевство — Сицилию и здесь ознаменовал свое правление высокой государственною мудростью. В Германии, где против него восстал его собственный сын Генрих (см.), возникли новые внутренние замешательства, выгодные для властолюбивых замыслов князей. Деятельность Немецкого ордена в Пруссии и победа северогерманских князей и голштинцев над датчанами при Борнхеведе (1227), равно как германизация прежней страны вендов, все еще свидетельствовали о полноте кипевших в народе сил, но само государство было расшатано: внутренние междоусобицы, кровавые расправы над еретиками, истребительная воина против Штедингов (см.) были знамениями времени. Личное присутствие Фридриха (1286), явившегося для усмирения своего сына, ничего не изменило в положении дел: он должен был подтвердить князьям все льготы, дарованные им Генрихом. Ослаблению Фридриха немало содействовали также постоянные возмущения ломбардских городов и вражда пап, всеми силами противодействовавших его господству над всей Италией. Григорий IX († 1241) и Иннокентий IV вели борьбу против короля всеми дозволенными и недозволенными средствами и находили себе могущественных союзников в суевериях своего времени, которому гениальный Фридрих, с его широким кругозором, должен был казаться еретиком и безбожником. В Г. сын его, Конрад IV, с трудом удерживал за собою власть. Смуты достигли крайней степени, когда Фридрих ум. Папская партия выставила (1246) против Конрада IV ландграфа Генриха Тюрингенского (см), а затем графа Вильгельма Голландского (см); но ни тот, ни другой не пользовались авторитетом. Конрад IV удалился в свое наследственное королевство, которое удержал за ним брат его Манфред, незаконный и самый даровитый из сыновей Фридриха II. После смерти Конрада IV (1254) сам Манфред принял бразды правления, но был побежден французами (1266), под предводительством Карла Анжуйского, призванного против него Римом. Последний отпрыск Гогенштауфенов, Конрадин, малолетний сын Конрада IV, напрасно пытался возвратить свое отцовское наследие, Сицилию (1268); он был побежден, взят в плен и обезглавлен в Неаполе. Для Г. настало теперь смутное время, которое известно под именем великого междуцарствия (interregnum), когда ни один из избранных раздиравшими ее партиями королей — ни Конрад, ни Вильгельм, ни Альфонс Х Кастильский, ни Ричард Корнваллийский (1257—72) — не мог упрочить за собой королевский авторитет. Монархический строй государства окончательно распался; Г. раздробилась на множество почти самостоятельных владений, находившихся между собой в постоянной вражде. Аристократический элемент окончательно восторжествовал, в лице владетельных князей, над короной, встречая отпор только со стороны городов. Города, в общем замешательстве, также приобрели силу и независимость, обогатились торговлей и промыслами и сплотились в союзы. Между этими союзами мировое значение приобрел в особенности Ганзейский союз (см. Ганза). Распались все связи общего порядка и правосудия; в стране неограниченно господствовало право сильного, или так называемое кулачное право. Падение императорское власти нанесло тяжелый удар рыцарству, которому мало помогли разбойничьи набеги на князей и города. Только там, где оно выступало в виде тесно сплоченной корпорации, вроде Немецкого ордена, оно ушло от своей неизбежной судьбы и не было закабалено княжеской властью. II. От Рудольфа Габсбургского до Реформации, 127 3—1517. — Вновь избранный император Рудольф I (1278—91), граф Габсбургский, хотя и положил конец смутам междуцарствия, но о восстановлении прежнего могущества франконских и гогенштауфенских королей пока не могло быть и речи. Высшая аристократия, как светская, так в духовная, городские сословия, даже имперское дворянство были слишком крепки своей территориальной и местной властью, чтобы в Г. мог одержать верх тот вид монархической власти и единства, который являлся уже почти законченным в других государствах, особенно во Франции. Рудольф добивался только того, что было достижимо при данных условиях. Он предоставил итальянские и церковные дела самим себе, не заботился о римских и крестовых походах и обратил все свое внимание на водворение законности и порядка внутри страны, на ограждение внутреннего мира и целости империи. Значение и авторитет его возросли, благодаря успешной войне против чешского короля Оттокара (1276 и 1278), который, пользуясь смутами последнего времени, овладел австрийскими землями и отказался признать свою ленную зависимость от императора. Победа над Оттокаром доставила Рудольфу Австрию, Штирию, Каринтию и Крайну, которые сделались наследственным достоянием Габсбургского дома. Ему, однако, не удалось добиться от курфюрстов, присвоивших себе во время междуцарствия исключительное право избрания императора, чтобы они избрали наследником императорской короны его сына Альбрехта. Враждебные восстановлению королевского авторитета и наследственной монархии, курфюрсты избрали в короли бедного графа Адольфа Нассауского (1292—98) и только потом, когда Адольф потерял их милость, они обратились к Альбрехту I (1298—1308). Не особенно счастливый в своих попытках к расширению императорской власти, Альбрехт, однако, успешно действовал против рейнских курфюрстов, но пал под ножом своего собственного племянника Иоанна. В императоры был избран Генрих VII Люксембургский (1308—13; см.). В надежде упрочить свою власть возложением на себя римской императорской короны, он предпринял поход в Италию, но не сумел ни занять там твердого положения, ни избегнуть раздоров с папой. При новых выборах курфюрстская олигархия разделилась на две партии, люксембургскую и габсбургскую. Первая избрала герцога Лудвига Баварского, а вторая — Фридриха австрийского, сына Альбрехта I. В возгоревшейся войне австрийский претендент нашел себе ревностных союзников в княжеской и рыцарской аристократии, а баварский — в городском и ремесленном сословии. Победа Лудвига при Амперинге (1322) доставила в его руки его соперника; но он воспользовался этим для рыцарского с ним примирения, и оба претендента совместно управляли государством. Эти усобицы послужили поводом к одному из знаменательнейших столкновений с Римской церковью. После падения Гогенштауфенов папство клонилось к упадку. С начала XIV ст. оно находилось во французском плену в Авиньоне. Папа Иоанн XXII выступил с притязаниями на роль третейского судьи над Германией — притязаниями, которые в таком объеме и с такой надменностью не высказывались до него даже самыми могущественными главами Церкви. Хотя в этом споре Лудвиг IV имел на своей стороне всю нацию, ученых юристов и даже духовенство, но он не обнаружил ни мужества, ни последовательности, а покорно умолял папу о снятии отлучения. Наконец сами курфюрсты вступились за национальное дело и на съезде в Рензе (1338) заявили, что каждый законно избранный король получает свою власть единственно от Бога и не нуждается в папском утверждении. Тем не менее Лудвиг, впоследствии, снова сделался смиренным орудием папы Климента VI и в то же время обнаружил такое самовластие и беспощадную жестокость, что против него образовался новый политический союз. В соглашении с Францией и папой союзники избрали королем маркграфа Карла Моравского, внука импер. Генриха VII, которому, однако, не легко было бы овладеть властью, если бы на другой же год не умер Лудвиг (1347). Приверженцы последнего избрали графа Гюнтера Шварценбургского, но, подкупленные Карлом, покинули его, и сам Гюнтер († 1349), чувствуя приближение смерти, добровольно отказался от престола. Карл IV (1349— 78) мало вмешивался во внутренние дела Г. и почти всю свою деятельность устремил на устройство и расширение своих наследственных владений. Его Чешское государство, к которому принадлежали также Моравия, Силезия, Лузация, а позднее Бранденбург и значительная часть верхнего Пфальца, испытало на себе благодеяния устойчивого и заботливого управления, тогда как имперским делам он уделял мало внимания. Даже знаменитейший акт его царствования, Золотая булла 1356 г., по крайней мере отчасти вытекал из стремления доставить своему дому и избирательному голосу чешской короны прочное и преобладающее влияние. Золотая булла даровала 7 курфюрстам (майнцскому, трирскому, кёльнскому, богемскому, пфальцскому, саксонскому и бранденбургскому) исключительное право избрания королей (см. Золот. булла). Начиная с этого времени курфюрсты образовали тесно замкнутую олигархию, возвышавшуюся над всеми другими князьями и занимавшую место почти наряду с императором. Перед смертью Карла IV Г. была близка к тому, чтобы распасться на самостоятельные княжества, рыцарские и городские федерации. Карлу наследовал сын его Венцеслав (1378—1400). Даже менее вялая натура, чем новый король, не была бы в силах поддерживать внутренний мир в этом общем замешательстве и усмирить раздоры партий. Венцеслав предпочел совсем удалиться в свое Чешское королевство, выказывая величайшее равнодушие к делам Г. (см. соотв. статью). Между тем, именно в это время в Г. происходила борьба на жизнь и смерть между княжеской аристократией и городами, которые, сплотившись в политические союзы (швабский и рейнский), вознамерились сбросить с себя иго феодалов и занять такое же положение, как горожане и крестьяне Верхне-Аламанского (швейцарского) союза. Но, между тем, как последние, вследствие побед при Земпахе и Нефельсе, достигли полной независимости, швабские города потерпели жестокое поражение при Дефингене (1388) и должны были признать над собою власть князей. В одной только Нижней Г. городское население, благодаря Ганзе, все более и более приобретало политическое могущество. Когда, наконец, Венцеслав обнаружил намерение присоединиться к Франции для устранения церковного раскола, он был низложен рейнскими курфюрстами, вследствие козней папы Бонифация IX. В преемники ему был избран главный зачинщик этого низложения, курфюрст пфальцский Рупрехт (1400—10). Дельный правитель в своем маленьком княжестве, Рупрехт оказался весьма слабым как император и потерпел неудачу в походе против миланских Висконти. После смерти Рупрехта, некоторые князья избрали в короли брата Венцеслава, Сигизмунда Венгерского, другие — Иоста Моравского; скорая смерть Иоста доставила власть Сигизмунду (1410—37). Тем временем на первый план выдвинулись беспорядки в недрах Римской церкви. Церковный раскол, равно как все более и более увеличивавшееся со времени Авиньонского пленения вырождение католицизма вопияли о необходимости "реформации церкви в ее главе и членах". Сигизмунд обнаружил в этом направлении чрезвычайную деятельность, и ему удалось созвать знаменитый собор в Констанце (1414). Несмотря на то, что большинство собрания искренно было проникнуто сознанием необходимости реформ, деятельность его, в этом отношении, осталась бесплодной; новый папа (Мартин V) был избран раньше, чем были проведены необходимые реформы в церковном устройстве. Немцы, изложившие свои жалобы в "Avisamenta nationis Germanicae", мало-помалу очутились в изолированном положении; папе удалось разъединить нации и заключить с ними отдельные конкордаты. Такой же договор заключен был и с Германией (1418), но ни разу не был применен в полном объеме. Горьким плодом собора был кровавый разгром в Чехии — так называемая Гуситская война, обрушившаяся своей разрушительной силой на Г. Бессилие империи, как единого государства, ярко сказалось в страшных набегах чехов, против которых Г. оставалась беспомощной. Сигизмунд напрасно старался создать народное ополчение, посредством общего обложения. Сам он находился постоянно в денежных затруднениях, принуждавших его отчуждать значительные княжества, как, напр., Бранденбургское курфюршество, проданное им Гогенцоллернам. Он должен был оставаться спокойным зрителем того, как на зап. границе империи выросла могущественная Новобургундская держава. Между тем, созванный в Базеле (с 1431) собор (см. соотв. статью) снова принялся за исправление церкви и, несмотря на сопротивление Рима, выступил с целым рядом улучшений, которые могли бы быть полезны и для Г. Избранный после смерти Сигизмунда, король Альбрехт II (1438—89), из австрийской ветви Габсбургов, по-видимому, был склонен принять на себя осуществление этих реформ. Но, после внезапной смерти Альбрехта, преобразовательная деятельность встретила решительного противника в лице Фридриха III (1440—1493), из Штирийской линии Габсбургского дома (см. Габсбурги). Новый король предпочел реформам соглашение с Римом, отступал шаг за шагом и, усыпленный римскими интригами и обещаниями, довел, наконец, дело до того, что по так называемому Ашафенбургскому конкордату (1448) нация лишилась самой важной части обещанных Римом уступок. Бездеятельный и окруженный опасностями в своих наследственных землях, Фридрих мало был пригоден к тому, чтобы возвратить императорской короне ее прежний блеск. Он предоставил князьям, городам и рыцарству полную свободу действий. Угрожаемая с запада возраставшим могуществом Франции, а на востоке — постепенно приближавшимся напором турок, Г. настоятельно нуждалась в защите своей целости. Избрание сына Фридриха, Максимилиана, римским королем (1486) повлекло за собой продолжительные, но бесплодные совещания об общем земском мире и имперском суде, и ускорило образование Швабского союза, ставшего опорой земского мира. Начиная с 1487 г., имперский сейм на своих собраниях усердно стал заниматься политическими реформами, которым постоянно сопротивлялся Фридрих III. С воцарением Максимилиана I (1493—1519) дело, реформы возобновилось с большими надеждами на успех, так как новый император сам был поборником внутренних улучшений. И действительно, на рейхстаге в Вормсе (1495) большая часть желанных реформ была приведена в исполнение. Кулачное право было безусловно уничтожено, установлен вечный мир и учрежден верховный имперский суд (Reichskammergericht). Он разбирал взаимные споры всех "непосредственных" владетелей (т. е. подчиненных непосредственно и единственно императору) и служил высшей инстанцией для остальных. Императору предоставлено было право общего обложения, так назыв. "общий грош". Имперский сейм должен был собираться раз в год, на 1 месяц, для верховного надзора за соблюдением внутреннего мира, приговорами имперского суда и расходованием собранных налогов. Могущество территориальных владетелей достигло такого преобладания сравнительно с императорской властью, что имперский сейм, в состав которого входили теперь три коллегии: курфюрстов, князей и городов (см. Священная Римская империя), мог уже открыто помышлять о присвоении себе значительной доли правительственной власти. Максимилиан вступил в борьбу с этими стремлениями, продолжавшуюся во все время его царствования. Неудачный исход его внешних предприятий, в особенности так назыв. Швабской войны против швейцарцев (1499), и обусловливаемая этим нужда в более деятельной имперской помощи, заставили его, на имперском сейме в Аугсбурге (1500), согласиться на учреждение постоянного имперского правительства. Но последнее осталось мертворожденным, так как император стал выказывать все большую и большую враждебность к новым учреждениями В тот момент, когда рознь между ним и имперскими чинами достигла наивысшей степени напряжения, война за баварско-пфальцское наследство (1503—1504) доставила ему случай снова возвратить себе более решительное влияние во внутренних делах империи. Вопрос об имперской конституции так и остался нерешенным. На Кёльнском сейме (1512) вся страна была разделена в административном отношении на 10 округов, долженствовавших служить как бы цементом между разрозненными частями империи в образовать противовес расчленению ее на бесконечное число самостоятельных владений. Если в войнах, наполняющих послание годы царствования Максимилиана, император не мог похвалиться особенной удачей, то тем счастливее он оказался в мирном расширении могущества своего дома. Брак его сына Филиппа с Иоанной Кастильской доставил его внуку Карлу испанские владения, а брачный договор, заключенный Максимилианом от имени другого своего внука, Фердинанда, с королевским домом Богемии и Венгрии, открыл Габсбургскому дому надежду на приобретение этих земель. Таким образом положено было начало преобладанию Габсбургского дома. III. От Реформации до Вестфальского мира, 1517—1648. Первые десятилетия XVI в. ознаменовались глубоким брожением во всех сферах нем. жизни. Скандальная продажа индульгенций Тецелем доставила Лютеру повод (31 окт. 1517) выступить, в своих 95 тезисах, на борьбу с Римскою церковью, а после диспута в Лейпциге (1519) Лютер уже открыто восстал против авторитета Римской церкви. Среди этого общего волнения умов императором был избран (28 июня 1519) Карл Испанский, внук Максимилиана. Карл V (1519—56), от которого большинство народа ожидало улажения церковных дел в национальном духе, был слишком опутан своими внешними, чуждыми Г. интересами, чтобы эти ожидания могли оправдаться. В надежде заручиться дружбой папы в предстоящей борьбе с Францией, он на Вормском сейме (1521) изрек Лютеру опалу и затем устремил свою деятельность на войну с Францией, уступив своему брату Фердинанду немецко-австрийские владения. Управление империей было передано в руки имперского правительства, которое не стесняло нового учения. С другой стороны, попытки рыцарства и крестьян воспользоваться религиозным брожением для полного социально-политического переворота потерпели полное крушение. На сейме в Шпейере (1526) было принято решение, чтобы до улажения религиозного вопроса вселенским собором "каждый был вправе жить и действовать, как дозволяет ему сознание ответственности перед Богом и перед императорским величеством". На новом сейме в Шпейере (1529) католики успели, однако, добиться отмены прежних уступок. Поборники нового учения заявили против этого протест и получили название "протестантов". Император нашел, что настала пора, в соглашении с Римом, подавить новое исповедание; но Аугсбургский сейм (1530), на котором протестанты изложили свой символ веры, впервые наглядно показал Карлу всю громадность предстоящего ему отпора, а его отношения к Франции и туркам были таковы, что он счел неблагоразумным еще более увеличить рознь внутри государства. Когда протестантские чины, составив Шмалькальденский союз, заявили, вместе с Баварией, протест против избрания Фердинанда в римские короли и стали искать сближения с Францией, Венгрией и Данией, Карл должен был даровать им в Нюрнберге (1532) первый религиозный мир, обеспечивший за ними свободу исповедания до будущего собора. Между тем, как император весь был поглощен внешними делами, Шмалькальденский союз приобрел решительный перевес внутри страны. Опираясь на него, Филипп Гессенский снова восстановил на престоле изгнанного герц. Ульриха Вюртембергского (см. Вюртемберг). Попытка образования католической контрлиги (Нюрнбергского союза), не имела успеха, несмотря на содействие императора и папы. Занятый своими франц. и турецкими походами, Карл должен был спокойно смотреть на то, как шмалькальденцы все более и более увеличивали круг своих приверженцев, изгнав самого преданного императору князя, Генриха Брауншвейгского. Протестантство делало быстрые успехи даже в тех странах, которые до тех пор оставались вне союза — в Бранденбурге, Альбертинской Саксонии, архиепископстве Кельнском и т. д. Уступчивость императора доставила ему, впрочем, помощь немец. протестантов в войне против Франции. Когда эта война победоносно завершилась миром в Крепи (1644), Карл поспешил заключить с Римом наступательный союз для насильственного искоренения новой веры. В 1546 г. ему удалось покорить Верхнюю Г.; в 1547 г. он нанес поражение саксонскому курфюрсту при Мюльберге и коварными переговорами обезоружил ландграфа Филиппа Гессенского, захватив обоих князей в плен. Грозное могущество, приобретенное теперь Карлом в Г., возбудило опасения в его союзниках, Морице саксонском и папе, а насильственно навязанный им протестантам аугсбургский интерим (см.) восстановил против него всю протестантскую Германию. Его собственные проекты преобразования Церкви встретили сильнейший отпор не только со стороны партий, но и на Тридентском соборе, заседавшем с 1545 г. Обращение Карла со взятыми им в плен князьями подало повод Морицу саксонскому, в союзе с нем. протестантами и Францией, напасть на императора и принудить его брата Фердинанда к заключению Пассауского мирного договора (1552). Все старания Карла снова отнять у французов захваченные ими во время этого кризиса три лотарингских епископства окончились неудачей. Чувствуя свое бессилие, он передал управление делами империи своему брату, который в 1555 г. заключил так называемый Аугсбургский религиозный мир. После добровольного отречения Карла V (1556), императорское достоинство перешло к этому брату, царствовавшему под именем Фердинанда I (1556—64). Аугсбургский религиозный мир обеспечил протестантам свободное отправление их религии, наравне с католиками; но статья о "духовной оговорке" (Reservatum ecclesiasticum), лишавшая должностей и доходов тех духовных князей, которые впредь присоединятся к новой вере, заключала в себе зародыш новых раздоров. Имперское устройство, уже до Реформации являвшееся выражением многоголовой территориальной власти, приняло теперь характер чисто аристократический. Каждый владетель ведал религиозные дела, как и все другие, в своих личных и местных интересах. На востоке грозной силой выросли турки, за которыми Фердинанд принужден был оставить все их завоевания в Венгрии, а на западе возвышалась Франция. Торговле был нанесен чувствительный удар переворотом, произведенным открытием Америки; ганзейские города должны были уступить свое первенство скандинавским королевствам. Нидерланды сперва достались Испании, а затем образовали самостоятельное государство, чуждое интересам Г. Балтийские провинции подчинились славянскому влиянию. Максимилиан II (1564—1576), наследовавший своему отцу на императорском престоле, старался поддерживать мир между партиями; но от этого внутренняя рознь только усилилась. Его миролюбивой политике, много способствовавшей распространению протестантства в Австрии и Богемии, положен был конец при сыне его, Рудольфе II (1576—1612). Новый император, находившийся во власти иезуитов, нисколько не скрывал своего намерения нанести решительный удар Реформации и нашел себе преданных союзников в двух могущественнейших молодых князьях Г., Фердинанде Штирийском и Максимилиане Баварском. Жестокости последнего против имперского города Донауверта послужили сигналом к образованию унии, заключенной многими протестантскими князьями (1608) и вызвавшей в следующем году осуществление уже давно подготовлявшейся католической лиги. Но положение Рудольфа в его собственных наследственных землях становилось с каждым годом все более и более опасным; он принужден был, в так называемой "грамоте величества", даровать чехам свободу вероисповедания, и только смерть спасла его от утраты всех его корон. Брат и преемник его Матвей (1612—19), до тех пор находившийся в оппозиции к императору, не был способен обуздать взаимное ожесточение партий или приобрести влияние хотя бы на одну из них. Нарушение "грамоты величества" вызвало в Богемии (весной 1618 г.) революцию, послужившую внешним поводом к 30-летней войне (см.). Вскоре после того Матвей умер, оставив своим преемником в наследственных землях друга иезуитов, Фердинанда Штирийского. Фердинанд II (1619—37), которого чехи признали низложенным с престола, сумел, однако, при самых тяжелых обстоятельствах, не только утвердиться в Австрии, но и сделаться германским императором. Поддерживаемый лигой, он усмирил восстание чехов, победил избранного ими короля Фридриха (кюрфюрста пфальцского) и добился распадения унии. Вслед за этим, как в Богемии и Австрии, так и во многих других частях Г., началось беспощадное искоренение Реформации, что подало иностранным государствам — сначала Дании (1625—29), потом Швеции и Франции — повод к вмешательству в нем. дела. Фердинанд II сумел, между тем, сбросить с себя зависимость от лиги и при помощи Валленштейна создать в империи самостоятельную военную силу. Но он имел неблагоразумие отставить Валленштейна в тот самый момент, когда, с одной стороны, поссорился с предводителями лиги, а с другой — изданием в высшей степени неполитичного восстановительного эдикта (1629) вызвал к себе глубокую ненависть протестантов. Это помогло шведскому королю Густаву Адольфу поддержать погибавший протестантизм и вместе с тем утвердить шведское господство на германском прибрежье Балтийского моря. С величайшими затруднениями Густав Адольф проложил себе путь в Саксонию, опрокинул силы лигистов при Брейтенфельде (1631), победоносно прошел к Рейну, в Швабию и Баварию и разбил при Люцене (1632) императорские войска, под начальством снова назначенного Валленштейна (см.). Смерть шведского героя спасла Габсбургов. После победы при Нордлингене (1634) императору удалось, по пражскому мирному договору (1635), склонить на свою сторону по крайней мере часть протестантов; но, покуда основы "восстановительного эдикта" не были окончательно устранены, иностранным державам не трудно было продлить войну. И действительно, война продолжала свирепствовать и после смерти Фердинанда, при сыне его, Фердинанде III (1637—57). Значительная часть Германии была разорена в конец; самые цветущие страны на Рейне, Майне и Неккаре превратились в пустыни. Наконец, открывшийся в Мюнстере и Оснабрюке мирный конгресс, после долголетних переговоров, счастливо завершился Вестфальским миром (1648). Протестантам, в том числе и приверженцам реформатского вероисповедания, была дарована религиозная равноправность, изгнанные князья были снова восстановлены в своих правах, — но все это было достигнуто ценой полного политического обессиления империи. Державы-посредницы, Швеция и Франция, получили щедрое вознаграждение немецкими землями, а германские владетельные князья приобрели права самостоятельных государей. IV. От Вестфальского мира до основания Германского союза (1648—1815). — С заключением Вестфальского мира авторитет императорской власти существовал только по имени; империя превратилась в союз государств, едва связанных между собой. На постоянном сейме в Регенсбурге, открывшемся в 1663 г., германские государи участвовали уже не лично, а через своих уполномоченных. Совещания велись с такой педантичной кропотливостью, что для безотлагательных нужд нации сейм был совершенно бесполезен. Император почти безвыездно жил в своих наследственных землях и становился все более и более чуждым империи; параллельно с этим возрастало влияние иностранных держав. Самая образованность и духовное развитие народа становились в зависимость от иностранцев, в особенности от Франции. Империя, стесненная со всех сторон турками, французами и шведами, играла в наступивших вскоре событиях чисто пассивную роль. Многие западно-германские государи прямо держали сторону Франции, так что после смерти Фердинанда III не мало труда стоило провести избрание его сына, Леопольда I (1658—1706). Даже завоевательная политика Людовика XIV не могла воодушевить немецкий народ на дружный отпор. В первое время за интересы Германии вступился один только великий курфюрст бранденбургский и при Фербелине (1675) нанес чувствительное поражение союзникам Франции, шведам. Когда, наконец, император и империя решились принять участие в войне, то соперничество отдельных немецких держав на каждом шагу мешало успеху военных действий. Нуждаясь в войсках против венгерских мятежников и турок, император принял Нимвегенский мир (1678) и принудил Фридриха-Вильгельма возвратить шведам отвоеванные у них балтийские провинции. Пользуясь этим полным отсутствием единства, Людовик XIV, посредством своих "присоединительных палат" (Chambres de R é union), ослаблял империю на Западе и присоединил к Франции Страсбург (1681). Наконец, притязания его на пфальцское наследство заставили немецкие державы пристать к новой коалиции против Франции. По Рисвикскому миру (1697), однако, Г. не получила обратно отнятых у нее провинций. Людовик возвратил только Фрейбург и Брейзах. Война за исп. наследство опять-таки имела своим театром преимущественно Германию, северные и восточные границы которой были в то же время разоряемы Великой Северной войной. Казалось одно время, что новый имп. Иосиф I (1705—11) сумеет возвратить Г. все ею утраченное. Но когда, после смерти Иосифа I, импер. сделался тот самый принц Карл VI (1711—40), для защиты прав которого на Испанию составилась коалиция, Англия, не желая излишнего усиления Габсбургов, заключила Утрехтский мир и Германская империя принуждена была, по Раштадскому договору, отказаться от надежды возвратить потерянное. В то же время Северная война хотя и сломила могущество Швеции, но зато выдвинула на театр европейской политики Россию. Промежуток времени между окончанием войны за Испанское наследство и смертью Карла VI знаменателен для Германии тем, что в это время Бранденбург-Прусское государство, возведенное на степень королевства в 1701 г., получило от короля Фридриха Вильгельма I ту военную и административную организацию, на основах которой Фридрих II создал потом Прусскую великую державу. В войне с Францией 1733—1735 гг. Германия опять-таки оказалась в проигрыше, хотя противник далеко уже не был так грозен, как прежде. Внутри империи тон задавала правительственная система Людовика XIV и его преемников. Влияние фаворитов и метресс нашло себе доступ у большинства немецких дворов; образованность, нравы и моды господствующих классов общества подражали французским образцам. Из всех немецких государств одна только молодая Пруссия избегала этого деморализующего влияния и представляла, под военно-деспотической формой, образец попечительного и бережливого правительства, которое будило спящие силы народа и сумело доставить маленькому государству нравственное превосходство, далеко не соразмерное с территориальным объемом. Уже в это его время в образованных слоях нации, особенно в третьем сословии, шевелилась реакция против господства придворно-французской образованности — реакция, которая вскоре окрепла в "золотой век литературы", под руководством Клопштока, Лессинга и Гердера. Имп. Карл VI ум. в 1740 г., и с ним угасло мужское поколение Габсбургов. Чтобы обеспечить за своей дочерью, Марией-Терезией, наследство Габсбургского дома, он издал Прагматическую санкцию, которая, однако, оказалась недостаточной защитой против честолюбия соседей и претендентов. Фридрих II, только что вступивший на прусский престол, задался мыслью доставить своему молодому государству внешнее могущество. Бавария и Саксония тоже изъявили притязания на часть наследства. Этим воспользовалась французская политика, чтобы ослабить Австрию. Благодаря французскому влиянию, Карл Альберт баварский был избран императором, под именем Карла VII († 1745), тогда как Фридрих II занял Силезию. В начавшейся войне, которая, за малыми перерывами, продолжалась вплоть до Ахенского мира (1748), выиграла, в сущности, одна только Пруссия. Целым рядом кровавых битв она обеспечила за собой обладание Силезией. С остальными врагами Мария-Терезия легко справилась и даже добилась того, что супруг ее, Франц Лотарингский, избран был императором под именем Франца I. Как бы соперничая между собой, прусский король и Мария-Терезия старались поднять внутренние силы своих государств; но для Марии-Терезии это было только средством к достижению главной ее цели — к возвращению Силезии и унижению Пруссии. В Семилетней войне (1756—63) Пруссия, находя поддержку в одной только Англии, должна была выдержать одновременно борьбу с Россией, Францией, Австрией, Швецией и Германской империей. В этой борьбе старые формы империи еще раз выказали свое полное бессилие. Австрия, однако, не отказалась от мысли вернуть себе свое прежнее положение в империи, и в лице Иосифа II (1765—90), получившего имп. титул после своего отца Франца I, сделала попытку в этом смысле; но при тогдашнем устройстве империи и при противодействии со стороны Пруссии, она оказалась неисполнимой. Для приобретения преобладающего влияния в Г., Иосиф задумал расширение своих владений на счет Баварии. С этою целью, после прекращения Виттельсбахской линии (1777), он захватил часть ее владений в качестве наследника; но, встретив вооруженное сопротивление со стороны Фридриха, остановился на мысли об обмене земель с Карлом-Теодором. В ответ на замыслы Австрии Фридрих учредил (1785) союз князей (F ü rstenbund), по которому большинство мелких германских князей примкнуло к Пруссии. Окруженный множеством затруднений и запутанный в войну с Турцией, Иосиф II умер в тот самый момент, когда Французская революция грозила потрясти весь тогдашний строй Европы. Она привела к сближению между Пруссией и Австрией, в то самое время, когда между ними готова была вспыхнуть борьба из-за Польского вопроса (Рейхенбахская конвенция от 28 июля 1790 г. и Пильницкая от 27 августа 1791 г.). Эта близость превратилась в наступательный союз против Франции, когда она объявила войну обеим державам. Император Леопольд II (1790—1792) не дожил до начала военных действий; ему наследовал, в 1792 г., сын его, Франц II. Несмотря на численное превосходство немецких войск, война с Францией велась ими безуспешно, благодаря, между прочим, старым счетам между обоими союзниками. Пруссия, угрожаемая в Польше кознями Австрии, примирилась с Французской республикой (1795) и, пожертвовав левым берегом Рейна, выговорила известные выгоды лично для себя. Ее примеру последовали сначала многие мелкие князья, а затем, после поражений в Италии и Г., и Австрия (1797). Раштадский мирные конгресс раскрыл внутреннюю разорванность Г., волнуемой внешними влияниями. Новая неудачная война, которую Австрия вела в союзе с Россией, Англией и Неаполем против Франции (1798—1801), окончилась Люневильским миром. Призрачность Германской империи, все еще сохранявшей свои старые форму, немедленно обнаружилась в новых насилиях со стороны Франции, как, например, в занятии Ганновера (1803). В новом распределении германских областей, завершенном, в 1803 г., постановлением сейма, господствующую роль играли Франция и Россия. Множество мелких владений, в особенности духовных, было медиатизировано, т. е. включено в состав более крупных государств, в виде вознаграждения за потери, понесенные ими на левом берегу Рейна (присоединенном к Франции). Учреждение Наполеоновской империи, захваты нового императора в Швейцарии, Италии и Голландии, наконец, образ действий французов в южн. и западной Г., которой они распоряжались как своей собственностью, вызвали новую коалиционную войну (1805), в которой Австрия сражалась против Наполеона, а южно-германские государи — в союзе с ним. Несчастный для Австрии исход этой войны, окончившейся Пресбургским миром (1805), усилил Баварию, Вюртемберг и Баден и создал из них, в пользу Франции, противовес Австрии и Пруссии. Внешним выражением этих новых отношений явился Рейнский союз (см.), поставивший целую треть германской территории в вассальную зависимость от Франции. Франц II, который уже в 1804 г. принял титул австрийского императора, под именем Франца I, формально сложил с себя теперь достоинство германского императора (август 1806), потому что империя фактически перестала существовать. В возгоревшейся вскоре после этого войне между Фракцией и Пруссией двойная победа Наполеона при Иене и Ауэрштете (14 октября 1806), равно как битвы при Фридланде и Прейсиш-Эйлау, имели своим результатом раздробление Прусского королевства, лишившегося, по Тильзитскому миру (1807), половины своих провинций. Несчастье открыло глаза правительствам и народам, свидетельствуя о необходимости иных, лучших порядков: для Пруссии и отчасти даже для Австрии наступил период преобразований. Правда, война 1809 г. отнюдь не сломила владычества Наполеона; напротив того, Венский мир только усилил могущество германских вассалов Франти и не помешал тому, что по простому императорскому указу весь северный берег Г. был присоединен к Франции; но народные восстания в Тироле и северной Германии ясно уже свидетельствовали о переворот в общественном настроении. Сигналом в общему восстанию послужила гибель франц. армии в России, в 1812 г. С переходом русских войск в пределы Г., национальное воодушевление увлекло за собой сначала Пруссию, а затем и остальную Г. Побежденная Франция принуждена была, по обоим Парижским мирным договорам, возвратить все немецкие владения, захваченные ею с 1792 г., а изгнанные Наполеоном князья снова были восстановлены на своих престолах. Венский конгресс (см.) создал в Г. новый порядок вещей, введением так называемой союзной конституции (см. Германский союз). V. От основания Германского союза до революционного движения 1848 г. Устройство нового Германского союза не оправдало надежд, возбужденных в народе войной за освобождение. Новая союзная конституция заключала в себе очень мало гарантий народных прав и развития внутренней свободы. Если бы еще германские правительства чистосердечно приступили к осуществлению обещанных ими улучшений, то и этот порядок вещей все же был бы большим шагом вперед. Но с восстановлением старых порядков возвратились и старые злоупотребления, а правительства или вовсе воздерживались от дарования обещанных льгот, или исполняли свои обещания скупо и неохотно. Правда, в Нассау (1814), Саксен-Веймаре (1816), Баварии, Бадене (1818) и Вюртемберге (1819) обнародованы были конституции; но Пруссия не последовала этому примеру. Реакционная партия не замедлила еще более разжечь существовавшее неудовольствие своими доносами и заподозреваниями всякой свободной мысли и национальных стремлений. Некоторые выходки учащейся молодежи — например Вартбургский праздник (см.) — доставили желанный предлог к тому, чтобы в преувеличенном виде изобразить опасность охватившего Г. революционного духа. Убиение Коцебу Зандом (23 марта 1819 г.) явилось как бы подтверждением этого взгляда. Карлсбадские постановления 20 сент. 1819 г. отдали университеты под полицейский надзор, снова ввели цензуру и назначили центральную следственную комиссию в Майнце, для розыска тайных обществ и демагогических замыслов. Союзная конституция была дополнена Венским заключительным актом 8 июня 1820 г., направленным преимущественно против сословного представительства; венцом его служила статья, предоставлявшая союзным государям не стесняться никакими конституциями в исполнении своих союзных обязанностей. В союзном сейме некоторое время еще продолжалась борьба между противоположными направлениями; но князю Меттерниху, стремившемуся при посредстве сейма управлять средними и маленькими государствами, удалось, наконец, устранить из него более либеральные элементы и обратить его в безусловное орудие антинациональных и антилиберальных вожделений Австрии. Пруссия подчинилась влиянию этой политики, тогда как в средних и маленьких государствах еще теплилась, постепенно ослабевая, конституционная жизнь. Польская революция 1830 г. подействовала на Г. потрясающим и отрезвляющим образом, вдохнув новую бодрость в представителей либерализма. Оппозиционный дух проснулся с небывалой силой; где — бурной агитацией, а где — и открытым возмущением мелкие немецкие правительства были вынуждены к уступкам, тогда как у великих держав руки оказались связанными польским мятежом. Кургессен, Брауншвейг, Ганновер и Саксония получили представительные собрания; в других государствах была введена свобода печати. Но некоторые излишества — напр. Гамбахский праздник (см.) — послужили для правительств предлогом к энергичному вмешательству и к отмене, через посредство франкфуртского сейма, сделанных уступок (1882). Последовавшие за этим события, напр. франкфуртский мятеж (1833), еще более усугубили полицейскую деятельность союзного сейма. Выработанные на венских конференциях постановления 1834 г. прямо были направлены против отдельных конституций. Отмена ганноверской конституции королем Эрнстом Августом (1887) вызвала общее негодование, особенно после того как союзный сейм, призванный на защиту конституции, объявил себя некомпетентным. Доверие к союзному сейму было этим окончательно потрясено; в глазах народа он являлся только полицейским институтом. Возгоревшаяся около того же временя борьба архиепископа кельнского с прусским правительством в свою очередь тоже не мало содействовала к усилению общего брожения умов, обнаружив то громадное влияние, которое успела приобрести римская иерархия. Посреди этих замешательств совершилось одно из важнейших событий, ознаменовавших мирный период с 1815 до 1848 г., именно учреждение германского таможенного союза (см.), к которому пристали все средние и южно-германские государства, кроме Австрии. Новые надежды были возбуждены вступлением на прусский престол Фридр. Вильгельма IV (1840). Политический дух снова воспрянул; новые идеи носились в воздухе. Это продолжалось недолго. Мера свободы, допущенной новым королем, выходила за те границы, которых строго придерживалось прежнее правительство, но не была достаточна для того, чтобы удовлетворить новые потребности. Всесилие бюрократии, ее вмешательство во все сферы гражданской и церковной жизни, новые цензурные строгости, крутое обращение с подозрительными лицами в церкви, школе и даже судебном ведомстве, раздражительный тон по отношению к оживившейся деятельности некоторых провинциальных сеймов в 1843 г., поддерживаемое сверху пристрастие к военным — все это питало общее неудовольствие. Созыв соединенного ландтага (1847) приверженцам абсолютизма казался опасной уступкой духу времени, тогда как либеральная партия усматривала в нем нарушение обещаний, данных в эдиктах 1815 и 1820 г. Не в лучшем положении находились дела и в других нем. государствах. Деятельность таких министров, как Абеля в Баварии, Блиттерсдорфа в Бадене, Гассенпфлуга и дю-Тиля в обоих Гессенах укрепляла оппозицию и увеличивала рознь между правительствами и народами. Политическое движение получило обильную пищу в церковных раздорах. Кроме раскола внутри протестантизма, вызванного системой "Христианского государства" в Пруссии, общественное мнение поддерживалось в постоянном напряжении происками ультрамонтанской партии, особенно могущественной в Баварии. Во многих местах Германии существовала, притом, большая материальная нужда, сказывавшаяся в постоянном росте эмиграции и принявшая угрожающие размеры вследствие частых неурожаев и возвышения цен на жизненные припасы. Эти годы экономического кризиса (1845 и 1846) совпали с политическим возбуждением и много способствовали распространению его в таких кругах, которые до того времени оставались в стороне от всякой политики. Австрия, благодаря господствовавшей в ней политике замкнутости, принимала во всех этих движениях лишь косвенное участие. Но в ней скопился иного рода материал для брожения. Старая правительственная машина застыла в своей косности; бездушный механизм оказался несостоятельным для удовлетворения потребностям империи. Финансовое положение ухудшалось с каждым годом. Несмотря на неистовства цензуры и стеснения преподавания, преследуемые идеи все же проникали в народ. За долгий период мира состав Австрийской империи расшатался, а не окреп. Мадьяры, славяне, итальянцы роптали против нивелирующих поползновений кабинетного управления; мудрое правило: держать в узде одну национальность посредством другой — обмануло тогдашних мудрецов. Даже в провинциальных сеймах, с их ветхим феодальным устройством, мало-помалу поднялся дух оппозиции. Брожению умов в Г. много способствовало общее положение дел в Европе. Швейцария победоносно вышла из своего внутреннего кризиса, вопреки увещаниям всех великих держав. Во Франции разлад между короной и парламентскими партиями уже грозил насильственным переворотом. Итальянский полуостров успешно восстал против старой системы и вынудил у испуганных правительств чрезвычайные уступки. В Дании смерть Христиана VIII (20 янв. 1848) должна была ускорить столкновение между датскими и немецкими интересами. События в Мюнхене, начавшиеся студенческим бунтом 7 февр. 1848 г., красноречиво свидетельствовали о том, до чего дошло возбуждение даже в самой спокойной части Германии. VI. События с 1848 до 1871 г. — Известия с запада, в быстрой последовательности возвещавшие падение Гизо, Людовика Филиппа и июльской монархии, подействовали на Германию словно электрический удар. Вся страна взволновалась; народ повсюду потребовал свободы печати, свободы сходок и ассоциаций, суда присяжных, общего избирательного права, представительства в союзном сейме и т. д. Во всех средних и мелких союзных государствах правительства волей-неволей должны были согласиться на исполнение этих требований и на замену нелюбимых министров людьми либеральными. В Баварии волнения окончились добровольным отречением короля Людвига. В обеих великих германских державах движение приняло характер настоящей революции. В Австрии страх перед мертвящей системой исчез бесследно. Италия, Венгрия Богемия находились в открытом восстании и даже столица сделалась театром неслыханного до тех пор волнения, окончившегося падением Меттерниха и его системы. Так наз. Мартовская революция повлекла за собой провозглашение свободы печати, учреждение национальной гвардии, созвание депутатов для составления новой конституции. В Пруссии, где не успели вовремя усмирить бурю, агитация в пользу конституционных требований охватила всю страну и столицу. Начиная с 17 марта в населении Берлина господствовала тревога, грозившая серьезным столкновением. В патентах от 18 марта король уступил желаниям народа; но вследствие ли недоразумения, или по злой воле, посреди всеобщего ликования, вызванного королевским решением, произошла кровавая схватка между войском и народом, перешедшая в упорный уличный бой, продолжавшийся до тех пор, пока войскам приказано было отступить и назначено было либеральное министерство. Два дня спустя, король, с германским знаменем в руках, совершил торжественный объезд по улицам Берлина, обещая стать во главе германского движения. Союзный сейм не только не пытался защищать старую систему, но немедленно признал совершившиеся факты и обратился к германским правительствам с предложением прислать уполномоченных во Франкфурте для пересмотра и изменения союзной конституции. Несколько дней спустя над сеймовым дворцом взвилось черно-красно-желтое знамя. Тем временем во всей Германии происходили выборы в так наз. "предварительный парламент", открывшийся 81 марта под председательством гейдельбергского профес. Миттермайера. Отклонив республиканскую программу Струве и признав Шлезвиг, восточную и западную Пруссию составными частями Германского союза, собрание сложило свои полномочия в руки избранного им комитета пятидесяти, который, вместе с союзным сеймом, принял на себя руководство выборами в общий германский парламент. Внесенный в комитет так наз. проект семнадцати предлагал учреждение наследственного императорского сана и двух палат: верхней, в состав которой должны были входить царствующие государи, вместе с представителями отдельных государств, и нижней, из представителей народа, избираемых всеобщей подачей голосов. Республиканское восстание в верхнем Бадене, поднятое в это время Гекером и Струве, окончилось полной неудачей (см. Гекер). Парламент, открывший свои заседания 18 мая во Франкфурте-на-Майне, нашел Германию в состоянии глубокого брожения. Обнародованная в Вене конституция подала повод к новым беспорядкам. В Берлине возвращение принца Вильгельма (будущего императора Вильгельма I), тогда нелюбимого народом, усилило волнение, которое не улеглось и после открытия прусского учредительного собрания. Первым делом франкфуртского парламента было назначение временного главы исполнительной власти (Reichsverweser). Выбор пал на австрийского эрцгерцога Иоанна, кот. прибыл во Франкфурт 11 июля; союзный сейм передал ему свою власть и разошелся. На требование, чтобы союзные войска присягнули Иоанну, как своему верховному главе, Австрия и Пруссия ответили решительным отказом, а Бавария дала только условное согласие. Между тем, парламент приступил к своей главной задаче: обсуждению конституции и основных прав германского народа. Но борьба между конституционалистами и республиканцами, кипевшая вне парламентских стен, проникла и в недра собрания и тормозила его деятельность. В нем вскоре выдвинулись три главные партии: крайняя левая, стремившаяся к учреждению республики и опиравшаяся на народные массы, партия "малогерманцев", с президентом собрания, Гагерном, во главе, желавшая объединения Германии без Австрии, и партия "великогерманцев" (см.), противившаяся выходу Австрии из союза. Пока парламент тратил время на бесполезные раздоры, на севере вспыхнула война с Данией. Решимость короля Фридриха VII теснее связать Шлезвиг-Голштинию с Данией вызвала отпор со стороны немецкого населения герцогств, которое, выбрав временное правительство, обратилось с просьбой о помощи к союзному сейму. Пруссия, по поручению союзного сейма, заняла герцогства, но 26 августа, без разрешения имперского правительства, заключила, в Мальме, перемирие с Данией. Весть об этом произвела потрясающее впечатление в стране. Радикальная партия решила воспользоваться общим возбуждением, чтобы нанести удар умеренному большинству парламента, одобрившему действия прусского правительства. 18 сент. во Франкфурте возгорелась уличная борьба, во время кот. разъяренный народ растерзал двух членов парламента, кн. Лихновского и ген. Ауэрсвальда. В связи с франкфуртским восстанием находилась, новая попытка Струве, который 21 сент. ворвался с горстью швейцарских и немецких выходцев в Баден, завладел городом Леррахом и водрузил знамя республики, но уже 24 сент. был разбит баденскими войсками. Другое восстание, поднятое Pay в Вюртемберге, было усмирено без кровопролития. События во Франкфурте еще более разожгли взаимную ненависть партий и подорвали доверие к парламенту, тем более, что в это же самое время старый порядок в Австрии и Пруссии праздновал своз первые успехи. Венское восстание было усмирено открытой силой, многие вожаки его были расстреляны по приговору военного суда, в том числе член германского парламента Роберт Блюм, поехавший в Вену по поручению левой. Во главе нового реставрационного министерства стал гр. Феликс Шварценберг. Рейхстаг был созван в Кремзир на 22 ноября. В то же время император Фердинанд отказался от престола в пользу своего племянника, Франца-Иосифа. В Пруссии 2 ноября составилось новое министерство графа Бранденбурга, которое перенесло заседания национального собрания в Бранденбург, стянуло войска к Берлину в провозгласило осадное положение. Национальное собрание объявило действия министерства незаконными, но должно было уступить силе и было распущено (5 декабря). Все это чувствительно, отозвалось на положении германского парламента. Принятые им решения относительно кризисов в Пруссии и Австрии не удовлетворили ни одной из враждебных партий, а попытка к посредничеству через имперских комиссаров обнаружила только его фактическое бессилие. В январе 1849 г. он принял предложение главы имперского министерства, Гагерна, об учреждении более тесного союзного государства без участия Австрии и о передаче сана главы империи одному из немецких государей, с присвоением ему титула императора. Австрия заявила протест против своего исключения, но обнародованная ею вслед за этим общая конституция для всех австрийских земель ясно показала невозможность объединения Германии с Австрией. После принятия закона о наследственности императорского сана германским императором был провозглашен король прусский Фридрих Вильгельм IV, который, однако, отклонил поднесенную ему корону, заявив депутации национального собрания, что он мог бы принять ее только с согласия немецких правительств. Тогда парламент решил принять дело осуществления конституции в свои собственные руки, убаюкивая себя надеждами, что у него достанет силы принудить правительства к принятию ее. В ответ на это Австрия отозвала своих депутатов из Франкфурта; Бавария тоже отклонила конституцию, а король вюртембергский заявил депутации своих палат, что никогда не признает над собой власти Гогенцоллернов. Ганновер и Саксония хотя и молчали, но было очевидно, что они последуют примеру других. Мелкие государства до поры до времени признали конституцию. Пруссия тоже прекратила сношения с франкфуртским парламентом и созвала в Берлине конгресс германских государей, обещая им свою помощь на тот случай, если бы, вследствие непреклонности франкфуртского парламента, возникли какие-нибудь новые замешательства. Повод к тому скоро представился. В Саксонии, Рейнской Баварии и Бадене народ, с оружием в руках, требовал принятия общеимперской конституции. Вспыхнувшее в Дрездене, 3 мая, восстание было подавлено после трехдневной уличной борьбы, при помощи прусских войск; они участвовали и в усмирении революционного движения в Рейнской Баварии. Более упорный характер приняла революция в Бадене. Она вспыхнула в мае и быстро распространилась по всей стране; инсургенты овладели даже крепостью Раштадтом. Великий герцог покинул страну; избранный в Офенбурге революционный комитет вступил в Карлсруэ и назначил временное правительство. Но прусские войска, под начальством принца Вильгельма, разбили инсургентов, заставили революционные власти очистить Карлсруэ в снова завладели Раштадтом. Между тем, национальное собрание все более и более таяло: все умеренные члены мало-помалу покинули его и в нем осталась лишь небольшая горсть левых и радикалов. Этот "парламент-туловище" (Rumpfparlament) перенес свои заседания в Штутгарт и выбрал правительство из 5 членов, но вскоре был разогнан вооруженной силой. В то же время в Берлине открылись конференции, имевшие результатом заключение так называемого союза трех королей (Пруссия, Саксония и Ганновер) и новый проект устройства Г. Оно должно было обнимать все немецкие государства, за исключением Австрии, с которой предполагалось заключить особый союз. Председательство в союзе (так называемой прусской унии), вместе с заведованием военными и дипломатическими делами, предоставлялось Пруссии. Большинство мелких государств готово было присоединиться к этому проекту, а малогерманская партия франкфуртского национального собрания, съехавшаяся на так называемый "Nachparlament" в Готе (готская партия), постановила употребить все свое влияние для осуществления идеи унии и принять деятельное участие в выборах в будущий имперский парламент. Но уния не имела успеха; когда Пруссия созвала парламент в Эрфурт, от нее отложились Ганновер и Саксония. Эрфуртский парламент хотя и состоялся в марте 1850 г., но, после принятия конституции, немедленно был закрыт. Этим закончилось участие германского народа в политических делах; с тех пор управление судьбами Г. перешло исключительно в руки дипломатии. Чтобы дать отпор прусским стремлениям к гегемонии, Австрия обратилась ко всем союзным государствам с предложением отправить уполномоченных в союзный сейм для обсуждения мер к учреждению нового временного центрального органа и к пересмотру конституции. На это приглашение отозвались и многие члены прусской унии; Пруссия снова очутилась в изолированном положении. Обращение ее к посредничеству России не имело успеха. На свидании с принцем прусским в Варшаве, на котор. присутствовал также глава австрийского министерства кн. Шварценберг, император Николай самым определенным образом высказался за сохранение трактатов 1815 и принял сторону Австрии. Между тем, возникший неожиданно кургессенский вопрос грозил войной между Пруссией и Австрией (см. Гессен-Кассель). Австрийские и баварские экзекуционные войска вступили в Гессен. В ответ на это Пруссия заняла Кассель, но вскоре перешла к более осторожной политике. По Ольмюцкому договору она отказалась от унии и от покровительства кургессенцам и дала согласие на созвание конференции в Дрездене для устройства дел Г. Дрезденские совещания, длившиеся целых полгода, ясно доказали несбыточность при тогдашних условиях всех широких планов преобразования Г. Оставалось только возвратиться к прежнему сеймовому устройству. Воскресший союзный сейм начал свою деятельность с приурочения конституций отдельных государств к принципам старого Германского союза. Реакция снова подняла голову. По примеру обеих великих германских держав, повсюду началось усердное уничтожение всего, что напоминало бурную эпоху. Исчез и германский флот, проданный частью с аукциона, частью Пруссии. На стороне Пруссии победа осталась только в области торговой политики. Австрия выразила желание вступить в германский таможенный союз в полном своем составе; но этому воспротивилась Пруссия, и таможенный союз был возобновлен на 12 лет в прежнем своем виде. Одновременно с этим Пруссия от имени союза заключила торговый и таможенный договор с Австрией, выгодный для обеих сторон. В наступивших вскоре после этого европейских осложнениях Германский союз оставался в стороне и на политической сцене действовали только германские великие державы. В надвигавшейся Крымской войне Россия считала себя вправе рассчитывать на сочувствие Австрии и Пруссии; но первая поспешила заявить о своем намерении придерживаться строгого нейтралитета, а вторая сохранила себе свободу действия. Когда война фактически началась, обе державы потребовали от России, чтобы она очистила Дунайские княжества, грозя, в случае присоединения этих княжеств или перехода через Балканы, объявлением войны. Попытка средних государств выступить в виде самостоятельной третьей державы, рядом с Австрией и Пруссией, не имела успеха. Согласие между Австрией и Пруссией продолжалось, однако, недолго. Австрия заняла Дунайские княжества и заключила с Францией и Англией формальный оборонительный и наступательный союз. Открыто напасть на Россию она не решилась из опасения Пруссии, не соглашавшейся воевать против русского императора, а также ввиду нерешительного образа действий средних государств, которые дальше обещаний не шли. На конгрессе европейских держав, на котором был заключен Парижский мир, Германский союз не имел своего представителя. Вследствие неизлечимой душевной болезни короля Фридриха Вильгельма IV, правительственная власть в Пруссии перешла, в октябре 1858 г., к его брату, принцу Вильгельму Прусск. В Г. возлагали большие надежды на "новую эру", начинавшуюся в Пруссии. Утомленные долгими годами реакции, немцы надеялись, что Пруссия станет во главе либерального движения и примет на себя руководство германскими делами. Назначение умеренно-либерального министерства в Пруссии прежде всего отразилось на Баварии, где министерство Пфортена должно было уступить место либеральному кабинету. В других государствах оживилась оппозиция представительных собраний и печать заговорила тоном, от которого совсем отвыкла с самого начала 50-х гг. В войне Австрии с Францией и Сардинией многие либералы, особенно в южной Германии, открыто сочувствовали Австрии; в союзном сейме велась сильная агитация в пользу вмешательства Германии. Соперничество с Пруссией помешало Австрии воспользоваться этим настроением. После поражений при Мадженте и Сольферино, австрийский император, опасаясь, что заступничество Пруссии доставит ей преобладание в Германии, поспешил заключить с Наполеоном III перемирие в Виллафранке, а затем Цюрихский мир. Внезапный разгром Австрии и образ действий союзных государств ясно свидетельствовали, что союзная конституция совершенно бессильна в чрезвычайных случаях и нуждается в радикальных изменениях. Собравшийся в Эйзенахе съезд бывших парламентских деятелей выработал программу устройства германского союзного государства, под верховенством Пруссии, на началах парламентаризма. Результатом съезда было образование так называемого "национального общества" (Nationalverein). В Бадене управление делами перешло в руки либералов. Значительные успехи либерализм сделал также в Баварии и Вюртемберге. В Гессен-Касселе произошло новое столкновение между правительством и сеймом, и только благодаря энергичному вмешательству Пруссии правительство уступило и старая конституция была окончательно восстановлена. В великом герцогстве Гессенском министерство Дальвига восстановило против себя народ преследованиями "национального общества". В Нассау образ действий правительства в вопросе о государственных имуществах вызвал резкую оппозицию сейма. На пробуждение идеи единства Г. могущественно подействовало празднование 100-летнего юбилея Шиллера (10 ноября 1859), а также ежегодные съезды ученых и других обществ, праздники певцов, стрелков и т. д. Правда, эта идея не всеми одинаково понималась: "национальное общество" мечтало о Г. под гегемонией Пруссии, с исключением Австрии, а основанный в 1852 г. "Beformverein" требовал объединения Г. на строгих федералистических основах так называемой "70-миллионной импорт". В 1861 г. саксонский министр Бейст выступил с проектом преобразования союза, по которому председательство в союзном сейме должно было принадлежать попеременно Австрии и Пруссии и при нем, в виде совещательного органа, должен был состоять совет из выборных от местных парламентов. Этот проект вызвал массу возражений. Либералы настаивали на парламенте и слышать не хотели о собрании делегатов; Австрия неохотно соглашалась делить председательство с Пруссией, а последняя заявила, что считает разрешение Германского вопроса возможным только при устройстве более тесного союзного государства. Первым шагом к его осуществлению явились военные конвенции Пруссии с маленькими государствами, находившимися в сфере ее влияния. В августе 1863 г. во Франкфурте собрался конгресс нем. государей, под личным председательством императора Франца-Иосифа, на который Австрия внесла свой собственный проект преобразования союза. Предлагалось учредить директорию из 5 государей, в руках которой сосредоточивалось бы верховное управление делами союза; союзный совет из 21 члена, назначаемых отдельными правительствами, и собрание из 300 делегатов, имеющих съезжаться во Франкфурте через каждые 3 года. Этот проект, принятый конгрессом в главных своих основаниях, оказался мертворожденным, вследствие отказа Пруссии участвовать в конгрессе. Заседавший одновременно с конгрессом съезд народных представителей высказался в том смысле, что желания нем. народа могут быть удовлетворены только парламентом, избранным непосредственно волей народа; та же мысль была выражена и прусским министерством иностранных дел, в его докладной записке королю по поводу австрийского проекта. Но у Пруссии в то время были связаны руки вследствие внутренних затруднений. Между прусским правительством и палатой депутатов произошло столкновение по вопросу о реорганизации армии. Либералы, располагавшие большинством в палате, отвергли проект преобразования армии, составлявший личное дело самого короля (см.). Палата была распущена и либеральное министерство заменено консервативным. Борьба усилилась, когда во главе министерства был поставлен Бисмарк (см.). Не добившись от новой палаты принятия военного закона, Бисмарк заявил, что правительство видит себя вынужденным управлять без содействия парламента. Неудовольствие в народе росло, потому что правительство продолжало взимать налоги без утверждения парламента, воздвигло гонение против либеральных чиновников, стеснило свободу печати и т. п. Между тем, на сцену выступил Шлезвиг-Голштинский вопрос, а с ним и новые осложнения, положившие начало полному переустройству Г. Подписанная новым королем Христианом IX, в ноябре 1863 г., общая конституция для Шлезвига и Дании вызвала в Г. горячие симпатии к шлезвиг-голштинцам. По постановлению союзного сейма, саксонские и ганноверские войска вступили в Голштинию. Датчане отступили и население провозгласило своим герцогом Фридриха Августенбургского. После отказа Дании отменить датско-шлезвигскую конституцию, Австрия и Пруссия вошли в сейм с заявлением, что берут в свои руки защиту германских прав (см. Германо-Датская война). Потерпев поражение, Дания принуждена была согласиться на условия Венского мира (октябрь, 1864), по которому она отказалась от Шлезвига, Голштинии и Лауенбурга в пользу Австрии и Пруссии. Надежды немцев на самостоятельную организацию герцогств не оправдались: предложение Австрии передать герцогства принцу Августенбургскому было отклонено Пруссией. Когда Бавария, Саксония и Гессен-Дармштадт вошли в союзный сейм с предложением доставить представителям герцогств возможность высказаться о положении своей страны, обе великие державы заключили между собой, в августе 1865 г., Гаштейнскую конвенцию (см.), лишь ненадолго отсрочившую столкновение. Австрия старалась склонить на свою сторону средние германские государства, а Пруссия заключила оборонительный и наступательный союз с Италией, обещав ей, в случае победы, Венецию. 9 апреля Пруссия внесла в союзный сейм предложение созвать германский парламент, избранный прямой и общей подачей голосов, для обсуждения проекта преобразования союзной конституции. На предложение Австрии о взаимном разоружении Пруссия изъявила согласие, если Австрия прекратит свои вооружения против Италии. Предложенный нейтральными державами мирный конгресс в Париже не состоялся, и в июне 1866 г. началась война, которая может считаться гранью между старой и новой Г.: победы прусского оружия подготовили германское объединение. В обнародованном до начала войны манифесте король Вильгельм торжественно заявлял, что вынужден решиться на войну "во имя национального развития Г.", "во имя идеи немецкого единства". К этому единению взывали и требования, с которыми обратилась тогда Пруссия к Ганноверу, Саксонии и Гессен-Касселю. Все три государства ответили, однако, отказом — и 20 июня прусские войска вступили в пределы их территорий. Ход военных действий был с самого начала благоприятен для хорошо организованной прусской армии. После капитуляции ганноверских войск при Лангензальце быстро последовал ряд удачных для Пруссии мелких стычек, а 3 июля, в сражении при Садовой (Кениггреце), пруссаки одержали решительную победу над соединенными австрийскими и саксонскими войсками. Австрия вынуждена была заключить, 26 июля, перемирие в Никольсбурге и принять выставленные Пруссией условия Пражского мира (11/23 авг.): исключение Австрии из состава Германского союза и ее согласие на образование Сев.-Германского союза, под главенством Пруссии, и на присоединение к Пруссии Ганновера, Нассау, Гессен-Касселя, Франкфурта, Шлезвига и Голштинии. Южно-германские государства, по этому договору, оставались независимыми и могли лишь вступать в договорные отношения с Пруссией и Сев.-Германским союзом. Благодаря искусной политике Бисмарка (см.), успевшего обеспечить нейтралитет соседних государств и совершенно обойти Наполеона III, Пруссия могла добиться этих блестящих результатов, нисколько не поступаясь интересами Германии. Внутри страны состоялось полное примирение между правительством и народом. Из среды депутатов выделилась особая партия национал-либералов, поставившая своей целью полное объединение всех германских государств, под главенством прусского короля. Партия эта мало-помалу распространяла свое влияние и приобретала адептов вне Пруссии. Одновременно с ее пропагандой шло и фактическое сближение германских государств благодаря учреждению сев.-германского сейма. Открытие его заседаний состоялось 10 сент. 1867 г. В течение своего короткого существования это представительное учреждение успело провести ряд важных и крупных мер: новый почтовый закон, новое уголовное уложение, общий вексельный устав, общий ремесленный устав, общую систему мер и весов, учреждение высшего торгового суда в Лейпциге, преобразованного в 1877 году в Высший имперский суд, закон о принудительном отчуждении, о равноправности вероисповеданий и пр. Постепенно втягивались в сферу общегерм. интересов и южно-немецкие государства, оставшиеся вне союза: Пруссия успела заключить с ними тайные оборонительные и наступательные союзные договоры на случай войны и привлечь их к участию в общем для обеих частей Г. таможенном парламенте. — Однако сепаратистские стремления именно в южной Г. были еще очень сильны: если в Бадене и Гессене население и правительство уже склонялись к мысли об окончательном союзе с Пруссией, то в Вюртемберге этому всеми силами противилась господствовавшая там демократическая партия, а в Баварии местная клерикальная партия свергла даже министерство из-за того, что глава этого министерства (Гогенлоэ) благоприятно относился к вопросу об объединении. Вся эта рознь стушевалась только тогда, когда судьбы всей Германии были поставлены на карту — когда вспыхнула Франко-Германская война 1870—71 гг. (см.). Враждебные отношения между Францией и Пруссией существовали уже задолго до того. В 1867 г. чуть было не дошло до серьезного столкновения между ними из-за герцогства Люксембургского, которое Франция желала присоединить к своим владениям; спор был улажен, благодаря вмешательству других европейских держав, которые, на созванной с этой целью Лондонской конференции (1867), решили признать герцогство нейтральным и оставить неприкосновенным его единение с Голландией, но вывести оттуда прусский гарнизон. К войне с Францией Пруссия не переставала готовиться, испрашивая у палат значительные кредиты на усиление армии; уже в 1868 г. начальник прусского генерального штаба Мольтке составил план этой войны; союзные войска также мало-помалу стягивались к известным пунктам и готовы были, по первому сигналу, двинуться к западной границе. Но осторожное берлинское правительство само уклонялось от вызова, предоставив это легкомысленным правителям тогдашней Франции, которые, не имея даже точных сведений о боевой готовности своих войск, решились на роковой шаг, по маловажному поводу. В средине июля 1870 г. война была объявлена. Согласно заключенным трактатам, южно-германские государства не замедлили выставить свои войска, и Франции пришлось иметь дело с сильной единством, дисциплиной и искусством своих генералов армией всей Германии. Ряд в высшей степени удачных для немцев атак и битв, осада Meцa, победоносное шествие нем. армии вглубь страны — все это быстро следовало одно за другим. После трехдневного боя у Седана, многочисленная армия, под начальством маршала Мак-Магона, должна была сдаться, причем взят был в плен и сам Наполеон III; вскоре затем вынужден был капитулировать и маршал Базен, запершийся в Меце. Хотя французы с удвоенной энергией и изумительною храбростью продолжали борьбу, но временное правительство скоро поставлено было в необходимость начать переговоры о мире, который был заключен во Франкфурте на М. и по которому Франция уступила Г. Эльзас и Лотарингию и уплатила 5 миллиардов военной контрибуции. VII. Новейшая история Германской империи. Еще до заключения мира с Францией среди представителей германских государств шла, поддерживаемая самим Вильгельмом и его приближенными, агитация о присоединении к Сев.-Гарманскому союзу и южно-немецких стран и объявлении, затем, всей Г. империей. К концу 1870 г. Сев.-Германский союз преобразовался уже в союз Германский, а 4 декабря того же года баварский король Лудвиг письменно обратился ко всем германским правительствам с предложением провозгласить прусского короля императором Германии; 18-го января 1871 г. состоялось в Версале самое торжество этого провозглашения. Дальнейшими шагами на пути объединения Германии было введение общеимперского уголовного уложения (с 1-го января 1872), издание общих для всей империи судебных уставов (1877), издание закона об акционерных обществах (1884) и мн. др. Вскоре, однако, по прекращении внешней борьбы, германский имперский парламент сделался ареной борьбы внутренней, из которой престарелый император Вильгельм и его главный советник далеко не всегда выходили победителями. Общая причина беспрерывных столкновений между парламентом и правительством вообще, и канцлером (кн. Бисмарком) в особенности, заключалась, с одной стороны, в самой натуре и мировоззрении "железного канцлера", пользовавшегося неограниченным влиянием на императора Вильгельма и не желавшего мириться с ограничениями правительственной власти; с другой — не малую роль в этих столкновениях играли представители тех элементов населения (поляков, ганноверцев, эльзасцев, отчасти баварцев и друг.), которые с неудовольствием взирали на доставшуюся Пруссии гегемонию и опасались преобладания в государственной жизни Г. прусских влияний. Большие затруднения представлял самый состав рейхстага, дробившегося и дробящегося на множество партий и редко заключавшего в себе прочное большинство, на которое с уверенностью могло бы опираться правительство. Сначала главной его поддержкой служили национал-либералы, которые в первых трех рейхстагах были самой многочисленной партией (от 116 до 150 человек); но с 1878 г. они потеряли прежнее значение, и число их ни разу не превышало ста, падая иногда гораздо ниже (в нынешнем рейхстаге их только 41). Разные оттенки консервативной партии никогда не располагали большой силой. Когда на выборах 1887 г. немецко-консервативная, имперская и национал-либеральная партии заключили так назыв. картель (см.), им удалось получить большинство в 215 голосов, но в 1890 г. они получили только 135 голосов и картель распалась; теперь немецко-консервативная вместе с имперской считает не более 91 гол. Прогрессисты, с 1884 года именующиеся немецкой свободомыслящей партией, достаточно многочисленны для оппозиции (их бывало около ста, теперь 64), но составить большинство они могут только с помощью других партий. Социал-демократов в первом имперском сейме было только два; затем число их долго колебалось между 9 и 13, в 1884 году достигло 24, опять упало до 10, но на последних выборах (1890) поднялось до 35. Особенно большое значение, при таком распределении голосов, всегда имела и имеет партия центра, т. е. клерикально-католическая, в первом имперском сейме насчитывавшая только 57 членов, но уже с 1874 г. обладавшая, приблизительно, ста голосами (теперь, считая и т. наз. вельфов, т. е. ганноверских партикуляристов — 113). Враждебное настроение ее к империи началось еще тогда, когда, по поводу провозглашения Пием IX догмата папской непогрешимости (1870), в католическом населении Германии стал замечаться раскол и появилась старокатолическая партия. За поддержку этого старокатолического движения правительство прежде всего и подверглось нападкам со стороны католиков парламентского центра. Отсюда так назыв. культурная борьба (Kulturkampf), предпринятая Бисмарком. Главные из числа мер, входящих в ее состав, были приняты на специально-прусской почве; но тем же самым духом проникнуты и некоторые постановления имперского сейма. Уже 28 ноября 1871 г. состоялся закон, направленный против католических проповедников (так наз. Kanzelparagraph), а 4 июля 1872 г. — закон, уничтоживший все учреждения Иезуитского ордена в Г. и воспретивший его членам пребывание в пределах империи. Несмотря на сильнейшее противодействие католиков, в 1874 г. повсеместно введен в Г. гражданский брак и регистрация актов гражданского состояния передана в руки светских чиновников. Всем этим Бисмарк крайне озлобил против себя клерикальную партию парламента, сплотившуюся около Виндгорста и систематически оппонировавшую правительству, зато в этой борьбе на стороне канцлера стояли его непримиримые враги — прогрессисты. Когда, вследствие своей новой экономической политики, министерство стало встречать оппозицию и в рядах либералов, Бисмарк стал искать поддержки в партии центра, для сближения с которой он не остановился перед восстановлением всего того, что так ревностно разрушал. Примирение правительства с католиками не было, однако, ни полным, ни продолжительным, в последнее время партия центра часто присоединялась к числу противников правительства (см.). Несколько иной характер носила борьба на почве социальных в экономических вопросов. Чтобы сокрушить социал-демократию, заявившую себя самым решительным и непримиримым противником существующего в Германии строя вообще и бисмарковской политики в частности, правительство задумало ряд репрессивных мер, вроде запрещения сходок этой партии, ее печатных изданий и т. п. Несмотря на покушение против жизни императора со стороны Геделя (1878), которое ставили в связь с происками социал-демократов (хотя последние категорически это отвергали), правительственный законопроект сначала не прошел, и лишь после повторившегося через несколько недель покушения (Нобилинга), когда рейхстаг был распущен и назначены новые выборы, закон о социалистах был вотирован палатой, хотя и со значительными оговорками, сроком на 2,5 г. Впоследствии он неоднократно возобновлялся, возбуждая всякий раз оживленные прения и недовольство партий, как мера, посягающая на конституционные права граждан и отнюдь не достигающая цели. Другое средство борьбы с этою партией канцлер предполагал найти в задуманной им системе законодательных мер, направленных к улучшению благосостояния рабочего сословия. Исходя из начал "государственного социализма", проповедовавшегося некоторыми немецкими экономистами (особенно — близким к канцлеру берл. проф. Адольфом Вагнером), правительство провело в парламенте закон о кассах для обеспечения рабочих во время болезни и в несчастных случаях (1884), который скоро был распространен и на рабочих сельскохозяйственных (1886) и служащих на морских судах (1887), — далее закон об обеспечении на случай старости и о кассе для инвалидов труда (1889); но все эти меры не привели к желанной цели (см.). В сфере чисто экономической имперское правительство стремилось сначала создать независимые от воли рейхстага имперские финансы, путем установления табачной и водочной монополии, что было однако отвергнуто рейхстагом. Прежде близкая к фритредерству, правительственная система начала склоняться в противоположную сторону уже в 1876 г., когда был уволен в отставку Дельбрюк (см.). В 1879 г. протекционизм праздновал первую решительную победу; новый тариф был проникнут покровительственным духом. Дальнейшим обострением этой политики были введенные в угоду землевладельческому классу хлебные пошлины (1887), равно как и вообще ряд "боевых" таможенных пошлин, предложенных правительством еще в 1885 г. в видах не только поощрения туземного производства, но и как орудие международной борьбы с соседними государствами (особенно с Россией). Введение новых и возвышение старых налогов требовалось для покрытия громадных военных издержек, вызывавших справедливый ропот в членах парламента. Путем целой системы угроз, запугивания, распущения парламента, вмешательства самого императора, правительство лишь с трудом добивалось своего: в 1871 г. численность армии в мирное время была определена на 3 года в цифре 401659, в 1874 г. цифра эта утверждена вновь на 7 лет (септенат), в 1880 г. повышена до 427 тыс., а в 1887 г., после ожесточенной борьбы, до 468 тыс., с соответственным увеличением кредитов. В 1888 г. восстановлен, сверх того, ландвер второго призыва. Со времени войны 1870—71 г. Г. беспрерывно заботилась о лучшем вооружении, боевой готовности и численном увеличении своей армии в является главной виновницей того усиления милитаризма, под гнетом которого живут современные европейские народы. Вредный для правильного экономического и духовного развития Г., милитаризм сослужил ей службу только в смысле возвышения внешнего могущества ее в политической жизни Европы, чему не мало способствовала и искусная политика ее канцлера. По его мысли, в 1872 г. заключен был союз трех императоров, при свидании их в Берлине. В 1878 г. созван Берлинский конгресс, на котором сам Бисмарк председательствовал; заметив после этого охлаждение России, он поспешил заключить в 1879 г. оборонительный союз с Австро-Венгрией, к которому скоро пристала и Италия; этот "тройственный союз" возобновлялся в 1887 и 1891 г. Со средины 1880-х гг. Г., до тех пор не имевшая колоний, делается, благодаря предприимчивости своих коммерсантов, обладательницей многих земель в других частях света (см. Германские владения в Африке и в зап. части Тихого океана). С этого же времени начинается ее участие в разных конференциях по колониальным вопросам (относительно Конго, Самоа и др.), соглашения с Англией по поводу разграничения "сферы влияния" и т. д. 9-го марта 1888 года не стало творца Германской империи, Вильгельма I, и место его занял его уже тяжко-больной, но возбуждавший всеобщие надежды, сын его Фридрих III (см.), царствование которого продолжалось всего 99 дней. В обнародованных им манифестах и рескриптах он заявил себя горячим сторонником мира, внутреннего развития страны, идей терпимости и братства, а также строгого конституционализма. 16-го июня его заменил на троне молодой, полный энергии и сил, сын его Вильгельм II (см.). Наиболее крупным событием его царствования является отставка кн. Бисмарка (20 марта 1890), преемником которого явился ген. Каприви, далеко уступающий своему предшественнику в талантливости и настойчивости, но более разборчивый в средствах для достижения намеченной цели. С уходом Бисмарка, несколько померкло внешнее политическое влияние Г. и успел также обозначиться явный поворот во внутренней политике ("новый курс"), выразившийся, прежде всего, в уничтожении ряда репрессивных мер прежнего времени: отмене закона о социалистах, снятии секвестра с имущества бывшего ганноверского короля, отмене паспортных стеснений в Эльзас-Лотарингии, разрешении преподавания на польском яз. в народных училищах Познани и др. В экономической политике видно уклонение от крайностей протекционизма; заключены торговые трактаты (1891) с Австрией, Швейцарией, Италией и Бельгией, ведутся переговоры о таком же трактате с Россией. Наконец, в социальном вопросе правительство Вильгельма II, отказавшись от усиленной репрессии, продолжает, однако, урегулирование фабричного труда и охрану нуждающихся в защите рабочих; в 1890 г. по инициативе императора созвана была в Берлине международная конференция по рабочему вопросу, занятия которой отчасти послужили источником для обнародованных впоследствии имперским правительством важных законов об установлении обязательного воскресного отдыха, совершенном устранении от фабрично-заводских работ детей моложе 13 лет и запрещении ночной работы для женщин. В тяготении к милитаризму Каприви идет, по-видимому, по стопам своего предшественника, хотя парламентское большинство, и даже благосклонный к новому канцлеру центр ясно высказались против дальнейшего обременения государства тягостями военных расходов (декабрь 1892). Л. Б. Источники и материалы средневековой нем. истории собраны в большом соч. "Monumenta Germaniae historica" и мелких сборниках: B öhmer, "Fontes rerum germanicarum" (1843—68); Jaffé, "Bibliotheca rerum germanicarum" (1864—73): "Chroniken der deutschen Städte voro 14 bis ms 16 Jahrhundert" (1862, изд. историч. комиссии) и "D. Reichstagsakten" (1868). Ср. Dahlmann, "Quellenkunde der d. Geschichte" (5 изд. Вайца, 1883); Wattenbach, "D. Geschichtsquellen im Mittelalter" (5 изд. 1885); Lorenz, "D. Geschichtsquellen seit dem 13 Jahrh." (3 изд. 1886). Сочинения общего содержания, появившиеся после 1850 г.: Wirth, "Geschichte der D." (до 1806 г., 4 изд. 1860—64); Leo, "Vorlesungen über die Gesch. d. Volkes und Reichs" (1854—67); Sugenheim, "Gesch. des d. Volkes und seiner Kultur" (1866), K. W. Nitzsch, "Gesch. des d. Volkes bis zum Augsburger Religionsfrieden" (1883); Erler, "Gesch. in den Erzählungen vaterlä ndischer Geschichtschreiber" (до Реформации, 1882—84). Новейшими (1892) трудами являются общая история Германии Лампрехта в "Handbuch der deutschen Geschichte", составленный несколькими учеными под общей редакцией Бруно Гебгардта. В этом последнем руководстве см. весьма обстоятельные указания на литературу. Краткие учебники: Kohlrausch, "D. Gesch." (для школ, 16 изд. 1875); W. Menzel, "Gesch. der D." (5 изд. 1855); Duller, "Gechs. des d. Volkes" (нов. изд. В. Пирсона. 1877); R ü ckert, "D. Gesch." (3 изд. 1873); D. M ü ller, "Gesch. des d. Volkes" (11 изд. 1884); Stacke, "D. Gesch." (1880—81, иллюстр.). По отдельным периодам. Древнейшая эпоха см. Германцы. Эпоха Меровингов и Каролингов: Kaufmann, "D. Gesch. bis auf Karl d. Gr." (1880—81); Gfr örer, "Gesch. der ost- und westfränkischen Karolinger" (1848); Dümmler, "Gesch. des ostfräukischen Reichs" (1862—63); Hahn, "Jahrbücher des fränkischen Reichs. 741—752" (1863); Oelsner. "Jahrbücher des fränkischen Reichs unter Pippin, 751—768" (1870); Abel u. Simson, "Jahrbücher des fränkischen Reichs unter Karl d. Gr." (1866); Simson, "Jahrbücher des fränkischen Reichs unter Ludwig dem Frommen" (1874—76); Arnold, "Fränkische Zeit" (1882). Эпоха Саксонской династии; "Jahrb ücher des D. Reichs unter dem Sä chsischen Hause", изд. Л. Ранке (нов. изд. 1863). Эпоха франконских императоров: Bresslau u. Steindorff, "Jahrb ü cher des D. Reichs unter Konrad II und Heinrich III" (1881). Эпоха Гогенштауфенов: F. v. Raumer, "Gesch. der Hohenstaufen und ihrer Zeit" (4 изд. 1872—73); Jaff é, "Gesch. des D. Reichs unter Lothar dem Sachsen" (1843); его же, "Gesch. des D. Reichs unter Konrad III" (1845). О значении древней Германской империи писали: J. Ficker, "Das d. Kaiserreich in seinen universalen und nationalen Beziehungen" (2 изд. 1862); его же, "D. K önigtum und Kaisertum" (1862); v. Sybel, "Die d. Nation und das Kaiserreich" (1862); v. Wydenburgk, "Die d. Nation und das Kaiserreich" (1862); Bryce, " The holy roman empire" (есть нем., франц. и русск. перев.). Эпоха междуцарствия до Золотой буллы: О. Lorenz, "D. Gesch. im 13 und 14 Jahrh." (1864—67); D ö nniges, "Gesch. des d. Kaisertums im 14 Jahrh." (1841); Lindner, "Gesch. des D. Reichs vоm Ende des 14 Jahrh. bis zur Reformation" (1875); K. Fischer, "D. Leben und d. Zustände von der Hohenstaufenzeit bis ins Reformationszeitalter" (1884); Aschbach, "Gesch. Kaiser Siegmunds" (1838—45); Bachmann, "D. Reichsgesch. im Zeitalter Friedrichs III und Max I" (188 4). Эпоха императоров вообще: Giesebrecht, "Gesch. der Kaiserzeit" (1855—80); Souchay, "Gesch. der Monarchie" (1861—62). Эпоха Реформации и 30-л. войны (см. соответств. статьи): Ranke, "D. Gesch. im Zeitalter der Reformation" (6 изд. 1880—82); Egelhaaf, " D. Gesch. im Zeitalter der Reformatoin" (1885 и 1892); Hagen, "D. litterarische und religi öse Verhältnisse im Reformations-Zeitalter" (1844); Döllinger, "Die Reformation, ihre innere Entwickelung" (1846—48); Jansen, "Geschichte des d. Volkes seit dem Ausgan g des Mittelalters" (12 издание 1883—85; с ультрамонтанской точки зрения); Ranke, "Zur Gesch. vom Religionskrieg bis zum dreissigj ä hrigen Krieg" (12 изд. 1874); Bucholtz, "Gesch. der Regierung Ferdinands I" (1831—38); Ritter, "Gesch. der d. Union" (1867—73); Hurter, "Geschichte Kaiser Ferdinands II" (1850—64); Gin dely, "Gesch. des 30-jä hrigen Kriegs" (1860; популярное изложение 1884); Koch, "Gesch. des D. Reichs unter Ferdinand III" (1865—66). Эпоха после Вестфальского мира: Hanser, "D. nach dem 30-j ährige n Krieg" (1862). Литературу о Фридрихе Вел. и Марии-Терезии см. соотвеств. статьи; Ranke, "Die d. M ächte und der Fü rstenbund 1780—90" (2 изд. 1876); Biedermann, "D. im 18 Jahrh." (1854—80); Hausser, "D. Gesch. vom Tod Friedrichs d. Gr. bis zur Gr ündung des D. Bundes" (3 изд. 1869); Wenck, "D. vor hundert Jahren"; Levy-Br ü hl, "LAllemagne depuis Leibnitz" (1892); Perthes, "Das Staatsleben vor der Revoluttion" (1845); его же, "Politische Zust ände und Personen in D. zur Zeit der französischen Herrschaft" (1862 —69); A. Schmidt, "Gesch. der preuss.-d. Unionsbestrebungen seit der Zeit Friedrichs d. Gr." (1851); v. Treitschke, "D. Geschichte im XIX Jah." (4 тома, 1879—89, довед. до 1840 г.); Kaltenborn, "Geschichte der d. Bundesverh ältnisse und Einheitsbestrebungen 1806—56" (1857); Ilse, "Gesch. der deut. Bundesversammlung" (1860—62; не окончено); К. Fischer, "Die Nation und der Bundestag" (1880); Haym, "Die Nationalversammlung" (1850); Kl üpfel, "Die Einheitsbestrebungen in ihrem geschichtlichen Zusammenhang" (1863); его же, "Gesch. der d. Einheitsbestrebungen bis zu ihrer Erf ü llung 1848—71" (1872—73); Jastrow, "Gesch. des d. Einheitstraums" (1885). О войнах 1866 и 1870 гг. см. соответствующие статьи. Экономическая история Германии: Inama-Sternegg, "Deutsche Wirthschaftsgeschichte"; Lamprecht, "Deutsches Wirtschaftsleben im Mittelalter". История немецкой культуры: W. Wachsmuth, "Gesch. d. Nationalitä t" (1860—62); R von Raumer, "Vom d. Geist" (2 изд. 1850), Scherr, "Gesch. d. Kultur und Sitte" (8 изд. 1882); его же, "Germania" (иллюстр. 5 изд. 1885); Henne-Am-Rhein, "Kulturgesch des d. Volkes" (1886); G. Freytag, "Bilder aus der d. Vergangenheit" (15 изд. 1884); K. Braun, "Bilder aus der d. Kleinstaaterei" (нов. изд. 1870). На русском языке. Надлер, "Император Оттон III и его время" (Харьков, 1865); Брайс, "Священная Римская империя" (русск. пер. Д. Петрушевского, М., 1891); Висковатов, "Эпоха гуманизма в Германии" ("Ж. M. Н. Пр.", 1872, CLXI т.); Циммерман, "История Крестьянской войны в Германии" (СПб., 1865—68); "Фридрих Вел.", очерк Маколея (в полном собрании сочинений, изд. Тиблена); Градовский, "Возрождение Германии и Фихте Старший" ("Беседа", 1871, кн. V); Трачевский, "Германия накануне революции" ("Вестник Европы", 1875, 5—8); его же, "Союз князей" (докт. дисс.); Шторх, "Военная сила и устройство Германск. Союза" (СПб., 1847); "История войны 1866 г. в Германии, с приложениями" (СПб., 1870); Рюстов, "Война 1870 г. за Рейнскую границу" (кн. I — III, СПб., 1871); "Описание Прусско-Франц. войны 1871" (СПб., 1870); Леер, "Публичные лекции о войне 1870 г. между Фр. и Герм. до Седана включительно" (СПб., 1871); E. Утин, "Вильгельм и Бисмарк" (СПб., 1892).


Германия (дополнение к статье) или Германская империя (Deutschland, Deutsches Reich) — в настоящее время состоит из 22 конституционных государств, 3 вольных городов и 1 имперской страны. Площадь и население. Г., не считая колоний, занимает 540743 кв. км, с 56367178 жителями (по переписи 1 декабря 1900 г.).
Составные части Г. Площадь кв. км Население
Ангальт 2299 316085
Бавария 75870 6176057
Баден 15081 1867944
Брауншвейг 3672 464333
Бремен 256 224882
Вальдек 1121 57918
Вюртемберг 19513 2169480
Гамбург 415 768349
Гессен 7681 1119893
Липпе 1215 138902
Любек 298 96775
Мекленбург-Стрелиц. 2930 102602
Мекленбург-Шверин. 13127 607770
Ольденбург 6427 399180
Пруссия 348658 34472509
Рейс (младшая линия) 827 139210
Рейс (старшая линия 317 68396
Саксен-Альтенбург 1324 194914
Саксен-Веймар 3617 362873
Саксен-Кобург и Гота 1977 229550
Саксен-Мейнинген 2468 250731
Саксония 14993 4202216
Шаумбург-Липпе 340 43132
Шварцб.-Зондерсгаузен 862 80898
Шварцб.-Рудольштадт 940 93059
Эльзас-Лотарингия 14513 1719470
Район Г. таможенного союза состоит из всей Германии (за исключением о-ва Гельголанда, областей гамбургского вольного порта, некоторых частей г. Бремена, Бремергафена и Теестемюнде и двух областей в Бадене), великого герцогства Люксембурга и двух общин в Австрии (Юнггольц в Тироле и Мительберг в Форарльберге); заключает в себе 543267 кв. км с 56089925 жителями. Население Г. распределяется на городское — 30633070, или 54,4 %, и сельское — 25734103, или 45,6 %. Городское население растет за счет сельского; последнее составляло в 1880 г. 58,6 % всего населения, в 1890 г. — 52,9 %. Особенно быстро растут большие города (свыше 100 тыс. жит.); население их составляло: в 1880 г. — 7,2 % населения страны, в 1890 г. — 13,1 %, в 1900 г. — 16,2 %. Всех городов, имеющих свыше 100 тыс. жит. в Г. в 1900 г. было 33, а в 1904 г. — 38; из них более значительные: Берлин — 2040 тыс. жит. (вместе с пригородами — 2821 тыс.), Гамбург — 747 тыс., Мюнхен — 562 тыс., Дрезден — 533 тыс., Лейпциг — 494 тыс., Бреславль — 454 тыс., Кельн — 409 тыс., Франкфурт-на-Майне — 320 тыс., Нюрнберг — 308 т., Ганновер — 254 тыс. Население Г. составляло: в 1890 г. — 49428470 чел., в 1895 г. — 52279901 чел., а в 1900 г. — 56367178 чел.; годовой прирост населения составлял в периоды: 18 9 1—5 гг. 1,12 %, 1896—1900 гг. 1,5 %. Об эмиграции из Г. см. Эмиграция. На 1000 мужчин в Г. приходится 1032 женщины. Перевес мужского населения над женским встречается только в Шлезвиг-Голштинии, Ганновере, Вестфалии, Рейнской провинции и Эльзас-Лотарингии. На 1 кв. км в Г. приходится 104 жит. Гуще всего населена Саксония (280 жит.), реже всего (44 жит.) — Мекленбург. 62,5 % всего населения Г. исповедуют протестантизм, 36,1 % — принадлежат к римско-католической церкви и 1,4 % — прочим исповеданиям, в том числе иудейскому — 1 % (586833 челов.). Иностранцев в Г. 778698 (более всего австрийцев). По национальностям население Г. распределяется так: немцев — 52136 тыс., поляков — 3087 тыс., других — 1144 тыс. До половины XIX ст. Г. была страной земледельческой по преимуществу, сельским хозяйством занималось до 65 % населения; в настоящее время (по переписи 1895 г.) им занимается около 36 %; остальное население посвящает себя промышленности (39 %), торговле (12 %) и другим профессиям (13 %). По размерам внешней торговли Г., после Великобритании, занимает второе место и находится в периоде постоянного роста; в 1903 г. вывоз Г. оценивался в 5095 млн. м., ввоз в 6299 млн. м. Вывозится более всего в Великобританию (на 966 млн. м.), Австро-Венгрию (533 млн. м.) и Соедин. Шт. Сев. Америки (499 млн. м.); привозится более всего из Соедин. Шт. Сев. Америки (на 911 млн. м.), России (773 млн. м.), Австро-Венгрии (719 млн. м.) и Великобритании (611 млн. м.). Торговый флот Г. в 1903 г. состоял из 4045 судов в 2203804 тонны, из них 1545 паровых. в 1622429 т. Железных дорог (1903 г.) 53991 км, из них 48259 км государственных. Водных судоходных путей 14366 км, из них 2606 км каналов и 2469 канализированных рек, остальные естественные речные пути. Телеграфных линий (1902 г.) 1 3 4072 км, длина проводов — 497021 км. Телефонных аппаратов 392924, длина проводов — 1446155 км. Военные силы Г. (1904—5 г.). Армия в мирное время — 606987 чел. и 105885 лошадей, в военное время — 2549918, а вместе с ландштурмом — до 3 млн. чел. Военный флот состоит из 118 судов в 468000 т.; кроме того, до 120 миноносок. Численность экипажа — 40311 челов. Имперский бюджет Г. по смете 1904—5 г. исчислен по приходу и расходу в 2460,7 млн. м. Долг к началу 1904 г. равнялся 3273,5 млн. м. Колонии Г. (вместе с протекторатом):
Названия колоний Год присоед. к Г. Площадь кв. км Население
В Азии:
Kиao-Чжау (арендов. обл. в Китае) 1898 501 120041
В Африке:
Камерун 1884 495000 3500000
Того с Портом-Сегуро и М. Попо 1884 87200 2500000
Юго-Зап. Африка, с Дамарой и Намаквой 1884 835100 200000
Вост. Африка 1885 995000 6847000
В Австралии и Океании:
Нов. Гвинея (Земля Имп. Вильгельма)   181650 13000
Архип. Бисмарка и Соломоновы о-ва 1885—99 57100 250000
Маршальские о-ва 1888 405 15000
О-ва Каролинские, Марианские и Палау 1899 2076 3993
О-ва Самоа (Мореплавателей) 1899 2588 33972
Все колонии 1884—99 2656620 13635946
Население колоний исключительно туземное, европейцев во всех колониях Г. только 10965 (0,08 %), из них собственно немцев — 4638 (0,03 %). — Внешняя торговля колоний незначительна; в 1902 г. привоз — 35 млн. м., вывоз — 28 млн. мар. История. 1. Канцлерство графа Каприви 1890—1894 г. С отставкой Бисмарка 20 марта 1890 г., несмотря на категорическое заявление императора Вильгельма II, что "курс остается старый", для Германии началась новая эра, известная под именем нового курса. Проводить этот курс должен был новый канцлер и президент прусского министерства гр. Каприви; в действительности, однако, император, не терпевший вокруг себя самостоятельных людей, был собственным своим канцлером. Смена лиц на канцлерском посту почти совпала со временем выборов в рейхстаг 20 февр. 1890 г. Эти выборы нанесли сильный удар союзу двух консервативных партий (консервативной и имперской) с национал-либеральной; первые две с 118 мандатов, которыми они располагали в рейхстаге 1887—90 гг., упали до 93, последняя — с 104 даже до 43. Напротив, значительный рост получила партия свободомыслящая, завоевавшая вместо 32-х 66 мандатов, а родственная ей южно-германская народная партия, не имевшая в предыдущем рейхстаге ни одного полномочия, получила их 10; центр несколько увеличил свою прежнюю силу (106 вместо 99 мандатов). Положение мелких партий изменилось мало; только впервые появилась в германском рейхстаге обособленная антисемитическая партия, завоевавшая 6 полномочий. Наиболее влиятельной партией стал центр; не располагая большинством, он, однако, не мог стать партией господствующей, так как сколько-нибудь прочный союз с кем бы то ни было был для него немыслим. Как симптом совершающейся в народе перемены, особенное значение имел рост социал-демократии, увеличившей число своих мандатов более чем втрое (с 11 до 35) и число полученных на выборах голосов — почти вдвое: 1427000, или 19 %, вместо полученных за три года перед тем 763000, или 10 %. Рост этой партии доказал полную нецелесообразность направленного против нее ограничительного закона. Ввиду этого Вильгельм II решил бороться с ней не применением этого закона, срок действия которого истек в 1890 г. и на возобновление которого рейхстаг не соглашался, а социальным законодательством. Была созвана международная рабочая конференция и проведено через рейхстаг новое фабричное законодательство (см. соотв. статью). По этому вопросу император Вильгельм в то время отражал настроение большей части буржуазных слоев германского народа, что и сказалось в результате выборов 1890 г., и именно на этой почве произошел его конфликт с Бисмарком. Дальнейшее развитие социального законодательства и ослабление полицейского режима — таковы были задачи, лежавшие на графе Каприви. В связи с этим, а также с более влиятельным положением, которое отныне должна была занять промышленная буржуазия, наступил поворот в торговой политике Германской империи: аграрный протекционизм, излюбленное детище аграриев и кн. Бисмарка (последнего — только с 1879 г.), должен был быть ослаблен. Главное внимание государства по-прежнему, однако, было направлено на сохранение и даже усиление военной мощи Германии. Рядом с сухопутными военными силами правительство стало стремиться к созданию и укреплению военно-морских сил, которыми Бисмарк интересовался сравнительно мало. Рост могущества на море был безусловно необходим уже вследствие расширения колониальных владний Германии, которыми она начала обзаводиться со второй половины 80-х годов (т. е. еще при Бисмарке). И того, и другого, безусловно, желал император Вильгельм и в этом он находил поддержку в значительной части наиболее крупной буржуазии. Совмещение противоположных стремлений (с одной стороны — ослабление полицейского гнета, ослабление протекционизма и социальное законодательство в пользу низших классов, причем социальное законодательство не столько ради него самого, сколько как орудие борьбы с социал-демократией, с другой стороны — шовинизм и империализм) привело к тому, что новый курс страдал постоянными колебаниями, впадал в постоянное противоречие с самим собой и очень скоро пришел к краху. Опереться на свободомыслящих правительство графа Каприви не могло, так как смягчение полицейского гнета, проводимое им, было с их точки зрения слишком недостаточно. Главной его опорой явились, во-первых, национал-либералы, численность которых, однако, была недостаточно велика, во-вторых, прямо враждебная им, когда-то главным защитникам культуркампфа, партия центра, но опорой непрочной: правительство, боясь поссориться с национал-либералами, не желало идти достаточно далеко навстречу центру в восстановлении влияния католической церкви. Оно настолько мало отрешилось от традиций культуркампфа, что в 1894 г., когда рейхстаг принял отмену закона, запрещающего пребывание в Г. иезуитам, бундесрат отказал этой мере в своей санкции, и только по отношению к редемптористам, ранее преследуемым наравне с иезуитами, правительство отказалось от своей прежней запретительной политики. Вместе с тем, центр в то время не был еще склонен одобрять все военные требования правительства. В первую же сессию рейхстага, собравшегося после выборов 1890 г., правительство внесло требование увеличения состава армии в мирное время на 18000 человек (до 487000 нижних чинов и унтер-офицеров). Это требование встретило сопротивление с левой стороны парламента, но прошло при поддержке большей части центра ввиду незначительности увеличения состава армии и его соответствия росту народонаселения Г., а также отказа правительства от септената, т. е. 7-летнего срока, на который ранее Бисмарк требовал определения состава армии. 1 июля 1890 г. правительство гр. Каприви заключило с Великобританией договор, в силу которого Г. получала от Англии остров Гельголанд и отдавала ей часть своих африканских владений — Занзибар и Уганду. В 1891 г. были заключены торговые договоры с Австро-Венгрией, Италией, Бельгией и Швейцарией. Эти договоры понизили пошлину на ввозимый в Германию хлеб из этих стран, с 5 марок до 3 мар. 50 пф. за двойной центнер (= 100 кг). Взамен этого Г. выговорила соответственное облегчение доступа произведений германской обрабатывающей промышленности в названные страны. Договоры встретили сильное противодействие на правой стороне парламента, но не менее сильную поддержку на его левой стороне, среди социал-демократов, свободомыслящих и центра, хотя первые две партии находили ослабление аграрного протекционизма далеко не достаточным. В 1892 г. прусское правительство сделало попытку провести в жизнь крайне реакционный школьный закон (известный по имени его инициатора, прусского министра народного просвещения Цедлица), создававший конфессиональную школу (см. соотв. статью). В прусском ландтаге закон этот, защищаемый коалицией из консерваторов и центра, но встретивший противодействие даже в национал-либералах, мог бы пройти; но он вызвал такое общественное негодование, что его в пришлось взять назад, не доводя дело до голосования; вместе с тем, Цедлиц покинул министерский пост, а горячо отстаивавший его гр. Каприви должен был оставить пост прусского министра-президента, который получил граф Эйленбург. Однако, Каприви сохранил за собой канцлерство Германской империи. Таким образом произошло разделение двух постов, которые почти все время существования Германской империи были занимаемы одним и тем же лицом. В том же 1892 г. в рейхстаг был внесен новый военный законопроект, гораздо более серьезный, чем закон 1890 г. Он увеличивал численность мирного состава армии до 492000 нижних чинов (без унтер-офицеров), т. е. более чем на 70000 человек. В виде компенсации общественному мнению граф Каприви предлагал понижение срока воинской службы с трех лет до двух. Реформа должна была потребовать единовременных расходов в 66 миллионов марок и увеличения обыкновенного военного бюджета на 64 миллиона ежегодно. Для покрытия этих издержек должны были быть повышены налоги на биржевые сделки, водку, вино, табак и др. Проект вызвал сильное недовольство среди всех левых партий и центра. В этом последнем, впрочем, оказалось несколько лиц, которые решились его поддерживать если не в полном объеме, то с некоторыми малосущественными изменениями; несколько видоизмененный проект был предложен клерикальным депутатом Гюне, как компромисс. Этот компромисс был принят правительством. В свободомыслящей партии тоже было некоторое колебание. Левая часть ее (Евгений Рихтер) решительно отвергала как правительственный проект, так и компромисс Гюне; правая часть (Риккерт, Барт и др.), подкупленная двухлетней военной службой, готова была поддержать последний. Тем не менее и она голосовала против него. 6 мая 1893 г. проект был отвергнут 210 против 162 гол. Тотчас же рейхстаг был распущен. Перед выборами, имевшими место 14 июня 1893 г. произошло распадение свободомыслящей партии на свободомыслящую народную (Евгений Рихтер) и свободомыслящий союз (Риккерт, Барт; см. соотв. статью); последний был на стороне военного проекта. Избирательная борьба происходила главным образом на почве военного законопроекта; против него было подано 4312000 голосов, за него — 3268000. Однако, крайняя неравномерность избирательных округов, число и границы которых не изменялись с 1871 г., несмотря на значительный и притом крайне неравномерный рост населения в городах и деревнях (в последних кое-где произошло даже уменьшение числа жителей), а также неравномерное распределение различных партий по округам, привели к тому, что число мандатов в рейхстаге совершенно не соответствовало числу поданных голосов в стране, и большинство, хотя и ничтожное, оказалось на стороне правительства. В новом парламенте было 100 депутатов двух консервативных партий, 54 национал-либерала, 13 членов свободомыслящего союза, 19 поляков, 13 антисемитов; все они, и кроме того два члена центра, высказались за военный законопроект. В качестве противников законопроекта явились: 24 члена свободомыслящей народной партии, 11 членов южно-германской народной партии, 44 социал-демократа, 8 эльзасцев и 94 из 96 членов центра; остальные 15 депутатов принадлежали к разным мелким партиям (эльзасцы, вельфы, аграрии и др.), а также к "диким", и частью голосовали за, частью против проекта. Помимо этого общего результата самыми важными явлениями выборов 1893 г. были: 1) рост социал-демократии, не соответствовавший, однако, ее росту в предшествовавший период; она получила 1786000 голосов, т. е. 23 % всех поданных голосов; 2) сильный рост антисемитизма, который собрал 263000 голосов, вместо 47000; 3) выступление, в качестве самостоятельных партий, двух групп крайних аграриев: союза сельских хозяев и баварского крестьянского союза, получивших около 60000 голосов и 5 мандатов. Из них первый выделился из консервативной партии, с которой и после выделения сохранил дружественные отношения; второй представлял мелкоаграрное (поддерживавшее интересы средних и мелких землевладельцев, и потому в некоторых отношениях демократическое) крыло центра, скоро вступившее с ним в очень враждебные отношения. Военный законопроект был принят 15 июля, но финансовые реформы, которые им вызывались, были отделены от него и должны были пройти самостоятельно, а это представляло большие трудности. Прусский министр финансов Микель, только что проведший реформу прямого обложения в Пруссии, взял в свои руки финансовую реформу империи. Он добился согласия министров финансов отдельных германских государств на возвышение пошлин на табак, вино, биржевые сделки, штемпельного сбора и др., на общую сумму в 100 млн. марок, из коих около 40 млн. должны были быть обращены на уменьшение матрикулярных взносов, т. е. взносов в общеимперскую кассу отдельных германских государств. Тем не менее реформа в таком виде через рейхстаг не прошла; прошло только увеличение налога на биржевые сделки и штемпельного сбора (1894), позднее — возвышение акциза на водку (1895) и на сахар (1896). В 1893—94 гг. были заключены торговые договоры по образцу прежних с Испанией, Румынией, Сербией и, наконец, после упорной таможенной войны, длившейся с лета 1893 г. до весны 1894 г., с Россией (16 марта 1894). Срок большей части договоров был до 31 дек. 1903 г., с тем, что если за год до этого срока не будет сделано какой-нибудь из сторон предупреждения о его прекращении, то он продолжается еще на год, потом еще на год и т. д. Общий принцип был тот же самый, что и в договорах с Англией, Италией, Бельгией и Швейцарией, но, ввиду значения России, как главного импортера хлеба, этот договор имел совершенно особую важность. Договор этот вызвал особенно сильное недовольство германского землевладения. В противовес ему консервативный депутат Каниц внес в рейхстаг проект сосредоточения всей торговли иностранным хлебом в руках правительства, которое должно было определять продажную на него цену, сообразуясь с интересами помещиков. Этот проект Каница на многие годы стал знаменем в борьбе аграрных партий. Гр. Каприви высказался решительно против него; ненависть аграриев к этому "выскочке без клочка земли", вызванная всей его политикой и в особенности торговыми договорами, еще усилилась вследствие его резкого отношения ко всем подобным притязаниям; отсюда и систематическая фронда против правительства со стороны землевладельцев, в особенности восточных провинций Пруссии, которые не стеснялись громко и резко говорить даже против императора, свою верность к которому они всегда раньше и потом вновь охотно афишировали; не стеснялись они говорить и о желательности союза даже с социал-демократами. Все это имело лишь характер угрозы, которую никто не думал приводить в исполнение. Около 1894 г. в отношении партий к аграрному вопросу происходит знаменательный поворот. Значительная часть национал-либералов, ранее поддерживавших политику Каприви, высказались за проект Каница; часть центра — также. Проект Каница был отклонен большинством только 13 голосов. Ничтожным большинством голосов прошел и договор с Россией. Это явление имело следующую причину: германская крупная промышленность, преимущественно железоделательная, в Г. сравнительно мало заинтересована в низких ценах на предметы питания, так как она существует главным образом благодаря предпринимательской деятельности правительства. Для нее важнее развитие предпринимательской деятельности правительства и в частности его агрессивной империалистской политики, которая дает промышленности толчок больший, чем низкая заработная плата и чем высокая покупательная способность населения. Ввиду этого для нее весьма важна определенно консервативная политика правительства, и она более дорожит союзом с могущественнейшим социально слоем германского населения, т. е. преимущественно с аграриями и с бюрократией и во главе ее с императором, чем теми экономическими мероприятиями, которые могут понизить заработную плату ее рабочих или повысить покупательную способность населения. Крупная промышленность представлена по преимуществу имперской и национал-либеральной партиями, и они-то после периода сочувствия политике Каприви стали ему изменять. Император к тому времени вполне остыл к планам социальной деятелности; рабочий класс, не удовлетворенный его фабричным законодательством, показался ему чудовищно неблагодарным, и он стал склоняться на сторону возвращения к репрессивной политике. В 1894 г. возник проект нового репрессивного закона против социал - демократии или вообще против лиц, посягающих на существующий государственный строй. Прусский министр-президент Эйленбург высказался за него; Каприви был его противником. В результате они оба, 26 октября 1894 г., вышли в отставку. Должности канцлера Германской империи и прусского министра-президента были вновь соединены, в руках князя Хлодвига цу Гогенлоэ Шиллингсфюрста. 2. Канцлерство князя Гогенлоэ, 1894—1900 гг. Новый курс германской политики сменился новейшим. Сам Гогенлоэ играл совершенно незначительную роль; будучи весьма плохим оратором, не умея говорить иначе как по бумажке, он неохотно выступал в парламенте, где не пользовался ни малейшим авторитетом; везде и всегда за ним чувствовалась личность императора. Реакционный характер новейшего курса подчеркивался еще и тем, что одновременно с кн. Гогенлоэ был назначен на пост прусского министра иностранных дел известный реакционер Келлер. Новейший курс обыкновенно называется курсом зигзагов вследствие постоянных колебаний. Колебания эти, впрочем, более касались личностей, чем основных принципов. Последние отныне были ясны: расширение колониальных владений, постоянное увеличение сухопутных и морских сил, усиленное покровительство землевладению, а также промышленности (в степени, однако, не удовлетворявшей самих землевладельцев, ибо правительство понимало, что полное их удовлетворение разорило бы обрабатывающую промышленность, а так далеко оно идти не желало), репрессия по отношению к рабочим; в иностранной политике поддержка тройственного союза, но вместе с тем сближение с Россией, как с консервативной силой, могущей быть опорой существующего порядка везде в Европе. Но министры, статс-секретари падали и заменялись одни другими по причинам, которые иногда долго оставались не известными публике и, во всяком случае, не имели принципиального политического характера. В печати, особенно в сатирических листках, приписывалась громадная роль начальнику гражданского кабинета императора, тайному советнику Луканусу, лицу, не ответственному ни перед рейхстагом, ни даже перед канцлером, а только перед императором; этот Луканус просто оповещал того или иного министра о недовольстве им императора и побуждал его к выходу в отставку. Особенно богат непонятными министерскими падениями был 1897 г., когда статс-секретарь морского ведомства Голльманн был заменен адмир. Тирпитцом, статс секретарь иностранных дел, преемник графа Герберта Бисмарка, барон Маршал фон Биберштейн получил сперва долговременный отпуск, а потом отставку и был заменен послом в Риме графом Бюловым; статс-секретарь имперского ведомства внутренних дел и вице-президент прусского министерства Беттихер получил отставку и был заменен на последнем посту прусским министром финансов Микелем, а на первом — гр. Посадовским-Венером. Из всех этих перемен только отставка Маршала фон Биберштейна имела до некоторой степени политический характер, ибо он оставался проводником политики гр. Каприви и был ненавистен аграриям. В общем, новейший курс отличался, прежде всего, возвращением к политике репрессий по отношению к оппозиционным партиям и общественным группам, в особенности к социал-демократии. Она сказалась в длинном ряде судебных процессов против редакторов и журналистов по обвинению в оскорблении печати, процессов, которые нередко, в особенности в Баварии, где они ведутся в суде присяжных, оканчивались неприятным для правительства оправданием подсудимых, что, однако, нисколько не ослабляло рвения прокуроров. Тронная речь, которой 5 декабря 1894 г. император Вильгельм II открыл новую сессию рейхстага, выдвигала как задачи империи "защиту низших классов общества и содействие их экономическому и моральному развитию посредством смягчения экономических и социальных противоречий и укрепления в них чувства довольства, и вместе с тем посредством энергичного противодействия гибельным замыслам тех, кто стремится противодействовать государственной власти в исполнении ее долга". Из этих двух задач господствовала последняя, т. е. задача репрессии, которая и придала вполне определенный цвет дальнейшей деятельности правительства. В той же тронной речи был возвещен законопроект об изменении некоторых статей уголовного уложения в смысле введения новых наказаний или усиления прежних за подстрекательство к преступлениям путем печати или устной речи, за восхваление преступлений, за подстрекательство путем слова, устного или печатного, к неповиновению властям, за распространение ложных слухов, понижающих уважение к властям и т. д. Закон этот, из-за которого пал Каприви, отличался от прежнего закона против социал-демократии тем, что имел общий характер и не был направлен открыто и специально против нее. Тем не менее, и его защитниками, и его противниками он квалифицировался как закон, направленный против партий и групп, враждебных общественному порядку, кратко назывался Umsturz Vorlage и приводился в связь с убийством Карно и другими анархистскими преступлениями во Франции и в Италии. Законопроект встретил сильное недовольство на всей левой и даже среди более умеренных элементов правой, как проект чисто и грубо реакционный. Когда 6-го декабря президент рейхстага Левецов, согласно обычаю, провозгласил hoch в честь императора, то Либкнехт и несколько других социал-демократов, не успевших удалиться, как это обыкновенно ими делалось в подобных случаях, не поднялись со своих мест, а остались сидеть. На правой это вызвало негодующее крики против них, но когда прокуратура обратилась к парламенту с просьбой о разрешении возбуждения против них уголовного преследования, то рейхстаг отклонил ее громадным большинством голосов; за нее высказались только консерваторы и национал-либералы, которые к этому времени уже мало чем отличались от консерваторов. При обсуждении новеллы к уголовному уложению партия центра попыталась несколькими поправками обратить ее из проекта, направленного против политических партий, враждебных существующему государственному строю, в меру борьбы за церковь; она хотела теми же наказаниями, как за восхваление государственных преступлений, обложить порицание или оскорбление религии или церкви. Такая политика центра вооружила против себя даже консерваторов, тем более — национал-либералов, и вся последующая борьба в рейхстаге была борьбой различных групп, слившихся в три взаимно противоположных течения: консервативное (с национал-либералами), стремившееся наложить узду на радикальную партию, — клерикальное, желавшее такой же узды против неверия,радикальное, или либеральное, не допускавшее ни того, ни другого. Проект был отклонен 11 мая 1895 г. подавляющим большинством голосов. Перед тем, 1 апр. 1895 г., президент рейхстага Левецов просил рейхстаг уполномочить его принести поздравление кн. Бисмарку с 80-й годовщиной его рождения. Большинством 163 против 146 голосов рейхстаг высказался против, причем партия центра голосовала сбольшинством. Левецов выразил свое недовольство решением парламента, сложив свои президентские полномочия. На пост президента был выбран член центра Буоль-Беренберг, первого вице-президента — свободомыслящий Шмидт, второго вице-президента — клерикал Шпан. С тех пор президентская власть в рейхстаге не выходила из рук клерикалов (до 189 8 г. Буоль, с 1898 г. Валлестрем). Главенствующей партией в германском рейхстаге в в значительной степени руководительницей германской политики отныне являлась партия центра. Не всегда и далеко не вполне удавалось ей проводить свои намерения, но всегда правительство внимательно прислушивалось ко всем ее желаниям. Самый центр около этого времени меняет свою физиономию. Он гораздо менее отрицательно относится к военным и в особенности к морским требованиям правительства, чем раньше; еще год тому назад вотировавший за торговый договор с Россией, следовательно, за ослабление аграрного протекционизма, он делается гораздо более склонным к аграрному протекционизму. — В 1895 г. был торжественно открыт канал императора Вильгельма, соединяющий Балтийское и Немецкое море, проведенный главным образом по стратегическим соображениям, но также и по соображениям торговым. В 1895—96 г. через рейхстаг был проведен новый гражданский кодекс, с 1 января 1900 г. заменивший прежние весьма разнообразные гражданские законодательства, господствовавшие в различных частях Германии. В 1896 и 1897 г. приняты некоторые дополнительные к нему законы, например торговый кодекс. В начале 1897 г. правительство потребовало от рейхстага кредитов в 70 млн. марок на постройку нескольких новых крейсеров; на этот раз центр поддержал требование правительства, вычеркнув из него только 12 млн. мар.; требование прошло через рейхстаг. В иностранной политике Германия не обнаруживала устойчивости. В начале 1896 г. император Вильгельм послал президенту Южно-Африканской республики Крюгеру телеграмму с поздравлением по поводу победы над "нарушителем мира" (Джемсоном) и удачной "охраны независимости страны"; телеграмма вызвала сильное негодование в Англии, но в действительности она была скорее проявлением экспансивного характера императора и отсутствия самостоятельности у других руководителей германской политики, чем истинным выражением германской политики. В 1897 г. Гогенлоэ поддерживал политику России на острове Крите и в Греции, желая подавить стремление критян к свободе и охранить неприкосновенность Турции. Дружественные отношения с Россией были укреплены поездкой в Петербург императора Вильгельма в августе 1897 г., с Австро-Венгрией — поездкой его в Будапешт. Убийство двух немецких католических миссионеров в китайском городе Kиao-Чау дало Германии формальный повод оккупировать Kиao-Чау десантом с германского флота и потом взять его в аренду у Китая на 99-летний срок (договор с Китаем 6 марта 1898 г.). Этим договором Германия стала твердой ногой в Китае и значительно расширила свои колониальные владения. В тронной речи, произнесенной при открытии новой сессии рейхстага 30 ноября 1897 г., император выразил мысль, что Германия "должна быть в состоянии и на море занять место, достойное ее". Отсюда вытекало требование увеличить военный флот до 17-ти броненосцев, 8 броненосцев береговой обороны, 9-ти больших и 26-ти малых крейсеров, для чего нужно было построить 7 новых броненосцев, 2 больших и 7 малых крейсеров и довести морской бюджет за семилетие с 1898 г. по 1904 г. до 1047000000 марок (в 7 лет). Аграрные элементы были сравнительно мало воодушевлены этим проектом, хотя в общем его поддерживали; центр тоже его поддерживал; горячими сторонниками его явились партии национал-либералов и имперская, представлявшие по преимуществу интересы крупной промышленной буржуазии. Свободомыслящая, народная и социал-демократическая партии вели против него ожесточенную борьбу, которая, однако, не привела к цели: проект, с небольшими сокращениями, был в 1898 г. принят. 6 мая 1898 г. был распущен рейхстаг. Новые выборы, происходившие в июне 1898 г., внесли мало изменений в состав парламента. Обе консервативные партии потеряли несколько мандатов и располагали в рейхстаге отныне вместо 100 голос, всего 79; нац.-либералы вместо 54 — 50 голос.; две свободомыслящие партии получили 3 новых полномочия и располагали 40 голос., но все эти мандаты, за исключением одного, были завоеваны при перебаллотировках; центр сохранил в рейхстаге свое прежнее место и располагал 101 голосом (вместо 96-ти). Антисемиты по-прежнему провели 13 своих депутатов, но число поданных за них голосов сильно уменьшилось, и партия, так сильно возросшая в 1893 г., получила удар, вслед за которым она быстро склонилась к совершенному упадку. Крайние аграрные партии (союз сельских хозяев и баварский крестьянский союз) располагали отныне 11 мандатами, таким образом выросли вдвое; в стране они собрали уже 250000 гол. Все эти голоса, впрочем, были отвоеваны от партий консервативной и отчасти клерикальной и потому не говорят о каком-нибудь принципиальном изменении в настроении избирателей. Самым важным явлением был рост социал-демократии, которая собрала 2107000 гол. (27 %) и провела 57 своих депутатов в парламент. 6 сент. 1898 г. император произнес на банкете в курорте Эйнгаузен (в Вестфалии) тост, обративший на себя особенное внимание; в нем он возвещал законопроект, защищающий тех, кто желает работать, от насильственных посягательств со стороны стачечников или даже от убеждений и уговоров примкнуть к стачке, посредством наказания каторжной тюрьмой (Zuchthaus). Тост этот знаменовал полный и окончательный разрыв с социальными стремлениями недавнего прошлого; перед слушателями был уже не император работающих классов, каким он себя представлял раньше, а император по преимуществу промышленников и землевладельцев. Тост дал сильный толчок развитию социал-демократии не только среди рабочих, но и среди мелкой буржуазии; значительная часть молодой, численно, впрочем, ничтожной (27000 голосов) национал-социальной партии под влиянием этой речи перешла к социал-демократии (пастор Гере, позднее Мауренбрехер). Законопроект, соответствующий обещаниям императора, был выработан и предложен рейхстагу, но был отклонен 20 ноября 1899 г. 6 декабря 1899 г. было отменено запрещение политическим сообществам вступать в союзы и соглашения друг с другом — запрещение, которое фактически мало применялось, но которым полиция иногда пользовалась, как орудием против социал-демократии. В 1900 г. консерваторы внесли проект тщательного надзора за ввозимым из-за границы мясом, мотивированный опасностью занесения эпизоотии, но в действительности едва прикрывавший протекционистские стремления. Законопроект был принят. Тогда же правительством был внесен проект новеллы к уголовному кодексу, известный по имени преступника Гейнце, давшего к нему повод, под названием lex Heinze; проект преследовал цель защиты общественной нравственности посредством обложения наказаниями или увеличения уже существующих за сводничество и пользование развратом в видах наживы. Центр, особенно заинтересованный проектом, внес к нему ряд дополнений, как то запрещение под страхом наказания распространения и публичного выставления безнравственных или даже оскорбляющих чувство стыдливости книг, рисунков или изображений. Проект, покровительствуемый императором, вызвал в рейхстаге обструкцию, но в конце концов был принят в несколько смягченном виде, без поправок, предложенных центром. В 1900 г. Гогенлоэ провел через рейхстаг новый закон о флоте, состоявший в дальнейшем его увеличении на несколько крейсеров. В 1899 г. Г. купила у Испании за 25 млн. пезет Mapианские и Каролинские о-ва; тогда же, воспользовавшись затруднительным положением Великобритании, запутанной в войну в Африке, Г. поделила с Соединенными Штатами Самоанские о-ва. В 1900 г. Г. приняла деятельное участие в усмирении боксерского восстания в Китае, которое началось с убийства в Пекине толпой народа германского посланника барона Кеттелера, раздражившего народ пренебрежением к китайским обычаям. Германия послала в Китай экспедиционный корпус из 69 офицеров и 2432 нижних чинов и морскую дивизию из 2402 матросов. Во главе всего экспедиционного корпуса, составившегося из корпусов европейских держав и Японии, имп. Вильгельм предложил державам поставить фельдмаршала Вальдерзее, что ими и было принято. Во время усмирения китайцев, сопровождавшегося вообще крайней жестокостью, немецкие солдаты особенно выделялись ею. Это объяснялось отчасти тем, что имп. Вильгельм, напутствуя их в Бремергафене, сказал им: "Пощады не давать, пленных не брать!", и поставил им в образец гуннов с их королем Этцелем. 17 октября 1900 г. престарелый Гогенлоэ вышел в отставку. 3. Канцлерство графа, потом князя Бюлова. Место канцлера занял статс-секр. иностр. дел граф Бернгард Бюлов, а его прежний пост получил барон Рихтгофен, его бывший помощник. Вскоре после этого (1901) большое значение и для финансов империи имел выход в отставку прусского министра финансов Микеля, которому наследовал барон Рейнбабен; статс-секретарь импер. почтового ведомства Подбельский сделался прусским министром земледелия. По существу канцлерство Бюлова было продолжением канцлерства Гогенлоэ. Несмотря на большую дипломатическую ловкость Бюлова и на его способность говорить публично, несмотря на его частое выступление в рейхстаге и ландтаге, он столь, же мало представляется самостоятельным политическим деятелем, как и его предшественник. Попрежнему за ним везде и всегда чувствуется император. Открытому 14 ноября 1900 г. рейхстагу было предложено прежде всего вотировать экстраординарные кредиты в 152 млн. мар. на покрытие издержек, произведенных правительством без предварительного согласии парламента на китайскую войну (все издержки на войну и ее ликвидацию до 1904 г. исчислены в 305 млн.). Кредиты были вотированы всеми голосами против голосов социал-демократов, решительно протестовавших против самой войны, и в особенности против речей императора ("пощады не давать") и против бессмысленной провокации китайцев и жестокости солдат. В 1901 г. заключен державами мир с Китаем, в силу которого из 450 млн. таэлей вознаграждения, уплачиваемого Китаем в 39-летний срок, на долю Г. пришлось 240 млн. мар. Главным событием внутренней жизни Г. в первые годы управлении гр. Бюлова было проведение через рейхстаг нового таможенного тарифа. Тариф был максимальный и минимальный; в последнем указывались ставки, дальше которых правительство при переговорах с иностранными державами о новых торговых трактатах не должно было идти в своих уступках; таким образом, это был конвенционный тариф, заранее намеченный. Как автономный, так и конвенционный тарифы были порождением возродившегося крайне протекционистского духа. Пошлина на хлеб с 5 мар. за центнер по автономному тарифу и 3 мар. 50 пф. по конвенционному поднималась до 7 мар. за рожь, ячмень и овес и 7 мар. 50 пф. за пшеницу по новому автономному и 5 и 5,50 по новому конвенционному тарифу. Тариф явился ареной страстной борьбы в рейхстаге в течение целого года (с декабря 1901 до декабря 1902). К аграрно-консервативной стороне рейхстага присоединились национал-либералы и центр; социал-демократы и свободомыслящие оставались в очевидном меньшинстве. Социал-демократы прибегли к обструкции; их поддерживали народная партия и свободомыслящий союз, партия же Рихтера, считая обструкцию унижающей достоинство парламента, отказалась следовать за ними и косвенно содействовала торжеству консерваторов. В результате тариф был принят, но вступить в силу он мог только после истечения срока торговых договоров, т. е. не ранее 1 янв. 1904 г. Однако, правительство не шло так далеко, как аграрии, и не соглашалось на восстановление автономного тарифа; оно желало возобновления трактатов на почве конвенционного тарифа 1902 г., что представляло значительные трудности, в особенности в отношении к России. В 1902 г. отменена диктатура в Эльзас-Лотарингии (см. соотв. статью). В 1903 г. проведен так называемый "клозетный закон", несколько видоизменяющий систему голосовании при выборах в рейхстаг, посредством создания особых закрытых помещений, где избиратель кладет свой бюллетень в закрытый конверт вне наблюдении посторонних лиц, чем лучше охраняется тайна голосовании. В 1903 г. происходили новые выборы в рейхстаг, причем избирательная борьба шла главным образом на почве таможенного тарифа. Выборы происходили при усиленном интересе народа; вместо 7786000 чел. (т. е. 68 % всех имеющих право голоса) в выборах приняло участии 9533000 (т. е. 76 %). Результаты выборов 16 июня 1903 г. сравнительно с выборами 1898 г.: 1 — Число поданных голосов; 2 — Число полномочий в рейхстаге
  1 То же в % 2
1898 1903 1898 1903 1898 1903
Консерваторы 859000 948000 11,1 10,0 56 52
Имперская партии 343000 333000 4,4 3,5 23 20
Национал-либералы 971000 1313000 12,5 13,8 47 50
Христ. социалисты и антисемиты 284000 244000 3,7 2,6 13 9
Союз сельск. хоз. и баварск. крестьянский союз 250000 229000 3,2 2,4 11 6
Итого правая 2707000 3066000 34,9 32,0 150 137
Центр 1455000 1875000 18,8 19,7 102 100
Поляки 244000 374000 3,1 3,7 14 16
Второстепенные партии (сепаратисты, нац.-социалисты, вельфы и др., дикие) 374000 315000 4,9 3,3 25 27
Центр, сепаратисты и мелкие партии вместе 2073000 2464000 26,8 26,7 141 143
Свободом. союз 195000 243000 2,5 2,6 13 9
Свобод. народная партия 558000 542000 7,2 5,7 29 21
Народная партия 108000 91000 1,4 1,1 8 6
Левая 861000 876000 11,1 9,4 50 36
Социал-демократия 2107000 3010000 27,2 31,7 56 81
В общем перевес остался на стороне аграриев; но единственная партия, которая могла гордиться победой на выборах, была социал-демократия. Окончательно разбитыми могут считаться свободомыслящие (особенно Рихтеровского оттенка) и антисемиты. Срок действия торговых трактатов окончился 31 декабря 1903 г. Период торг. тракт, значительно увеличил торговлю Г.; ввоз в нее с 4227 млн. мар. в 1892 г. возрос до 6002 в 1903 г.; не менее возрос и вывоз — с 3150 млн. мар. в 1892 г. до 5014 в 1903 г. Срок действии трактатов был молчаливым соглашением держав продолжен на год, потом еще на год и т. д., и ныне до 31 дек. 1905 г., а с Россией до 1 июля 1906 г. Между тем, в 1904—1905 г. Г., ввиду войны России с Японией, поставившей Россию в необходимость искать дружбы Г., удалось заключить торговый договор на невыгодной для России основе германского таможенного тарифа. В 1903—5 г. заключены были договоры и с другими державами (Австрией, Италией, Швейцарией и др.). Из них, договор с Австрией еще не ратификован (июль 1905). Договоры с Россией и др. странами вступают в силу 1 июля 1906 г. В 1904 г. клерикалы добились, наконец, что отмена запрещения иезуитам пребывания в Г. не только прошла через рейхстаг, но была одобрена и бундесратом и вступила в жизнь. Новейшая литература по истории Г. Lamprecht, "Deutsche Geschichte" (Б., 1891 и сл., до сих пор 8 т., пер.: К. Лампрехт, "Ист. герм. народа", пер. Николаева, 1—3 тома, M., 1894—96); Grebhardt, "Handbuch der deutschen Gescb." (2-е изд., Штуттгарт, 1901); Lindner, "Gesch, d. deutschen Volks" (Штуттгарт, 1894; в духе прославления Гогенцоллернов); А. Трачевский, "Германия накануне революции" (СПб., 1898); Biedermann, "Deutsche Volks- und Kulturgesch." (2 изд., Висбаден, 1891); E. Schr öder, "Lehrbuch der deutsch. Re chtsgesch." (4 изд., Лпц., 1902); Brunner, "Grundz ü ge der deutschen Rechtsgesch." (2 изд., Лпц., 1903); Schultheiss, "Gesch. des deutschen Nationalgef ü hls" (Мюнх., 1-й т., 1893); Henne am Rhyn, "Kulturgesch. d. d. Volkes" (2 изд., Б., 1892); Lippert, "Deutsche Sittengeschichte" (Лейпциг, 1889); Gerdes, "Gesch. d. deutsch. Volkes und seiner Kultur im Mittelalter" (Лейпциг, 1890—98); v. L ö her, "Kulturgesch. d. Deutschen im Mittelalter" (Мюнхен, 1891—1892); Th. Ziegler, "Die geistigen und socialen Str ömungen d. XIX Jahrh." (2 изд., Берлин; русский сокращенный перевод в "Мире Божием", 1900 г.; отдельный перевод, СПб., 1901); v. Inama Sternegg, "Deutsche Wirtschaftsgesch." (до XVI в., Лпц., 1879—1901); Emil Wolff, "Grundriss der preussisch-deutschen socialpoliti s chen u. Vorlkswirtschaftsgeschichte" (Б., 1899); Groette, "Gesch. d. deutsch. Einheitsbewegung im XIX J." (Гота, 1892); Georg Kaufmann, "Politische Gesch. Deutschlands im XIX J." (Б., 1900, поверхностно, в шовинистском национально-либеральном направлении); Н. Кареев, "История Западной Европы в новое время" (5 т., главы о Германии), W. Bios, "Die deutsche Revolution. Gesch. der deutschen Bewegungen von 1848—1849" (Штуттгарт, 1893; в социал-демократическом духе); Базаров и Степанов, "Очерки по истории Г. в X I X в." (М., 1905); Otto Hartmann, "Die Volkserhebung der Jahre 1848—49 in Deutschland" (Б., 1900); Gust. Dullo, "Berliner Plakate des Jahres 1848" (Цюрих, 1893); O. Lorenz, "Kaiser Wilhelm und dio Begr ü ndung des Reichs" (Иена, 1902); P. Kl öppel, "Dreissig J ahre deutscher Verfassungsgeschichte 1867—97" (1-й том, Лпц., 1900); Р. Kamptmeyer, "Gesch. der modernen Gesellschaftsklassen in Deutschland" (Б., 1898; русский, сильно сокращенный по цензурным условиям перевод); Maurenbrecher, "Die Hohenzollernlegende" (Бр., 1905); M. Heckel, "Die Fortschritte der direkten Besteuerung in d. deutschen Staaten 1880—1905" (Лпц., 1904); Huber, "D. als Industriestaat" (Штуттгарт, 1901); H. Цитович, "Местные расходы Пруссии" (Киев, 1898); И. Озеров, "Главнейшие течения в развитии прямого обложения в Германии" (СПб., 1899); В. Вильсон. "Государство" (пер. Ященко, М., 1905, глава о государственном устройстве Германии); А. Л. Лоуелль. "Правительства и политические партии в Западной Европе" (пер. под ред. Ф. Смирнова, М., 1905; глава о Германии); Е. Смирнов (ред.), "Государственный строй и политические партии" (т. 2, ст. Коврова о Г., СПб., без означ. года); Новгородцев, "Германия и ее политическая жизнь" (СПб., 1904); "Прусская конституция, с объяснениями Арндта, пер. Мейендорфа" (СПб., 1905); "Прусская конституция, пер. под ред. И. Лучицкого" (Киев, 1905). В. В—в.

Определение слова «Германия» по БСЭ:
Германия (лат. Germania, от Германцы, нем. Deutschland, буквально - страна немцев, от Deutsche - немец и Land - страна)
государство в Европе (со столицей в г. Берлин), существовавшее до конца второй мировой войны 1939-45.
I. Исторический очерк. Первобытнообщинный строй. Археологические данные свидетельствуют, что на территории Г. человек появился за 500-300 тыс. лет до н. э., в эпоху нижнего палеолита (см. Гейдельбергский человек). В Южной Г. обнаружены останки неандертальца. В переходный период от палеолита к неолиту племенами первобытных рыболовов и охотников были освоены северные районы Г., покрытые прежде ледником. В 3-2-м тыс. до н. э. племена, населявшие территорию Г., занимались уже не только рыболовством и охотой, но и скотоводством и земледелием. К началу 1-го тыс. до н. э. относится появление на территории Г. железных орудий, применявшихся наряду с бронзовыми.
В этот период на части территории Г. были распространены археологические культуры лужицкая и гальштатская, которую сменила латенская. Заселившие большую часть территории Г. племена германцев в конце 1-го тыс. до н. э. столкнулись с Римским государством. Неоднократные попытки Рима завоевать Г. к В. от Рейна были безрезультатными (в состав Римского государства была включена в конце 1 в. до н. э. лишь небольшая часть территории Г. по левому берегу Рейна). К 4 в. в результате передвижений и смешений племён возникли новые племенные образования германцев, часть из которых в 4-6 вв., в период т. н. Великого переселения народов, заняла территорию Западной Римской империи. В Г. прочно осели Алеманны, Бавары, вост. Франки, Саксы, Тюринги, фризы.
Г. в раннефеодальный период (6-11 вв.). Формирование феодальных отношений происходило в Г. преимущественно на базе разложения первобытнообщинного строя и было ускорено франкским завоеванием. Франки подчинили в 6-8 вв. всю территорию Г., вошедшую т. о. в состав Франкского государства. Завоевание сопровождалось распространением христианства. Наряду с крупным землевладением знати и верхушки общинников появилась королевская и церковная земельная собственность. Началось подчинение свободных крестьян. В правление Каролингов (с середины 8 в.) в Г. всё более перемещался политический центр Франкского государства. С распадом империи Каролингов (см. Верденский договор 843) территория Г. вошла в Восточно-франкское королевство, что положило начало государственному обособлению германских областей. Завершение этого процесса произошло после избрания королём
«восточных франков» маркграфа Арнульфа Каринтийского (правил в 887-899), с прекращением в Г. династии Каролингов (911) и, наконец, с избранием в 919 германским королём саксонского герцога Генриха I (правил в 919-936), основателя Саксонской династии, правление которого было важным этапом формирования германского раннефеодального государства. Первоначально территория этого государства простиралась между Рейном, Эльбой и Альпами, включая 4 племенных герцогства: Саксонию, Франконию, Алеманнию (Швабию) и Баварию; в 870-80 были присоединены Лотарингия (окончательно в 925) и Фризия (Фрисландия).
В германском раннефеодальном государстве происходил рост крупного феодального землевладения, масса крестьян вовлекалась в личную и поземельную зависимость от феодальных собственников. Однако этот процесс протекал в Г. сравнительно медленно и неравномерно. В Саксонии и альпийских областях свободное крестьянское землевладение сохранялось до конца 11 в. В отличие от ряда стран Западной Европы того времени, уже вступивших в стадию феодальной раздробленности, Г. представляла ещё относительно единое государственное целое, и королевская власть обладала значительной силой. Сохранялась в том или ином виде раннефеодальная система судебно-административного устройства (с делением на графства и сотни), существовала общегосударственная военная организация с обязательной военной службой всех свободных людей и военной повинностью вассалов в пользу короля.
Главную опасность для единства государства представляли племенные герцоги. Оттон I (правил в 936-973) успешно вёл борьбу с сепаратизмом герцогов, пытаясь превратить их в должностных лиц государства. Основной опорой короля стал епископат. В объединительной политике первых королей Саксонской династии значительную роль играл и внешний фактор - отражение нападений кочевников-венгров, а также норманнов. С венгерской опасностью было покончено в результате победы на Лехе (955). Нормандские набеги прекратились только в начале 11 в. Германское феодальное государство само переходит к завоевательной политике. На В. главным объектом захватов были земли полабских славян. При Оттоне I были подчинены племенные союзы бодричей, лютичей и сербо-лужичан, на территории расселения которых были созданы немецкие марки. Однако в результате успешных восстаний 983 и 1002 лютичи и бодричи освободились от власти захватчиков. В 951 Оттон I подчинил Северную Италию; в 962 он занял Рим и был коронован римским папой, получив титул императора. Этим было положено начало
«Священной Римской империи» и систематическим грабительским походам германских королей в Италию. В 1032-34 к империи было присоединено королевство Бургундия (Арелат); в вассальную зависимость от империи попала Чехия.
Г. в период развитого феодализма (конец 11-конец 15 вв.). К концу 11 в. всё население Г. было втянуто в феодальные отношения. Начинается интенсивный рост феодальных городов. Некоторые из них на Рейне и Дунае (Кельн, Майнц, Вормс, Страсбург, Аугсбург) возникли на месте старых римских укреплений, большинство - из новых средневековых ремесленных и торговых поселений. Первоначально города находились в полной вотчинной зависимости от своих сеньоров - епископов, светских феодалов или короля. В ходе революционного коммунального движения (начавшегося в Г. восстаниями в рейнских городах: Вормсе, 1071, Кельне, 1074, и др., и продолжавшегося вплоть до 13-14 вв.) многие города добились освобождения от власти сеньоров, самоуправления (различного по своему объёму и характеру), личной свободы горожан
(«Городской воздух делает свободным» - гласила немецкая пословица). Наибольшую самостоятельность получили вольные имперские города (которыми стали и некоторые епископские города); к концу 15 в. их было более 80. Большую зависимость от сеньоров сохранили земские (княжеские) города.
С середины 11 в. в Г. усиливается политическая децентрализация. Крупные феодалы, приобретая всю полноту судебно-административной власти, создавали замкнутые владения. Императоры Франконской династии (1024-1125) пытались бороться с этими тенденциями, опираясь на рыцарей и министериалов, а в некоторых случаях и на города, но вместе с тем они шли на дальнейшие уступки земельным магнатам, чтобы иметь их поддержку в итальянской политике и в борьбе с папством. Конрад II (правил в 1024-39) и Генрих III (правил в 1039-56) держали под своей властью немецкий епископат и господствовали над папской курией, но во 2-й половине 11 в. папство, используя феодальные смуты в Г., освободилось от этой зависимости.
Попытка Генриха IV (царствовал в 1056-1106) собрать и укрепить королевский домен в Саксонии и Тюрингии вызвала Саксонское восстание 1073-1075, в котором противоречиво переплелись интересы местной знати с интересами свободных и зависимых саксонских крестьян. Папа Григорий VII, выступивший с притязаниями на политическое господство в феодальном мире, повёл ожесточённую борьбу с Генрихом IV за право назначать в империи епископов и аббатов, которое находилось в руках императора. В т. н. споре за инвеституру между империей и папством (с 1076) часть немецких князей, стремясь к ослаблению центральной власти в Г., поддержала папство. В результате длительной и упорной борьбы, окончившейся только в 1122 компромиссным Вормсским конкордатом, в Г. усилилась самостоятельность церковных и светских князей.
Императоры династии Штауфенов (1138-1254), видя невозможность укрепить власть над немецкими князьями с помощью внутригерманских сил, пытались создать базу своего могущества в Италии. Фридрих I Барбаросса (правил в 1152-90) задался целью подчинить города Северной Италии, чтобы сделать их объектом постоянной фискальной эксплуатации. Но Ломбардская лига итальянских городов нанесла ему в 1176 поражение при Леньяно и заставила отказаться от этих попыток. В то время как императоры вели войны в Италии, некоторые немецкие князья, особенно саксонские, под видом крестовых походов против язычников завоёвывали земли славян и др. народов за Эльбой и в Прибалтике. Генрих Лев захватил земли бодричей, где было основано подвассальное герцогство Мекленбург (1170), Альбрехт Медведь - земли лютичей, составившие ядро маркграфства Бранденбург. В 13 в. орден меченосцев захватил земли ливов и эстов, Тевтонский орден - земли пруссов. Территория Г. на В. увеличилась вдвое. Здесь возникали крупные самостоятельные княжества. Экспансия на Восток
(«Дранг нах Остен») ещё больше изменила соотношение сил в герм. феодальном государстве в пользу князей и способствовала дальнейшему его дроблению. Завоёванные земли заселялись нем. колонистами, местное население насильственно онемечивалось.
Развернувшаяся в конце 12-начале 13 вв. борьба за престол (Филипп Швабский из династии Штауфенов и Оттон IV из рода Вельфов) была использована папой Иннокентием III для нового вмешательства папства в германские дела и фактического подчинения Г. Восстановивший с помощью папы свои права на престол Фридрих II Штауфен (правил в 1212-50) был одновременно императором и сицилийским королём. Он стремился прежде всего укрепить власть над Южной Италией и Сицилией. Чтобы получить
«свободу рук» в своей имперской политике в Г., он шёл на уступки князьям, способствуя укреплению их территориальных владений. В 1220 князьям церкви была предоставлена привилегия, гарантировавшая неприкосновенность их владений и закреплявшая за ними всю юрисдикцию в епископских городах. В 1231-32 привилегии получило сословие светских князей. В борьбе с северо-итальянскими городами, папами, их союзниками Штауфены потерпели поражение, их род был истреблен. В период междуцарствия (1254-73) в стране господствовала феодальная анархия. Города, объединяясь в союзы (Рейнский союз городов (См. Рейнские союзы городов), основан 1254, и др.), сами пытались обеспечить безопасность торговли, добиться установления
«Земского мира», прекращения состояния междуцарствия.
В то же время в Г. (как и в др. европейских странах того времени) в 13 в. имел место значительный экономический подъём. Во всех областях хозяйства распространялись товарно-денежные отношения, росло цеховое ремесленное производство: в городах по Рейну и на Ю.-З. - ткачество и обработка металлов, в Саксонии и Тюрингии - добыча железа и серебра. Северо-германские города, объединившиеся в Ганзу, сосредоточили в своих руках почти всю посредническую торговлю между германским побережьем, Скандинавией, Русью, Англией и Нидерландами. Рейнские и юго-западные города были втянуты в средиземноморскую торговлю. Но экономический подъём происходил в условиях прогрессировавшей феодальной раздробленности и обособленности отдельных районов страны и не привёл к её политическому объединению.
Рост товарно-денежных отношений вызвал значительные изменения в аграрном строе. Феодалы, стремясь увеличить свои доходы, переводили крестьян на натуральные и денежные оброки. Вместо прежней барщинной системы вводились новые формы организации хозяйства и эксплуатации крестьян, предполагавшие ослабление и ликвидацию личной зависимости. В целом в 13-1-й половине 14 вв. положение крестьян несколько улучшилось. В наиболее благоприятных условиях оказались немецкие колонисты в захваченных славянских областях, получившие наделы за сравнительно небольшие в первое время денежные и оброчные повинности в пользу местного князя и землевладельца. В худшем положении были крестьяне юго-западной Г., владевшие небольшими наделами за высокие оброки и отработочные повинности; здесь уже с конца 14 в. проявились первые признаки сеньориальной реакции.
Политическое развитие Г. с 13 в. характеризуется дальнейшим ростом территориальной раздробленности. Князья превратились в фактически независимых государей. Наибольшим могуществом пользовались Курфюрсты, присвоившие право избрания короля (императора). Королевская власть сохраняла лишь очень ограниченные формальные права верховного сюзеренитета над территориальными князьями, связанными с ней лишь слабой вассальной зависимостью. Императоры стремились сами стать крупнейшими территориальными князьями. Рудольф I Габсбург (правил в 1273-91) употребил свою власть для создания крупного наследственного владения, закрепив за своим домом Австрию и Штирию. Генрих VII Люксембург (правил в 1308-13) добился утверждения своей династии на чешском престоле. Возможность укрепить королевскую власть путём опоры на сильное оппозиционное движение (особенно горожан) против политики папской курии, развернувшееся в Г. в начале 14 в., была упущена королём Людовиком IV Баварским из рода Виттельсбахов (правил в 1314-47), возобновившим старую имперскую политику экспансии в Италию.
Избранный курфюрстами на германский престол чешский король Карл I Люксембург (император Карл IV, правил в 1347-78) узаконил политическую раздробленность (см. Золотая булла Карла IV 1356). Высшая власть в империи признавалась за курфюрстами, имевшими право избирать короля (будущего императора) и решать важнейшие общегосударственные дела. Император не располагал действенными общеимперскими органами исполнительной власти и общеимперскими финансами (мог опираться только на свои фамильные владения). Общегерманским законодательным органом был Рейхстаг, состоявший из курии князей и оформившейся позже курии имперских городов. Однако рейхстаг не являлся в подлинном смысле органом сословного представительства, а всецело зависел от князей. В то время как империя распадалась, в княжествах усиливалась местная централизация. Здесь сложились свои местные сословно-представительские учреждения - Ландтаги, состоявшие из представителей земских сословий - дворян, духовенства и горожан.
Г. в период разложения феодализма и зарождения капиталистических отношений (конец 15 - конец 18 вв.). Г. в конце 15 - 1-й половине 16 вв. Реформация и Крестьянская война 1524 -26. Со 2-й половины 15 в. наметились важные сдвиги в экономическом развитии Г. В горном деле, в текстильной промышленности, в книгопечатании и в некоторых др. отраслях началось зарождение ранних форм капиталистического производства. Среди бюргеров приобретали всё большее значение предприниматели, не связанные с цеховой организацией, в городском плебействе - его предпролетарская прослойка. Всё более глубокое проникновение товарно-денежных отношений в сельское хозяйство приводило к обострению борьбы между феодально-зависимым крестьянством и феодалами, стремившимися использовать развитие товарно-денежных отношений в своих интересах. То, что зарождение капиталистических отношений происходило в Г. в условиях усиления феодального нажима на крестьянство (сеньориальная реакция) и углублявшейся политической раздробленности, крайне осложняло и тормозило их дальнейшее развитие. Отсюда - особая острота нараставших в Г. социальных и политических противоречий. Они находили отражение в радикальных политических памфлетах
(«Реформация императора Сигизмунда» и др.), выдвигавших требования превращения Г. в централизованное государство и проведения ряда коренных социальных реформ, и особенно проявлялись в антифеодальных выступлениях крестьян и горожан в Юго-Западной Г. (движение Ганса Бёхайма, 1476, заговоры
(«Башмака» в конце 15 - начале 16 вв., восстание «Бедного Конрада», 1514, и др.).
Нарастание оппозиционного движения внутри страны и усложнение международного положения Г. в обстановке происходившего в Европе процесса образования национальных централизованных государств заставили немецких князей искать путей к реформе государственного устройства империи. В конце 80-х гг. 15 в. в Юго-Западной Г. возникла политическая и военная организация крупных князей - Швабский союз. Руководившая им
«княжеская партия» провела на рейхстагах 1495 и 1500 свой проект имперской реформы (запрещение внутренних войн в империи, создание общеимперского управления и суда для улаживания конфликтов между князьями и др.).
Оппозиционное движение начале 16 в. охватило разные социальные слои (крестьянско-плебейские массы, бюргерство, имперское рыцарство, находившееся в состоянии упадка и видевшее причину этого в жалком состоянии империи). Движение против католической церкви - Реформация, начало которому положило выступление М. Лютера против индульгенций (1517), на время объединило разнородные слои оппозиции: католическая церковь, беспрепятственно отягощавшая многочисленными поборами раздробленную страну, становилась объектом всеобщей ненависти. Значительную роль в идеологической подготовке общенационального движения сыграл также немецкий гуманизм, особенно деятельность радикальных гуманистов (Ульриха фон Гуттена и др.). Уже в 1521, в обстановке всё более обострявшихся классовых противоречий, позиции разных примкнувших к Реформации общественных группировок выявились более отчётливо.
В учении Лютера, связанного с консервативными кругами бюргерства и стремившегося удержать движение в рамках антипапской оппозиции, выдвигались требования, удовлетворение которых вело к усилению князей; Лютер всё больше отходил от народных элементов движения. Среди более радикальных кругов бюргерства стали распространяться, особенно в городах Юго-Западной Г., разные направления цвинглианства (см. У. Цвингли). В народе Реформация получила свою социально-политическую трактовку прежде всего в революционном учении Т. Мюнцера, ставшем идеологическим знаменем антифеодальной борьбы народных масс. Рыцарское восстание 1522-23, не поддержанное др. слоями оппозиции, было легко подавлено. Апогеем революционного движения эпохи Реформации стала Крестьянская война 1524-26, охватившая всю Юго-Западную и Среднюю Г. Наиболее последовательно идеи борьбы с социальным гнётом и феодальным государством были выражены в программных документах сторонников Мюнцера (т. н. Статейное письмо) и М. Гайсмайра. Но и в др. программах, выдвинутых в ходе борьбы (таких, как «Двенадцать статей», проект т. н. Гейльброннской программы),
также содержались передовые для того времени идеи, осуществление которых повело бы к подрыву феодального строя и направило бы Г. на путь национального и государственного единства. Однако слабая сторона этого первого акта буржуазной революции в Европе, как Ф. Энгельс охарактеризовал всё общественное движение эпохи Реформации в Г. (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 21, с. 417-18), заключалась в разрозненности революционных сил, в колебаниях и консервативных тенденциях основной части бюргерства при недостаточной зрелости его радикальных слоев, неспособности возглавить все прогрессивные силы.
Крестьянская война была подавлена со страшной жестокостью войсками Швабского союза и среднегерманских князей. Поражение Крестьянской войны означало разгром всего общественного движения этой эпохи (его последним актом была Мюнстерская коммуна 1534-35). Князья смогли использовать Реформацию в своих интересах, проведя секуляризацию церковных земель и полностью подчинив церковь своей власти. Развернувшаяся после поражения Крестьянской войны религиозно-политическая борьба между князьями-протестантами и католическими князьями внутри Г. тесно переплелась с великодержавной политикой Габсбургов (которым удалось с 1438 фактически закрепить за своим родом титул германских королей и императоров «Священной Римской империи»).
С конца 15- начала 16 вв., начиная с Максимилиана I (правил в 1493-1519), Габсбурги выступали с широкими «универсалистскими» притязаниями, пользуясь при этом активной поддержкой феодально-католических реакционных сил Европы. Внук Максимилиана Карл V, ставший в 1516 испанским королём, а в 1519 избранный императором
«Священной Римской империи», объединил с землями, входившими в состав империи, огромные владения испанской короны. В усилении германских князей Карл V видел опасность для габсбургских планов создания мировой христианской державы. В войне 1546-48 он одержал победу над протестантскими князьями Г., объединившимися в Шмалькальденский союз. Однако возобновившаяся в 1552 война закончилась поражением Карла V; в 1556 он отрекся от престола. Аугсбургский религиозный мир 1555 упрочил княжеский суверенитет и сложившийся в Г. строй мелкодержавия.
Г. во 2-й половине 16 -1-й половине 17 вв. Во 2-й половине 16 - начале 17 вв. политическая реакция ещё более усилилась в обстановке наметившегося экономического упадка, явившегося в свою очередь в значительной степени результатом поражения революционных сил. Усиление зависимости городов от князей сковывало торговлю и промышленность. Феодальная реакция в деревне тормозила дальнейшее развитие капиталистической мануфактуры (хотя в некоторых районах и отраслях промышленности она продолжала развиваться). Экономическому упадку способствовали также передвижение путей мировой торговли из Средиземного моря в Атлантический океан и конкуренция капиталистически развивавшихся стран - Голландии, Англии. На территории Г. к В. от Эльбы возникла система крупных, основанных на барщинном труде крепостных крестьян, барских хозяйств, ориентированных на внешний рынок (см. «Второе издание крепостничества»).
Феодальная реакция сопровождалась католической реакцией. Борьба внутри Г. осложнялась назревавшими международными конфликтами, обострению которых способствовала политика Габсбургов, затрагивавшая интересы иностранных государств, прежде всего Франции. Разразившаяся в империи в 1618 война вылилась в длительную общеевропейскую (см. Тридцатилетняя война 1618-48). Г. на долгие годы сделалась главной ареной этой опустошительной войны, имевшей самые тяжёлые последствия для социально-экономического и политического развития страны. Из-за военных действий производительные силы страны были сильно подорваны, резко сократилось население, многие города и деревни были разрушены. Население (особенно крестьянство), жестоко страдавшее от тягот войны, с оружием в руках выступало против мародёрствующих солдат; в отдельных районах поднимались крестьянские восстания.
Г. во 2-й половине 17 - конце 18 вв. Завершивший Тридцатилетнюю войну Вестфальский мир 1648 юридически закрепил распадение Г. на разобщённые территориальные княжества (на 4 млн. жителей приходилось примерно 300 светских и духовных княжеств со средней площадью 20-25 км2), которые формально входили в
«Священную Римскую империю» (см. карту). Феодалы усилили наступление на крестьян. На территории страны к В. от Эльбы завершился процесс вторичного закрепощения крестьян; расширялись помещичьи хозяйства, производившие хлеб на экспорт, а это привело к сгону крестьян с земли и увеличению барщины (в некоторых районах до 6 дней в неделю). В области политической в Г. восторжествовал мелкодержавный княжеский абсолютизм, в большинстве княжеств были сведены на нет органы сословного представительства - ландтаги, созданы постоянные армии. Одним из крупнейших немецких государств было Бранденбургско-Прусское курфюршество (с 1701 - королевство Пруссия). Вся жизнь прус. военно-крепостнической монархии была проникнута духом милитаризма и вотчинного деспотизма. Наиболее яркое и законченное выражение эти черты получили при Фридрихе II Гегенцоллерне (король в 1740-86). Прусская армия по численности (с учётом числа жителей) занимала 1-е место в Европе. Реформы Фридриха II в духе просвещённого абсолютизма (некоторое упорядочение деятельности судебных и финансовых органов, расширение начального образования и др.) по существу не затронули прусских крепостнических порядков, которые были серьёзным препятствием для роста производительных сил, для развития мануфактурного производства.
В 1740 прусские войска вторглись в Силезию, что повлекло за собой столкновение с Австрией и явилось началом войны за Австрийское наследство (1740-48). В ходе войны Фридрих II закрепил за Пруссией почти всю Силезию. В результате Семилетней войны 1756-63 Силезия осталась за Пруссией, которая в 1772 присоединила к своей территории также часть Польши (по 1-му разделу). Пруссия вошла в число великих европейских держав. В связи с этим обострилась борьба Пруссии с Австрией за гегемонию в Г.
В 18 в. в Г. возникает антифеодальное течение в области идеологии, которое находит яркое выражение в творчестве литераторов и философов эпохи Просвещения (Г. Лессинг, Г. Гердер, на ранней стадии творчества - И. В. Гёте, Ф. Шиллер, и др.). В 70-х гг. 18 в. среди немецких просветителей возникло литературное и общественное движение
«Буря и натиск», участники которого призывали к коренным изменениям в общественной жизни страны, к её объединению. Наиболее решительную позицию среди представителей радикального направления Просвещения занимал Г. Форстер - сторонник революционных методов борьбы против феодально-абсолютистского строя, за республиканскую форму правления.
Развитие капитализма в Г. в конце 18 - 19 вв. (до завершения объединения страны). Г. с конца 18 в. до 1815. В конце 18 в. усилилось развитие промышленного производства Г. В 1782 в Саксонии впервые применена механическая прялка типа
«Дженни», в 1785 была сооружена первая немецкая паровая машина. Значительно расширился торговый оборот северных портов, росла сеть судоходных каналов. Гамбург, развивавшийся как посреднический центр торговли немецких государств с Великобританией, Голландией, Швецией и др. странами, стал в конце 18 в. крупнейшим морским портом Европы. Потребности дальнейшего развития торговли и промышленности настойчиво выдвигали задачи ликвидации феодально-крепостнического строя, создания единого общегерманского рынка, единых для всей страны законодательства, валюты, системы тарифов. Наибольшую заинтересованность в этом проявляла Саксония, являвшаяся центром горного дела, текстильной промышленности и производства фарфора.
Великая французская революция способствовала оживлению антифеодального движения в Г. На Рейне и в Эльзасе начались выступления крестьянства. Наибольшего подъёма крестьянская борьба достигла в Саксонии. В марте - апреле 1793 произошло восстание силезких ткачей, которое было подавлено войсками. Многие деятели немецкой культуры (Гердер, Клопшток, Шиллер, Кант, Фихте) приветствовали Французскую революцию. У немецких князей и феодалов она вызвала страх и ненависть. В августе 1791 была подписана прусско-австрийская декларация против революции Франции (см. Пильницкая декларация 1791). В апреле 1792 началась война между Австрией, к которой присоединилась Пруссия, и революционной Францией. В её ходе австро-прусские войска потерпели поражение от армии революционной Франции при Вальми (20 сентября 1792). 18 марта 1793 в Майнце была провозглашена первая демократическая республика на немецкой земле - Майнцская коммуна (руководители Андреас Гофман и Георг Форстер). В 1795 Пруссия подписала с Францией сепаратный мир (см. Базельские мирные договоры 1795); земли на левом берегу Рейна перешли под власть Франции. В 90-х гг. захватили новые польские территории Пруссия по 2-му и 3-му разделам Польши и Австрия - по 3-му. В 1803-04 Наполеон I провёл в Г.
«медиатизацию» (ликвидацию мелких государств), создавая укрупнённые немецкие княжества как силу, которая могла бы служить противовесом Австрии и Пруссии. В 1806 Наполеон образовал под своим протекторатом Рейнский союз, объединявший (первоначально)16 немецких государств. Этот союз был включен в военный блок с Францией. В августе 1806 австрийский император Франц вынужден был отказаться от титула императора
«Священной Римской империи», которая прекратила своё существование. На части немецкой территории, оккупированной Францией, феодальный режим был ликвидирован, введён т. н. Кодекс Наполеона, крестьяне получили личную свободу. Осенью 1806 Пруссия вновь вступила в войну с Францией, закончившуюся поражением Пруссии (разгром прусской армии при Йене и Ауэрштедте 14 октября 1806) и выявившую гнилость прусской государственной и феодально-крепостнической системы. По Тильзитскому миру 1807 Пруссия потеряла около половины своей территории.
После разгрома, постигшего Пруссию в 1806, её правящие круги были вынуждены вступить на путь частичных реформ. Они были проведены в 1807-11 министрами Г. Ф. К. Штейном и К. А. Гарденбергом. Октябрьский эдикт (1807) провозглашал личную свободу крестьян, предусматривал возможность отчуждения земли по желанию собственника (это позволяло приобретать землю бюргерам и разбогатевшим крестьянам); было введено городское самоуправление (1808); крестьянам разрешено выкупать феодальные повинности при условии выплаты 25-кратной суммы ежегодных платежей либо путём уступки в пользу помещика части надела (эдикт о «регулировании» 1811).
Аграрные реформы не ослабили экономические позиции крупных помещиков, условия выкупа были чрезвычайно тяжёлыми для крестьян. Тем не менее эти реформы все же способствовали медленному перерастанию крепостнического хозяйства в буржуазное, юнкерское. Для крестьян такое развитие капитализма в сельском хозяйстве (по «прусскому пути»)
было крайне мучительно.
Радикальные представители тайного патриотического общества Тугендбунд (основано в 1808) требовали всеобщего вооружения народа для борьбы против Наполеона, освобождения крестьян и наделения их землёй без выкупа. Однако эти требования были отвергнуты. Правительства германских государств не оказали помощи патриотам, боровшимся с оружием в руках против оккупантов (партизанский отряд майора Шилля в Пруссии, отряды полковника Дернберга в Гессен-Касселе, герцога Брауншвейгского в Саксонии).
Глашатаями борьбы против французских оккупантов были И. Г. Фихте, Г. Шарнхорст, А. Гнейзенау, К. Клаузевиц. Игнорируя национальные интересы страны, Пруссия, др. германские государства, а также вновь разгромленная в 1809 Австрия приняли участие в захватнической войне Наполеона против России. Победа русского народа и русской армии в Отечественной войне 1812 явилась сигналом для начала освободительной войны против наполеоновского господства в Г. Под напором народных масс прусское правительство 28 февраля 1813 заключило в Калише союз с Россией против наполеоновской Франции. Немецкий народ поднялся на борьбу (см. Заграничные походы русской армии 1813-1814). После Лейпцигского сражения 1813 (16-19 октября) вся территория Г. была освобождена от оккупантов.
Г. в 1815-48. После Венского конгресса 1814-15, одной из задач которого было решение судьбы Г., страна оставалась политически раздробленной. Созданный по решению конгресса Германский союз, руководящую роль в котором играла Австрия, состоял из 39 государств. Раздробленность страны являлась тормозом для её капиталистического развития. В промышленности в значительной мере продолжало господствовать ремесленное производство. Вытеснение барщины наёмным трудом затянулось на десятилетия. Вместе с тем в 30-е гг. начался промышленный переворот. Главными очагами капиталистического фабричного производства были Рейнская обл. и Саксония. В 1834 возник Германский таможенный союз (Пруссия, Бавария, Вюртемберг и ещё 15 немецких государств), в котором главенствовала Пруссия (Австрия оставалась вне союза). Этот союз, создание которого было важным шагом на пути формирования единого национального рынка, стимулировал развитие промышленности и торговли. Больших успехов Г. достигла в ж.-д. строительстве, заняв к 1850 2-е место в Европе после Великобритании по протяжённости железных дорог (1-я ж. д. Нюрнберг - Фюрт была построена в 1835). Однако Г. продолжала сильно отставать от Великобритании по основным экономическим показателям (например, выплавка чугуна в 1850 была в Г. в 5,5 раза меньше).
Политика германских государств в значительной мере определялась Священным союзом (Пруссия и Австрия являлись его членами). В большинстве этих государств сохранился абсолютизм (подобие конституционных режимов было введено только в Баварии, Бадене, Вюртемберге, Гессен-Дармштадте). Передовые представители интеллигенции, студенчество выступали против реакции (см., например, Вартбургское празднество 1817). Под влиянием Июльской революции 1830 во Франции произошли революционные выступления в ряде немецких государств (Саксония, Брауншвейг, Ганновер, Гессен-Кассель и др.). В Гессен-Дармштадте крестьяне подняли восстание, которое было подавлено войсками. В 1832 в Гамбахском замке (Бавария) по инициативе немецких республиканцев состоялось празднество под лозунгом создания единой германской республики. В 30-х гг. за границей были созданы первые немецкие рабочие организации
(«Союз отверженных», «Союз справедливых»), получили распространение утопические планы построения коммунистического общества, с пропагандой которых выступил в 30-40-х гг. В. Вейтлинг. В 1844 вспыхнуло восстание силезских ткачей. В Г. назревала буржуазная революция. В 40-х гг. 19 в. на германской почве зародилось научное мировоззрение пролетариата - марксизм, основоположники которого, великие сыны немецкого народа К. Маркс и Ф. Энгельс, возглавили 1-ю международную пролетарскую организацию Союз коммунистов и в качестве программы этого союза написали
«Манифест Коммунистической партии».
Буржуазно-демократическая революция 1848-49 в Г. Наступление революции было ускорено неурожаем 1845-46 и экономическим кризисом 1847. Непосредственным толчком явилась февральская революция 1848 во Франции. Перед революцией, движущими силами которой были рабочие, ремесленники, крестьянство, стояла задача объединения Г. и ликвидации феодально-абсолютистского строя. Передовые представители народных масс - члены Союза коммунистов - стремились к созданию единой демократической германской республики. Буржуазия же, зависевшая от правящих кругов и напуганная первыми пролетарскими выступлениями, предпочитала решить все насущные вопросы путём сговора с короной. При этом большая часть немецкой буржуазии поддерживала план создания
«Малой Германии» - объединения страны без Австрии под главенством прусской династии Гогенцоллернов, меньшая высказывалась за «Великую Германию» (которая должна была включать и Австрию). Революция началась в марте 1848 народные выступлениями в Бадене, Гессен-Дармштадте, Бюртемберге, Баварии; восстание в Берлине 18 марта привело к власти в Пруссии либеральное правительство Кампгаузена - Ганземана. В апреле 1848 произошло республиканское восстание в Бадене, но оно было подавлено. Важную роль в сплочении демократических сил играла основанная Марксом и Энгельсом в июне 1848
«Новая Рейнская газета». Разгром Июньского восстания 1848 в Париже ускорил переход немецкой буржуазии в лагерь контрреволюции. В ноябре 1848 в Пруссии было создано правительство из феодальной знати и высшей бюрократии во главе с генералом Бранденбургом. Собравшееся ещё в мае 1848 общегерманское Франкфуртское национальное собрание не возглавило борьбы против феодальной реакции и мелкодержавного абсолютизма. Лишь в марте 1849 после долгих дебатов собрание приняло имперскую конституцию. В мае 1849 в Саксонии, Рейнской обл., Бадене и Баварском Пфальце начались восстания в её защиту (в восстании в Эльберфельде и революционных боях в Бадене участвовал Энгельс). Однако революционные силы были разбиты. Революция потерпела поражение, основные причины которого заключались в предательской политике немецкой буржуазии (подробнее см. в ст. Революция 1848-49 в Германии).
Г. после революции 1848-49 (до завершения объединения страны). Начало 50-х гг. ознаменовалось новым наступлением реакции (введение трёхклассной сословной конституции в Пруссии в 1850, Кельнский процесс коммунистов 1852 (См. Кёльнский процесс коммунистов 1852) и др.). Вместе с тем в полную силу развернулся промышленный переворот, продолжавшийся вплоть до 80-х гг. В ходе его крупное машинное производство стало господствующим во всех отраслях промышленности. К 1860 металлургия Г. обогнала бельгийскую, а к 1870 - французскую. Продолжало расширяться внедрение машин в сельское хозяйство, росли посевные площади.
Главный вопрос развития страны - о путях её объединения - был в результате трусости буржуазии решен антидемократически. В 1862 король Пруссии Вильгельм I поставил во главе правительства померанского юнкера О. Бисмарка, который осуществил
«железом и кровью» объединение Г. вокруг Пруссии. Первыми шагами в объединении Г. были Датская война 1864 и Австро-прусская война 1866, которая завершилась разгромом австрийской армии при Садовой (3 июля 1866). По условиям Пражского мира 1866 Австрия обязалась полностью устраниться от участия в германских делах. Мелкие государства, выступившие в союзе с ней, - Нассау, Ганновер, курфюршество Гессен, Франкфурт - были присоединены к Пруссии. Ряд южно-германских государств вынужден был заключить с ней секретные военные конвенции сроком на 5 лет. Пражский мир предусматривал ликвидацию Германского союза и создание взамен его Северо-Германского Союза (образован в 1867) из государств, расположенных севернее р. Майн. В этом союзе господствовала Пруссия, что обеспечивалось, в частности, передачей ей командования над войсками союза. В интересах буржуазии в союзе были введены полная свобода передвижения (1867), единая система мер и весов (1868), отменены остатки цеховых привилегий (1869). Успехи в объединении Г.
«сверху» примирили буржуазных либералов с реакционной политикой прусских правителей. В феврале 1867 возникла партия национал-либералов, которая стала активно поддерживать Бисмарка.
60-е гг. отмечены успехами немецкого рабочего движения. Шагом к организационной самостоятельности пролетариата было создание в 1863 Всеобщего германского рабочего союза, который возглавил Ф. Лассаль. Деятельность Лассаля содействовала ослаблению влияния буржуазии на рабочих. Но, не понимая природы юнкерско-буржуазного государства, Лассаль считал, что путём введения всеобщего избирательного права и создания производств, ассоциаций можно постепенно превратить прусское государство в т. н. «свободное народное государство».
С этой целью Лассаль вступил в тайные переговоры с Бисмарком, обещая ему поддержку в вопросе объединения Г. «сверху». Ряд рабочих союзов выступал против Лассаля (наиболее активно - Саксонский союз). В 1869 на съезде в Эйзенахе А. Бебелем и В. Либкнехтом была основана Соцал-демократическая рабочая партия Г. (Эйзенахцы), принявшая в целом марксистскую программу и вставшая на позиции 1-го Интернационала. Это было важной вехой на пути к победе марксизма в герм. рабочем движении.
Последним этапом династических войн Пруссии за объединение Г. под её господством была война с Францией (см. Франко-прусская война 1870-71 (См. Франко-прусская война 1870-1871)), на первой своей стадии имевшая целью сломить сопротивление Франции объединению Г. В ходе войны Пруссия, которая была гораздо лучше подготовлена к войне, разгромила французскую армию. Применяя нажим в сочетании с крупными денежными субсидиями, Бисмарк заставил подчиниться Пруссии и те немецкие государства, которые ещё оставались вне Северо-Германского Союза (к концу 1870). А вскоре, 18 января 1871, во время осады Парижа, в его пригороде Версале было провозглашено образование Германской империи во главе с прусским королём Вильгельмом I. Господствующей силой в объединённой
«сверху» Г. стало прусское юнкерство, огромную роль в ней играла военщина. «... Германия, - писал К. Маркс, - первоначально обретает свое единство в прусской казарме...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 17, с. 272). По Франкфуртскому миру 1871 с Францией к Пруссии отошли от Франции Эльзас и Восточная Лотарингия, Пруссия получала также 5 млрд. франков контрибуции.
В марте - мае 1871 правительство Бисмарка осуществило интервенцию против Парижской Коммуны.
Г. в период перехода домонополистического капитализма в империализм (1871-1900). В Германскую империю вошли 22 германские монархии и 3 вольных города - Любек, Бремен, Гамбург (а позже - Эльзас-Лотарингия в качестве дополнительной единицы); столица Пруссии - Берлин стала столицей объединённой Г. Конституция, принятая в апреле 1871, предусматривала федеративное устройство Г. Но самые важные вопросы, касавшиеся экономики, армии и флота, права, входили в компетенцию имперских властей. Конституция закрепляла гегемонию Пруссии, устанавливая, что императором Г. может быть только прусский король. Важная роль отводилась рейхсканцлеру (глава правительства), им, как правило, являлся министр-президент Пруссии (в 1871-90 рейхсканцлером был Бисмарк). Рейхсканцлер назначался императором и не был ответствен перед парламентом (рейхстагом). Конституция 1871 предусматривала всеобщие выборы в рейхстаг. Но от участия в выборах отстранялись женщины, военнослужащие и молодёжь до 25 лет. К тому же права рейхстага существенно ограничивались наличием второй палаты - бундесрата (Союзный совет) из представителей государств, вошедших в империю; бундесрат, в котором решающую роль играла Пруссия, мог наложить вето на любой закон, принятый рейхстагом. Имперская конституция, указывал Энгельс, была дальнейшим шагом на пути к единоличному господству Бисмарка,
«... осуществляемому путем балансирования между партиями в рейхстаге и между партикуляристскими государствами в Союзном совете, - дальнейшим шагом по пути бонапартизма» (там же, т. 21, с. 474).
В условиях Г. едва ли не главной опорой бонапартизма была военщина, а милитаристские устремления и совместная борьба против рабочего движения скрепляли классовый союз крупной буржуазии и юнкерства. Этот союз позволил последнему сохранить первенствующую роль в политической жизни, не препятствуя вместе с тем быстрому капиталистическому развитию Г. В 70-х гг. был проведён ряд мероприятий, создавших благоприятные условия для промышленной и торговой деятельности: введены единая валюта и единая почтовая система, основан имперский банк и т. д. Промышленное развитие Г. резко ускорилось. Этому способствовали также получение Г. огромной контрибуции от Франции и приобретение Восточной Лотарингии, богатой железной рудой.
К концу 19 в. большое развитие получили новые отрасли промышленности: химическая и электротехническая, создававшиеся на базе новейшей техники. Происходила концентрация производства, ускорившаяся в результате экономических кризисов. Создание промышленных и банковских монополий началось в Г. раньше, чем в некоторых странах, прежде неё вступивших на путь капитализма, и шло быстрее. В банковском деле в конце 19 в. основную массу кредитных операций сосредоточили 6 банков-гигантов, тесно связанных с формировавшимися промышленными монополиями. На основе сращивания банковского и промышленного капитала шло, особенно в 90-х гг., образование финансового капитала. В процессе формирования монополий выделились крупнейшие магнаты капитала (Штумм, Кирдорф, Крупп и др.). Крупные промышленные и банковские магнаты сосредоточили в своих руках гигантскую экономическую мощь.
Политический курс правительства Бисмарка был направлен на укрепление юнкерско-буржуазного милитаристского государства и установление гегемонии Г. в Европе. В 1872-75 имперское правительство нанесло сильный удар по сепаратистским тенденциям, выразителем которых явилась католическая партия
«Центра» (возникла в 1870-1871); борьба с ней проводилась под видом очищения культуры от засилья католицизма (т. н. «Культуркампф»). В 1874 при поддержке партии национал-либералов был впервые проведён закон, предусматривавший ассигнования на армию на 7 лет вперёд (т. н. Септеннат); это способствовало дальнейшему росту милитаризма (с 1874 до 1893 германская армия мирного времени выросла на 40%, при росте населения на 25%). В 1879 юнкерство и промышленные магнаты, поддерживаемые Бисмарком, добились принятия рейхстагом протекционистского тарифа на железо, бумагу, пряжу и хлеб; в дальнейшем были введены высокие пошлины и на многие другие товары, ухудшилось экономическое положение народных масс.
В 70-х гг. рабочий класс Г. добился значительных успехов. В 1875 в результате объединения партии эйзенахцев со Всеобщим германским рабочим союзом была создана Социалистическая рабочая партия Г. (с 1890 - Социал-демократическая партия Германии). Образование Социал-демократической партии отвечало насущным потребностям рабочего движения. Однако принятая объединительным съездом в Готе программа воспроизводила некоторые ошибочные лассальянские идеи. Глубокий анализ этой программы дал Маркс в своей работе «Критика Готской программы».
С помощью Маркса и Энгельса и при поддержке передовых рабочих Бебель и Либкнехт сумели направить партию на путь последовательной борьбы против милитаризма и эксплуатации. В 1877 на выборах в рейхстаг Социал-демократическая партия получила почти Ѕ млн. голосов. Ответом на это был проведённый в 1878 через рейхстаг Исключительный закон против социалистов, чрезвычайно затруднивший всю деятельность Социал-демократической партии. Однако партия, преодолев шатания вправо и
«влево», показала свою жизнеспособность, умножила связи с массами и сумела стать подлинным авангардом германского пролетариата. Большую роль в этом сыграли практические советы Маркса и Энгельса. Период действия Исключительного закона против социалистов был, по выражению В. И. Ленина, героическим периодом немецкой социал-демократии. Влияние её росло, марксизм одержал в ней победу. Попытки Бисмарка с помощью законов о социальном страховании (1883, 1884, 1889) отвлечь рабочих от классовой борьбы успеха не имели. В конце 80-х гг. в Г. начался подъём рабочего движения [стачка рурских углекопов (1889) с требованием 8-часового рабочего дня, сопровождавшаяся столкновениями рабочих с полицией, стачки горняков Саксонии, Силезии, Саара и др.]. В этой обстановке Исключительный закон был отменен (в 1890 рейхстаг не решился более продлить его).
В отношении населения западных польских земель, входивших в состав Г., германское правительство проводило политику германизации; она особенно усилилась после создания в 1886 Колонизационной комиссии для Западной Пруссии и Познани.
В области внешней политики Бисмарк, стремившийся изолировать Францию, умело использовал противоречия между европейскими государствами. В 1873 был создан «Союз трёх императоров» (Россия, Австро-Венгрия, Г.); в 1881 он из консультативного пакта был превращен в договор о взаимном нейтралитете. В 1879-82 был заключён Тройственный союз (Г., Австро-Венгрия, Италия), направленный против Франции и России. Дважды (в 1874-75 и в 1887) между Г. и Францией возникала т. н.
«военная тревога», вызванная угрозами Г. начать превентивную войну против Франции, но планам правящих кругов Г. помешала позиция России (а частично и Великобритании). Бисмарк опасался войны с Россией, как чрезвычайно опасной для Г., но стремление юнкерства и буржуазии установить гегемонию Г. в Европе, а также усилившиеся экономические противоречия Г. с Россией вели к обострению русско-германских отношений. Во 2-й половине 80-х гг.
«Союз трёх императоров» распался. Сближение России с Францией, которое всячески стремился предотвратить Бисмарк, завершилось тем не менее заключением франко-русского союза (сложился в 1891-93). В связи с вступлением Г. на путь колониальных захватов обострялись и англо-германские противоречия. В 1884-85 Г. установила протекторат над значительной территорией на юго-западе Африки, над Того, Камеруном, северо-восточной частью о. Н. Гвинея, землями в Восточной Африке.
Крах попыток подавления рабочего движения и неудачи во внешней политике предопределили отставку Бисмарка (1890). Немалую роль в этом сыграли и разногласия между Бисмарком и новым германским императором Вильгельмом (См. Вильгельм I) II (вступил на престол в 1888). Преемник Бисмарка на посту рейхсканцлера Л. Каприви начал отходить в интересах промышленных магнатов от политики аграрного протекционизма. С рядом государств были заключены торговые договоры, облегчившие благодаря взаимному снижению пошлин сбыт германских промышленных товаров. Это привело к проникновению на германский рынок иностранного хлеба и вызвало сильное недовольство юнкерства. В 1894 пост канцлера занял Х. Гогенлоэ, который, как и Бисмарк, пытался с помощью репрессий приостановить продолжавшуюся консолидацию сил немецкого пролетариата.
Показателем зрелости германской социал-демократии было принятие ею в 1891 Эрфуртской программы, которая явилась шагом вперёд по сравнению с Готской. Эта программа содержала положения об овладении рабочим классом политической властью, об уничтожении классов и классового господства как конечной цели партии. Но и в этой программе отсутствовали даже упоминание о диктатуре пролетариата, требование демократической республики как ближайшей цели. В 1893 социал-демократы провели в рейхстаг 44 депутата, в 1898 - 56 депутатов. Рабочее движение стало серьёзным фактором политической жизни страны. Германская социал-демократия играла в то время ведущую роль в международном рабочем движении. Но уже в конце 19 в. заявили о себе оппортунисты, выступившие во главе с Э. Бернштейном с ревизией марксизма. Опорой оппортунизма были рабочая аристократия, с которой буржуазия делилась частью прибылей, и выходцы из мелкобуржуазных слоев.
В 90-е гг. 19 в. руководящие деятели тяжёлой промышленности, финансового капитала и юнкерства выдвинули программу широкой экспансии - т. н. «мировой политики». Ещё большую роль, чем прежде, начал играть в жизни страны генеральный штаб (его начальники в 70-80-х гг. - Х. Мольтке Старший, затем А. Вальдерзе, в 1891-1905 А. Шлифен). Адмирал А. Тирпиц, статс-секретарь по иностранным делам Б. Бюлов и др. выступали с требованиями
«места под солнцем» для Г. Первоочередной задачей в осуществлении экспансии считалось создание крупного военно-морского флота, который мог бы положить конец господству Великобритании на морях. Благодаря поддержке партии «Центра» рейхстаг весной 1898 одобрил первый законопроект о строительстве военного флота. В конце 1897 - начале 1898 Г. захватила у Китая Цзяочжоу, а в 1900-01 приняла активное участие в подавлении Ихэтуаньского восстания. В 1899 Г. приобрела у Испании острова Каролинские, Марианские (кроме о. Гуам) и Палау. Предпринятые в 90-х гг. попытки Великобритании добиться установления соглашения с Г. оказались безуспешными из-за нараставших империалистических противоречий между ними.
Эти противоречия ещё более усилились в связи с предоставлением в 1899 Немецкому банку концессии на строительство Багдадской железной дороги (окончательный договор о концессии был заключён в 1903). В 1900 рейхстаг принял новый проект Тирпица, предусматривавший значительное увеличение германского флота. Наступление эпохи империализма сопровождалось распространением теорий, призванных подготовить общественное мнение страны к войне за передел мира, и созданием шовинистических организаций, в том числе Пангерманского союза. Особая агрессивность герм. капитала вытекала из того, что он вышел на мировую арену, когда мир был в основном поделен. К 1914 Г. имела 2,9 млн.км2 колониальных территорий (в 3,5 раза меньше, чем Франция, и в 11,5 раза меньше, чем Великобритания).
Германский юнкерско-буржуазный империализм в начале 20 в. Г. в 1900-14. В 20 век Г. вступила империалистической державой с высокоразвитой экономикой. По уровню промышленного производства Г. выдвинулась к началу 20 в. на 1-е место в Европе, обогнав недавнюю
«мастерскую мира» Великобританию. Несмотря на периодические кризисы, несколько замедлявшие экономическое развитие Г., оно шло быстрыми темпами. Так, с 1900 по 1913 производство чугуна увеличилось более чем в 2 раза, добыча угля - почти вдвое, выплавка стали - почти втрое. Стремительный подъём тяжёлой индустрии в немалой степени определялся растущими потребностями германского милитаризма. Под знаком милитаризма происходила перестройка всей экономической и политической общественной структуры Г. Опоздавшая в своём развитии германская империалистическая буржуазия широко применяла в борьбе за рынки сбыта демпинг; при этом она стремилась возместить
«потери» повышением цен на внутреннем рынке. Господствовавшей формой монополистических объединений в Г. были картели; их число быстро росло (в 1890 - 210, в 1911 - 550-600). Характерной особенностью герм. империализма был широкий охват монополиями всей экономики страны. Огромное значение приобрели крупные банки; это объяснялось первостепенной ролью, которую они играли в процессе складывания монополий. Поэтому и сращивание промышленного и банковского капитала шло в Г. более интенсивно, чем в др. странах. Наряду с этим в Г., где непосредственное влияние государства на экономическую жизнь было и в предыдущие десятилетия значительным, рано проявились государственно-монополистические тенденции.
Для германского империализма был характерен классовый союз юнкерства и крупной буржуазии. Ленин писал о Г. в 1918: «Здесь мы имеем «последнее слово» современной крупнокапиталистической техники и планомерной организации, подчиненной юнкерски-буржуазному империализму»
(Полн. собр. соч., 5 изд., т. 36, с. 300).
В начале 20 в. усилился в Г. вывоз капитала. В 1902 германские инвестиции за границей составляли 12,5 млрд. франков, а в 1914 уже 44 млрд. франков. Монополии настойчиво толкали правительство к войне за передел мира.
Империалистическая Г. безостановочно наращивала вооружения. С 1879 по 1914 военные расходы выросли в 5 раз, превысив 1600 млн. марок, что составило более половины государственного бюджета. Численность армии мирного времени с каждым годом увеличивалась; к 1914 она достигла 800 тыс. человек; германская армия была оснащена наиболее современным по тому времени оружием. Программы строительства военных кораблей неоднократно пересматривались в сторону увеличения. К началу 1-й мировой войны Г. располагала 41 линейным кораблём, в том числе 15 сверхмощными - «дредноутами».
Правящие круги вели усиленную идеологическую обработку населения в духе шовинизма.
Подготовку к мировой войне гермнское правительство (в 1900-09 его возглавлял Б. Бюлов) проводило главным образом за счёт пролетариата (по официальным данным статистики, которые приводил Ленин в 1912, зарплата рабочих за предшествовавшие 30 лет повысилась всего на 29%, а стоимость жизни - на 40%). Начало 20 в. отмечено новым подъёмом рабочего движения. Большое влияние на германский пролетариат оказала Революция 1905-07 в России. В 1905-1906 в стачках в Г. (по весьма преуменьшенным данным) участвовало свыше 800 тыс. человек, т. е. почти столько же, сколько за предыдущие 15 лет. В Гамбурге 17 января 1906 произошла первая в истории германского рабочего движения массовая политическая стачка. С пропагандой русского революционного опыта выступали руководители левых социал-демократов: Р. Люксембург, К. Либкнехт, К. Цеткин, Ф. Меринг и др. Правые социал-демократы (Э. Бернштейн, К. Легин, Г. Фольмар, Ф. Шейдеман, Ф. Эберт) пропагандировали «классовый мир».
После поражения русской Революции 1905-07 в политике Г. усилился реакционный курс. В 1907 рейхстаг вотировал кредиты на подавление восстания племён в Юго-Западной Африке и дополнительные средства на строительство флота. В этих условиях огромная ответственность ложилась на Социал-демократическую партию как силу, которая могла помешать наступлению реакции и планам развязывания мировой войны. Если в начале 20 в. герм. социал-демократия в целом ещё стояла на позициях классовой борьбы, была
«... впереди всех по своей организованности, по цельности и сплоченности движения...» (там же, т. 11, с. 323), то в последующем в её руководстве всё большее влияние приобретали правые оппортунисты. Огромный вред приносила и центристская группировка во главе с К. Каутским. Деятели левого крыла социал-демократии, к которым в ряде вопросов был близок А. Бебель, отстаивали принципы марксизма, вели активную борьбу против милитаризма, разоблачали оппортунизм правых лидеров. Но и левые социал-демократы не до конца понимали задачи, вытекавшие из новых условий классовой борьбы, не решались на организационный разрыв с оппортунистами.
В годы, предшествовавшие 1-й мировой войне, в Г. вновь стало нарастать рабочее движение (в 1910-13 в среднем в год бастовало 300-400 тыс. рабочих). 6 марта 1910 в Берлине под лозунгом введения всеобщего избирательного права в Пруссии произошла массовая рабочая демонстрация, разогнанная конной полицией
(«германское кровавое воскресенье»). В сентябре - октябре 1910 в пролетарском районе Берлина Моабите развернулись баррикадные бои стачечников с полицией. В марте 1912 началась стачка 250 тыс. горняков Рура; летом 1913 происходили крупные стачки в Гамбурге, Киле, Штеттине, Бремене. Росло возмущение угнетённого населения Эльзаса (см. Цабернский инцидент 1913). В Г. назревал политический кризис. Однако многочисленная Социал-демократическая партия (в 1912 около 1 млн. человек) и профсоюзы (в 1912-13 свыше 2,5 млн. человек) не сумели повести рабочий класс на штурм империализма, развернуть действенную борьбу против угрозы войны.
Готовясь к войне, германское правительство стремилось подорвать франко-русский союз и изолировать Францию (заключение Вильгельмом II Бьёркского договора 1905 с Николаем II), а также ликвидировать англо-французское соглашение 1904. Но Г. не удалось оторвать от Франции ни Россию, ни Великобританию; в 1907 эти три страны создали Антанту, которая противостояла Тройственному союзу. В 1905-06 и 1911 Г. пыталась обосноваться в Марокко (см. Марокканские кризисы). Поддержка аннексионистского курса Австро-Венгрии во время Боснийского кризиса 1908-09 и Балканских войн 1912-13, рост военно-политического влияния германского империализма в Османской империи, колониальные притязания Г. всё более усиливали русско-германские противоречия и особенно англо-германский антагонизм, являвшийся основным в системе империалистических противоречий, вызвавших мировой конфликт.
Переоценивая свою военную мощь и полагая, что Великобритания не поддержит Россию, империалистическая Г. развязала 1-ю мировую войну. В качестве повода она использовала убийство сербскими националистами 28 июня 1914 наследника австрийского престола Франца Фердинанда (т. н. Сараевское убийство).
Г. с начала 1-й мировой войны до осени 1917. 1 августа 1914 Г. объявила войну России, 3 августа - Франции; 4 августа 1914 Великобритания объявила войну Г. Первая мировая война 1914-18 носила империалистический характер со стороны обеих воюющих коалиций. Германский империализм стремился к установлению своей гегемонии в Европе, созданию большой колониальной империи в Центральной Африке и господству германской крупной буржуазии на мировых рынках. Война принесла трудящимся Г. тяжёлые бедствия. В феврале 1915 была введена хлебная норма (225 г муки в день на человека; в 1917 снижена до 170 г). В течение 1916 были введены карточки и на др. продукты. В декабре 1916 был принят закон о трудовой повинности для мужчин от 17 до 60 лет. На производстве был установлен военный режим, 12-часовой рабочий день, запрещены стачки. Капиталистические же монополии получали огромные прибыли, в частности благодаря правительственным мероприятиям по
«регулированию» экономики; развивался государственно-монополистический капитализм. По сравнению с США, как отмечал Ленин, Г. «... была ниже во многих отношениях, в отношении техники и производства, в политическом отношении, но в отношении организованности финансового капитализма, в отношении превращения монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм - Германия была выше Америки»
(там же, т. 38, с. 157).
С началом войны лидеры социал-демократической партии заняли социал-шовинистские позиции (голосование за военные кредиты, призывы к «защите отечества», к «классовому миру»). Группа левых социал-демократов - К. Либкнехт, Р. Люксембург, Ф. Меринг, К. Цеткин, Л. Иогихес, В. Пик и др. - осталась верна пролетарскому интернационализму. 2 декабря 1914 Либкнехт - единственный из депутатов рейхстага - голосовал против военных кредитов. Весной 1915 левые создали группу
«Интернационал», принявшую в 1916 название «Спартак», а позднее превратившуюся в «Союз Спартака» (см. «Спартака союз»).
Германское правительство рассчитывало закончить войну в течение 8 недель. Но уже после поражения германских войск в битве на р. Марна во Франции (сентябрь 1914) стало ясно, что план скоротечной войны провалился. После поражения союзницы Г. - Австро-Венгрии - в Галиции (сентябрь 1914) и перехода в мае 1915 третьего члена Тройственного союза - Италии на сторону Антанты Г. вынуждена была умножить свои военные усилия (всего за время войны было призвано в армию свыше 13 млн. человек). Попытка немецкого командования добиться в ходе Верденской операции (начавшейся в феврале 1916 и длившейся 10 месяцев) уничтожения основных сил франко-английской армии окончилась неудачей. В июне 1916 русские войска осуществили прорыв австро-германского фронта, что ещё более осложнило положение Г.
На фронте и в тылу росли антивоенные настроения. Большую роль в активизации антивоенного движения сыграла демонстрация, организованная Либкнехтом 1 мая 1916 на Потсдамской площади в Берлине под лозунгами «Долой войну!", «Долой правительство!". Либкнехт был осужден за это на 4 года каторги. В знак протеста рабочие Берлина и ряда др. городов Г. объявили политическую забастовку [всего в 1916 было свыше 240 стачек со 124 тыс. участников (в 1915 - 137 стачек с 12 тыс. участников)].
Военные неудачи, истощение экономических ресурсов Г., усиление рабочего движения побудили германское правительство предпринять осенью 1916 попытки заключить сепаратный мир с Россией (не увенчались успехом из-за непомерных притязаний Г.). В это время Г. сделала основную ставку на неограниченную подводную войну против Великобритании, видя в ней главного врага (и перешла к стратегической обороне на суше). Но и этот план потерпел крах.
В 1917 в Г. произошло свыше 560 забастовок с числом бастовавших до 651 тыс. чел. Развернулось революционное движение во флоте (оно охватило 12 военных судов, но было жестоко подавлено). Подъёму рабочего движения в Г. содействовала Февральская революция 1917 в России. Во время стачки в апреле 1917в Берлине были созданы Советы рабочих депутатов. Одновременно начался кризис
«верхов»; усилилась группировка, выступавшая за «мир по соглашению». В июле 1917 Т. Бетман-Гольвег (рейхсканцлер с 1909), обвинённый в «либерализме», получил отставку. Его преемник Г. Михаэлис никакой политической роли не играл: фактически власть в стране сосредоточилась в руках верховного командования армии во главе с П. Гинденбургом и Э. Людендорфом. Социал-шовинисты делали всё возможное, чтобы предотвратить революцию. Отход рабочих масс от правых социал-демократов побудил центристов пойти в апреле 1917 на формальный разрыв с правыми и создание т. н. Независимой социал-демократической партии Г. (НСДПГ).
Г. в период общего кризиса капитализма. Ноябрьская буржуазно-демократическая революция 1918. Под сильным влиянием Великой Октябрьской социалистической революции в России революционное движение в Г. получило ещё больший размах. Кайзеровская Г. находилась в состоянии глубокого экономического и политического кризиса. Предложение Советского правительства всем воюющим государствам заключить мир без аннексий и контрибуций способствовало росту антивоенных настроений в Г. На грабительские условия мира, выдвинутые германским правительством во время переговоров с Советской Россией в Брест-Литовске (см. Брестский мир 1918), немецкий пролетариат ответил Январской всеобщей забастовкой 1918, охватившей свыше 1 млн. рабочих. В революционизировании масс большую роль сыграл «Союз Спартака».
Предпринятое германским командованием весной 1918 крупное наступление на Западном фронте окончилось неудачей. Положение германского империализма осложнила также предпринятая им антисоветская военная интервенция, встретившая решительный отпор со стороны Красной Армии (см. Гражданская война и военная интервенция 1918-20). В сентября англо-французские войска перешли в общее наступление; германская армия была разбита. Чтобы обмануть массы и выторговать у Антанты приемлемые условия перемирия, господствовавшие классы обещали провести парламентскую реформу и сменили правительство, призвав к власти принца Макса Баденского, слывшего либералом (4 октября); впервые в правительстве участвовали правые социал-демократы Германский империализм потерпел полное военное поражение. 5 октября 1918 Г. обратилась с просьбой о перемирии. 3 ноября 1918 капитулировала союзница Г. - распавшаяся на части Австро-Венгрия.
К началу октября 1918 в Г. возникла непосредственная революционная ситуация. Идейным вождём передовых немецких рабочих был «Союз Спартака». На конференции, собравшейся 7 октября 1918, спартаковцы приняли программу, предусматривавшую немедленное окончание войны, революционное завоевание демократических прав и свержение господства гермнского империализма и милитаризма как предпосылку перехода к социалистической революции. Объективные условия для такого перехода в Г. имелись. Началом революции послужило восстание германских военных моряков в Киле в ноябре 1918 (см. Кильское восстание 1918). В Киле, а затем во многих др. городах возникли Советы. 9 ноябре произошло победоносное восстание в Берлине; прогнивший монархический строй был сметён. Движущей силой Ноябрьской революции 1918 были рабочие и солдаты. Но значительная часть пролетариата ещё находилась под влиянием социал-шовинистов и правых
«независимцев», удерживавших рабочих от борьбы за власть. В руках монополий сохранились все командные высоты экономики. 10 ноября берлинский Совет фактически передал власть в стране правительству - «Совету народных уполномоченных», состоявшему из правых социал-демократов и «независимцев».
В тот же день один из двух его председателей Ф. Эберт (другим был «независимец» Г. Гаазе) установил связь с верховным командованием армии и заключил с ним тайное соглашение об удушении революции. 11 ноября 1918 в Компьене было подписано перемирие Г. с Антантой, устранившее одну из главных причин возмущения масс - затягивание кровопролитной войны.
30 декабря 1918 - 1 января 1919 на учредительном съезде в Берлине была основана Коммунистическая партия Германии (КПГ). Программа КПГ указала немецкому народу путь борьбы против антинациональной политики германского империализма. Но силы контрреволюции были весьма активны.
«Совет народных уполномоченных» добивался проведения в кратчайший срок выборов в Учредительное собрание, которое должно было положить конец существованию Советов. В начале января 1919 правительство спровоцировало берлинских рабочих на преждевременное выступление, окончившееся их поражением. 15 января 1919 контрреволюционеры зверски расправились с Либкнехтом и Люксембург. Предательство социал-демократов лидеров, отсутствие последовательно марксистской партии в начале революции были причиной того, что революция не вышла за буржуазно-демократические рамки, хотя и была в известной степени проведена пролетарскими средствами и методами. Тем не менее революция явилась одним из крупнейших событий в истории Г. Она покончила с полуабсолютистской монархией, трудящиеся добились ряда демократических прав, в том числе 8-часового рабочего дня.
Г. в годы Веймарской республики (1919-33). В Учредительном собрании, открывшемся в феврале 1919 в Веймаре, Социал-демократическая партия Г. (СДПГ) заняла по числу собранных голосов 1-е место; однако большинство мандатов получили буржуазно-юнкерские партии - преемницы политических организаций кайзеровской Г., лишь приспособившие свои названия и программы к новым условиям. 31 июля собрание приняло конституцию Германской республики (см. Веймарская конституция 1919). Г. стала буржуазной парламентской республикой, состоявшей из 15 земель (республик) и 3 «вольных городов».
Сохранялось федеративное устройство, но органы центральной власти были значительно усилены. Провозглашая демократические свободы, конституция допускала, однако, не только их ограничение, но и полную отмену: ст. 48 предусматривала лишение народа демократических прав в случае «угрозы общественной безопасности».
Эта же статья могла быть использована для сохранения у власти реакционных правительств, не пользовавшихся доверием рейхстага. Применение ст. 48 было одной из прерогатив президента республики, которого конституция вообще наделяла огромными полномочиями: он назначал рейхсканцлера, министров и др. высших чиновников, являлся главнокомандующим армией. Помимо рейхстага, избиравшегося посредством всеобщего голосования, существовала вторая палата (рейхсрат), составлявшаяся из представителей правительств отдельных земель (Пруссии, Баварии и др.). Рейхсрат мог при известных условиях помешать вступлению в силу законов, принятых рейхстагом. Первым президентом республики был избран Ф. Эберт, а другой социал-демократический лидер - Ф. Шейдеман возглавил правительство, состоявшее из представителей буржуазных партий и СДПГ. Буржуазия и юнкерство полагали, что их господству ничто не угрожает. Но уже во 2-й половине февраля 1919 в Рурской области и Средней Г., а в марте - в Берлине вспыхнули всеобщие забастовки. Ярким моментом классовых боев 1919 в Г. явилось создание Баварской советской республики. Хотя эти выступления были подавлены, трудящимся удалось отстоять завоевания Ноябрьской революции.
28 июня 1919 в Версале был подписан мирный договор, навязанный Г. державами-победительницами (см. Версальский мирный договор 1919). Он предусматривал лишение Г. всех её колоний, возвращение соседним государствам некоторых земель, захваченных у них Г. в прошлом (в т. ч. Эльзас-Лотарингии). Вместе с тем Версальский договор возложил на Г. всю ответственность за империалистическую войну, поставив её в экономическом и политическом отношениях в неравноправное положение. Г. обязана была выплачивать огромные репарационные платежи (общий размер и сроки внесения которых не были, однако, определены). Ей было запрещено иметь наступательное оружие, военную авиацию, подводный флот; её армия (рейхсвер) не должна была превышать 100 тыс. человек. Внутренняя контрреволюция в демагогических целях широко использовала недовольство договором в массах.
В числе наиболее реакционных шовинистических группировок были Немецкая национальная народная партия (образовалась в ноябре 1918) и Национал-социалистская (фашистская) партия (возникла в 1919). Уже весной 1920 реакционные милитаристские круги сделали попытку устранить правительство, возглавлявшееся социал-демократами, и установить открытую военную диктатуру. Капповский путч 1920, ставший возможным в результате попустительства со стороны социал-демократических руководителей деятельности реакционных организаций, был ликвидирован благодаря всеобщей забастовке, показавшей непреодолимую силу единых действий пролетариата. В Руре борьба переросла в вооруженное восстание против правительства, поддерживавшего милитаристов. Эти события способствовали резкому падению влияния СДПГ, что явилось одной из причин её временного отстранения от власти. В июне 1920 в Г. впервые после Ноябрьской революции было создано правительство без участия СДПГ. Выражением ослабления реформизма и свидетельством роста популярности коммунистических идей было присоединение в декабре 1920 значительной части членов НСДПГ к КПГ.
Державы Антанты не приняли эффективных мер для ликвидации военной мощи Г., несмотря на ограничения, предусмотренные Версальским договором. Причиной тому были антисоветские замыслы правящих кругов Великобритании, Франции и США, а также межимпериалистические противоречия. В политической жизни Г. 20-х гг. важное место занимал репарационный вопрос. 5 мая 1921 государства Антанты предъявили Г. ультиматум, требуя признания общей суммы репараций в 132 млрд. марок и немедленной уплаты первого взноса в 1 млрд. марок, что вызвало в Г. правительственный кризис. К власти пришёл кабинет во главе с деятелем католической партии
«Центра» И. Виртом, проводивший политику выполнения обязательств, наложенных на Г. Версальским договором. Вместе с тем правительство Вирта старалось вывести Г. из изоляции, в которой она находилась. 16 апреля 1922 был подписан Рапалльский договор, установивший дипломатические отношения между Г. и Советской Россией. Он отвечал коренным национальным интересам немецкого народа.
В течение 1922 в правящих кругах Г. всё более укреплялись элементы, настаивавшие на саботаже репарационных платежей. Французские империалисты также были заинтересованы в обострении положения, чтобы осуществить свой давний план захвата Рурского бассейна. В ноябре 1922 в Г. было образовано новое правительство во главе с В. Куно; оно взяло курс на прекращение репарационных платежей. Воспользовавшись этим, Франция и Бельгия в январе 1923 оккупировали Рурскую обл. правительство Г. объявило кампанию
«пассивного сопротивления», призвав население Рура к невыполнению распоряжений оккупантов, отказу от работы на шахтах и заводах, продукция которых предназначалась для Франции и Бельгии. государство субсидировало владельцев бездействовавших предприятий. Рурский конфликт резко усилил инфляцию в Г. В конце сентября 1923 одна золотая марка стоила уже 38,1 млн. бумажных марок. Баснословно обогащая капиталистов, инфляция вела к обнищанию рабочих и служащих, к разорению мелкобуржуазных слоев города. Обострение классовых противоречий вызвало новый мощный подъём революционного движения в Г. В мае 1923 бастовало около 400 тыс. рабочих Рурской обл.; в борьбе против рабочего класса германская буржуазия изменнически прибегла к помощи французских оккупантов, допустивших германские войска в Рурскую обл. Всеобщая забастовка в августе 1923 заставила Куно выйти в отставку. Его преемником стал Г. Штреземан - лидер Немецкой народной партии (образовалась в декабре 1918) - главной партии крупной буржуазии, который вновь ввёл социал-демократов в состав правительства. Стремясь развязать себе руки для подавления революционного движения, правительство Штреземана 26 сентября прекратило «пассивное сопротивление».
К этому времени в Г. сложились некоторые предпосылки для успешной борьбы за свержение господства монополистического капитала и милитаристов. В ряде районов страны существовали вооруженные «пролетарские сотни». Борьба революционных сил проходила под лозунгом создания рабоче-крестьянского правительства. В начале октября в двух землях - Саксонии и Тюрингии образовались правительства, в которые входили левые социал-демократы коммунисты. Но эти правительства не оправдали надежд, возлагавшихся на них трудящимися, не сделали ничего для непосредственного улучшения их положения, не осуществили каких-либо последовательно демократических мероприятий.
Правые оппортунисты в руководстве КПГ (Г. Брандлер и др.) искусственно сдерживали развёртывание массового движения за социальные и демократические права трудящихся. В то же время левацкие элементы преувеличивали степень зрелости революционного кризиса. По вине социал-демократических лидеров в Г. отсутствовало одно из главных условий успеха - прочное единство рабочего класса. В конце октября части рейхсвера вступили в Саксонию и Тюрингию. Рабочие Гамбурга во главе с Э. Тельманом поднялись на вооруженное восстание (см. Гамбургское восстание 1923), но оказались изолированными. Поражение революционных пролетариев окрылило крайнюю реакцию. 8-9 ноября 1923 главарь немецких фашистов А. Гитлер, генерал Э. Людендорф и группа их приверженцев совершили в Мюнхене попытку государственного переворота. Хотя фашистский путч провалился, он обнаружил потенциальную угрозу существованию Веймарской республики.
Позиции германской буржуазии укрепились. В конце 1923 была проведена стабилизация марки. В 1924 вступил в силу новый план регулирования репарационных платежей (см. Дауэса план), содержавший некоторые уступки германскому империализму. Вместе с тем план Дауэса облегчал внедрение иностранного капитала в экономику Г. В Г. устремился иностранный, главным образом американский, капитал, что ускорило восстановление и усиление германского военно-промышленного потенциала. Неуклонно росла концентрация производства. Гигантские монополии - химический трест
«И. Г. Фарбениндустри», «Стальной трест» и др. сосредоточили значительную часть общегерманского производства. Росло влияние монополистов на политику правительства, усиливалась регулирующая роль государства в экономической жизни. Одновременно продолжалась эволюция Веймарской республики в сторону реакции. В 1925, после смерти Эберта, президентом был избран кайзеровский фельдмаршал монархист П. Гинденбург. В 1926 было решено возвратить бывшему кайзеру и др. бывшим владетельным князьям их имущество, конфискованное после Ноябрьской революции. Против этого поднялось массовое движение, возглавлявшееся КПГ, председателем которой в 1925 стал Э. Тельман. В ходе референдума 14,5 млн. человек высказалось за экспроприацию имущества князей.
В области внешней политики германские империалисты стремились сблизиться с Великобританией и Францией. Выражением этого были Локарнские договоры 1925, предусматривавшие отказ Г. от попыток реванша за счёт Франции; однако Г. не давала даже формальных заверений сохранить незыблемыми свои восточные границы. Локарнские договоры имели антисоветскую направленность. Тем не менее Г. не пошла на серьёзное ухудшение отношений с СССР, ибо они имели для неё большое значение, в том числе с экономической точки зрения. Между СССР и Г. в 1926 был заключён Берлинский договор о нейтралитете. В том же году Г. вступила в Лигу Наций.
На выборах в рейхстаг в 1928 число голосов, поданных за СДПГ, существенно увеличилось. Её лидер Г. Мюллер возглавил коалиционное правительство (1928-30), которое потребовало пересмотра репарационного вопроса. Новый план, утвержденный в 1930 (см. Юнга план), способствовал дальнейшему росту военно-экономического потенциала Г.
Отказ держав Антанты от принятия эффективных мер против германского милитаризма облегчил Г. восстановление и развитие военной мощи. Неустанно разрабатывались новые образцы оружия, которые могли быть в любой момент пущены в серийное производство. Правящие круги рассматривали рейхсвер лишь как костяк будущей массовой армии, резервом которой являлись нелегальные воинские формирования и реакционные полувоенные организации, в том числе монархический
«Стальной шлем» и штурмовые отряды фашистской партии. Ликвидированный генеральный штаб фактически существовал под др. названием. Несмотря на бюджетные трудности, правительство Мюллера начало строительство броненосца А - первого в целой серии военных кораблей этого типа. Так закладывались основы для быстрого роста военной мощи Г. после 1933. Г. только оправилась от последствий военных поражений и послевоенной разрухи, как начался мировой экономический кризис 1929-33. В 1932 общее падение производства превысило 40% (по сравнению с 1929); безработица охватила почти 45% пролетариата, многие рабочие трудились неполную неделю. Ухудшилось положение мелких торговцев, ремесленников, интеллигенции, мелких и средних крестьянских хозяйств. Росло возмущение трудящихся существующим строем. В этих условиях вновь резко активизировалась фашистская Национал-социалистская партия. Используя крупные субсидии, предоставленные монополистами (Тиссеном, Кирдорфом и др.), нацисты с конца 1929 развернули шумную демагогическую кампанию. Отвлекая трудящихся от подлинных причин их бедствий, гитлеровцы разжигали шовинистические настроения и ненависть к т. н. внутренним врагам, особенно к коммунистам, вели разнузданную расистскую и антисемитскую пропаганду, проводили кровавый террор против демократических организаций и деятелей.
Весной 1930 во главе правительства (без участия социал-демократов) был поставлен лидер партии «Центра» Г. Брюнинг. Он добивался всемерного ограничения демократических прав трудящихся, с тем чтобы переложить на них все тяготы экономического кризиса и покончить с буржуазным парламентаризмом в Г., заменив его
«президентским» правлением на основе ст. 48 конституции. Правительство Брюнинга, используя эту статью конституции, издало множество чрезвычайных декретов; неоднократно сокращались расходы на социальные нужды, снижалась зарплата, повышались налоги и т. п. правительство осуществило также ряд мероприятий государственно-монополистического характера, призванных оказать поддержку монополиям за счёт трудящихся и значительно расширявших государственный сектор в промышленности и банковском деле.
Выборы в рейхстаг в сентябре 1930 наглядно продемонстрировали сильнейший рост фашистской опасности. Нацисты собрали свыше 6400 тыс. голосов - в 8 раз больше, чем на выборах 1928, выдвинувшись на второе (после СДПГ) место в рейхстаге. Крупного успеха добилась КПГ, за которую голосовало свыше 4590 тыс. чел. Но мобилизация революционного пролетариата происходила значительно медленнее, чем консолидация сил реакции. Главной причиной этого была оппортунистическая политика социал-демократических руководителей, раскалывавших рабочий класс, сковывавших его активность. Под флагом доктрины
«меньшего зла» лидеры СДПГ поддерживали правительство Брюнинга, потворствовавшее гитлеровцам и др. реакционерам. В труднейших условиях только КПГ последовательно выступала против нараставшей угрозы фашизма, показывая массам, что предотвратить установление фашистской диктатуры можно, лишь борясь против всех разновидностей реакции, неустанно добиваясь создания единого фронта пролетариата. Своей
«Программой национального и социального освобождения немецкого народа» (август 1930) КПГ противопоставила шовинизму и реваншизму гитлеровцев идеи мира и подлинной демократии.
На президентских выборах в марте - апреле 1932 гитлеровцы собрали свыше 13 млн. голосов. Но президентом вновь стал Гинденбург, которого поддержала значительная часть правящего лагеря (а также социал-демократические лидеры, призвавшие своих сторонников голосовать за него). В июне 1932 Гинденбург заменил прежний кабинет более реакционным правительством Ф. фон Папена, вступившим в прямой сговор с нацистскими главарями. По всей стране прокатилась невиданная по масштабам и ожесточению волна фашистских бесчинств. 20 июля 1932 правительство Папена произвело государственный переворот в Пруссии, разогнав находившееся у власти коалиционное правительство с участием социал-демократов ЦК КПГ немедленно призвал массы к всеобщей забастовке и обратился к руководству СДПГ с предложением о совместной борьбе против реакции. Однако социал-демократические лидеры вновь отказались от сотрудничества с коммунистами, что привело к существенному укреплению позиций реакции, деморализации части пролетариата.
В последние месяцы 1932 в Г. наметился известный поворот в ходе классовой борьбы. Широко развернулась руководимая КПГ массовая кампания «Антифашистской акции» - сплочения всех демократических сил для отпора наступлению реакции. В августе - ноябре 1932 под руководством КПГ состоялось около 1100 забастовок, большей частью успешных. На выборах в рейхстаг в ноябре 1932 Национал-социалистская партия потеряла более 2 млн. избирателей по сравнению с выборами в июле 1932, когда она получила 13,7 млн. голосов. В то же время большой победы добилась КПГ, собравшая около 6 млн. голосов. Падение влияния гитлеровцев, страх перед революционными силами побудили германских монополистов ускорить передачу власти нацистам. 30 января 1933 Гинденбург назначил Гитлера рейхсканцлером. В Г. установилась фашистская диктатура - диктатура наиболее реакционных, шовинистических элементов монополистического капитала, имевшая целью покончить с организованным рабочим движением и развернуть беспрепятственную подготовку к войне за мировое господство Г.
Г. в годы фашистской диктатуры (до начала 2-й мировой войны). Придя к власти, нацисты под флагом «борьбы против коммунизма» начали расправу со всеми демократическими силами и в первую очередь с коммунистами. 27 февраля 1933 они осуществили чудовищную провокацию - поджог рейхстага, виновниками которого объявили коммунистов; по всей Г. были проведены массовые аресты антифашистов. КПГ вынуждена была уйти в глубокое подполье. Важной вехой на пути к тоталитарному режиму явилось предоставление 23 марта рейхстагом чрезвычайных полномочий фашистскому правительству в результате незаконного аннулирования мандатов КПГ и капитуляции деятелей
«старых» буржуазных партий перед нацистами. В мае 1933 были разогнаны профсоюзы, в течение июня - июля были распущены или самораспустились все партии, кроме нацистской. Последняя была объявлена «носительницей немецкой государственности»
и стала главной силой, осуществлявшей политику германских монополий.
Фашистская диктатура неизмеримо усилила могущество крупнейших капиталистических монополий. По уровню развития государственно-монополистического капитализма Г. выдвинулась на 1-е место в капиталистическом мире. «Закон об органическом построении германской экономики»
(1934) и последующие декреты, уточнявшие его, предусматривали создание 6 имперских хозяйственных групп, а также большого количества подгрупп и хозяйственных палат, во главе которых стали крупнейшие монополисты и банкиры. Хозяйственные группы и палаты были тесно связаны с картелями посредством персональных уний. Всё народное хозяйство подверглось перестройке в целях приспособления к нуждам агрессивной войны, которую готовил германский империализм. Эта перестройка значительно ускорилась с 1936 (после назначения Г. Геринга уполномоченным по проведению «четырёхлетнего плана»).
Созданные в этот период учреждения постепенно превратились в основные органы государственно-монополистического регулирования экономики. Положение рабочих на предприятиях определялось «Законом о порядке национального труда»
(1934), ликвидировавшим завоевания, достигнутые в ходе многолетней борьбы немецкого пролетариата. В 1935 был издан декрет о принудительной трудовой повинности для юношей, в 1938 он был распространён на всё взрослое население.
Экономика фашистской Г. [население 69,3 млн. человек (перепись 1939), площадь 470 тыс.км2 (в границах 1937)], обладавшей мощным промышленным потенциалом, получила однобокий военный характер. К 1937 было построено 300 крупных военно-авиационных, автомобильных и танковых, военно-химических, военно-судостроительных и др. военно-промышленных предприятий. Военные предприятия пользовались финансовыми льготами и привилегией в обеспечении рабочей силой, сырьём, электроэнергией и др. Готовясь к агрессивной войне, фашистская Г. стремилась преодолеть узость сырьевой базы своей промышленности путём расширения импорта стратегического сырья - нефти и нефтепродуктов, цветных металлов и др. и одновременно форсировала освоение местного низкокачественного сырья, например железных руд Зальцгиттера, на основе использования которых государственным концерном
«Рейхсверке Герман Геринг» (основан в 1937) был построен крупный комбинат чёрной металлургии. В добывающей промышленности большое развитие получила угольная - по добыче каменного угля (в 1937 она составляла 184,5 млн.т) Г. занимала в капиталистической Европе 2-е место, по добыче бурого (184,7 млн.т) - 1-е. Большая часть каменноугольной промышленности (около 70% добычи) была сосредоточена в Рурском бассейне, І/3 бурого угля - в Средней Г. Чёрная металлургия почти на І/3 (1939) работала на привозных рудах (из Швеции, Франции и др. стран), значительное количество стали плавилось из металлолома. По производству стали (19,4 млн.т в 1937) Г. заняла в капиталистической Европе 1-е место. Г. форсировала выплавку лёгких металлов. По производству алюминия (из импортных бокситов) Г. вышла на 1-е место в мире (127,6 тыс.т в 1937 - 27% мирового капиталистического производства); в качестве заменителя алюминия использовался магний, для чего было налажено на базе местного сырья его производство.
Высокого уровня развития достигли металлообработка, машиностроение и химическая промышленность, выпуск продукции которых в значительной мере был подчинён военным интересам. Крупные масштабы имела электротехническая и оптикомеханическая промышленность. Усиленно форсировалось развитие основных отраслей химической промышленности, главным образом основанных на использовании каменного и бурого угля, - коксохимической, красочной, синтетического азота. Особое внимание уделялось развитию производства синтетических продуктов, заменяющих недостающее сырьё и топливо. Главной военно-промышленной базой германского милитаризма был Рурский район, однако новое военно-промышленное строительство осуществлялось в значительной мере в районах Средней Г., удалённых от государственных границ (зона Среднегерманского канала, бывшая прусская провинция Саксония). Транспортная сеть Г. отличалась высокой степенью густоты и разветвленности, длина ж. д. составляла около 60 тыс.км. Сеть автодорог была дополнена автострадами, естественные водные пути были связаны друг с другом весьма совершенными с технической точки зрения судоходными каналами.
Решающую роль в экономике и политике играли гигантские военно-промышленные концерны. «И. Г. Фарбениндустри» контролировала значительную долю производства основных химикатов, в том числе 100% производства стратегически важного синтетического каучука, 72% производства азотных соединений, на которых базировалось производство боеприпасов, и т. д. На долю угольно-металлургических концернов Рура -
«Ферайнигте штальверке» («Стальной трест»), возглавлявшегося Тиссеном, концернов Круппа, Маннесмана, Хеша, Клёкнера, Ханиеля и Флика - приходилось 80% производства чугуна и 95% стали. Калийные концерны «Винтерсхалль» и
«Зальцдетфурт» владели практически всей калийной промышленностью. В электротехнической промышленности господствовали концерны Сименса, «АЭГ» и Боша. Банковско-кредитное дело находилось в руках «большой тройки» крупных банков - «Дойче банк», «Дрезденер банк» и «Коммерц банк».
Все независимые мелкие и средние предприятия в законодательном порядке были поставлены под контроль монополий и больших предприятий (т. н. принудительное картелирование и «органическая постройка» хозяйства).
Росту экономического и военного потенциала Г. способствовала широкая финансовая поддержка, которую Г. оказывали западные державы, прежде всего США и Великобритания, а также ввоз частного иностранного капитала, особенно американского. Последний захватил серьёзные позиции в автомобильной
(«Дженерал моторс», «Форд»), электротехнической («Дженерал электрик»), химической («Дюпон де Немур»), нефтеперерабатывающей («Стандард оф Нью-Джерси») и др. отраслях промышленности (в Г. ему принадлежало более чем 80 крупных предприятий).
С целью самообеспечения продовольствием и с.-х. сырьём на случай войны и для укрепления социальной базы фашизма в деревне большинство кулацких хозяйств (85%), часть средних хозяйств (35%) и многие юнкерские хозяйства были объявлены не подлежащими разделу
«наследственными дворами» (закон 1933).
В механизме фашистской диктатуры важную роль играли организации, на которые было возложено проведение террора: охранные отряды гитлеровской партии - СС и государственная тайная полиция - гестапо, опутавшая нем. народ паутиной шпионажа, слежки, провокаций. Страну покрыли концлагеря.
КПГ прилагала огромные усилия, добиваясь ликвидации раскола пролетариата, создания антифашистского Народного фронта. Однако социал-демократические лидеры и в эти годы срывали установление единства действий. КПГ разработала боевую программу свержения фашизма (она изложена в решениях Брюссельской конференции 1935 и Бернской конференции 1939); эта программа давала конкретное представление о последовательно демократическом строе, который следует установить после ликвидации фашистского режима.
Развёртывание антифашистского движения сильно тормозилось влиянием фашистской демагогии. Гитлеровцы усиленно разжигали шовинизм, расизм, антисемитизм, распространяли мифы о превосходстве немцев над др. народами, о недостатке «жизненного пространства»
у Г., утверждали, будто война «принесёт всем работу и хлеб». Нацистам удалось ввести в заблуждение и привлечь на свою сторону значительную часть населения, в первую очередь молодёжь. Идеологическая обработка рассматривалась как одна из важнейших сторон подготовки к войне.
Быстрыми темпами шло создание мощных вооруженных сил. Вместо 10 дивизий, которые рейхсвер насчитывал в 1932, герм. армия в 1936 имела уже 40, а в 1938 - 51 дивизию. Стремительно развивалась военная авиация. В 1937 Г. располагала более чем 5600 самолётами, в их числе было свыше 2650 боевых. В октябре 1933 фашистская Г. вышла из Лиги Наций. В марте 1935 была восстановлена всеобщая воинская повинность; тем самым Г. приступила к односторонней ревизии военных статей Версальского мирного договора. Господствующие классы Великобритании и Франции, а также США не только не препятствовали этому, но и оказывали фашистской Г. политическую и экономическую помощь в надежде использовать её в качестве ударной силы в борьбе против СССР, против рабочего и демократического движения в Европе. В 1933 Великобритания и Франция заключили с Г. и Италией
«Пакт четырёх», в 1935 Великобритания подписала с Г. чрезвычайно выгодное для последней морское соглашение (см. Англо-германское морское соглашение 1935). Будучи на основании опыта уверенной в попустительстве со стороны западных держав, фашистская Г. перешла к открытой агрессии. В 1936-39 она совместно с Италией осуществляла вооруженную интервенцию в Испании. На основе совместных империалистических интересов в 1936-37 был сколочен агрессивный блок Г. с Италией и Японией (см.
«Антикоминтерновский пакт». Ещё в октябре 1936 между Г. и Италией был подписан договор о сотрудничестве, оформивший ось Берлин - Рим. В марте 1938 фашистская Г. захватила Австрию. На Мюнхенской конференции 1938 правящие круги Великобритании и Франции вступили в преступный сговор с фашистской Г., санкционировав аннексию ею части Чехословакии с целью направить в дальнейшем германскую агрессию против СССР. 30 сентября 1938 была подписана англо-германская декларация, а в декабре 1938 франко-германская декларация о ненападении.
Настойчивые попытки «умиротворения» фашистской Г. не устраняли, однако, глубоких противоречий между нею и др. империалистическими государствами. Г. вела упорное наступление на экономические позиции своих соперников. Межимпериалистические противоречия особенно обострились в условиях начавшегося в 1937 нового мирового экономического кризиса. Под воздействием этого кризиса начало ухудшаться и экономическое положение Г. Германский империализм стремился преодолеть возникшие трудности, ускорив осуществление своей захватнической программы. В господствующих классах Г. имелись противоречия по вопросу о том, достаточно ли она уже готова к ведению
«большой» войны, а также о направлении дальнейшей агрессии. Некоторые группировки монополистического капитала возражали против действий, нарушающих интересы западных держав. Выражением этих разногласий было увольнение в отставку в конце 1937-38 ряда высших гражданских и военных деятелей фашистской Г. (К. Нейрата, Я. Шахта, Л. Бека и др.).
В марте 1939 фашистская Г. аннексировала всю Чехословакию. Летом 1939 Г. вступила в тайные переговоры с Великобританией. Переговоры не увенчались успехом из-за непримиримости империалистических противоречий между этими странами.
В августе 1939 Г. обратилась к СССР с предложением заключить договор о ненападении. Советский Союз, стремясь предотвратить создание единого антисоветского фронта империалистических государств, вынужден был принять герм. предложение о заключении договора о ненападении ввиду того, что все его попытки добиться организации системы коллективной безопасности против агрессии (см. Московские переговоры 1939) были сорваны Великобританией и Францией.
Г. во время 2-й мировой войны. Разгром германского фашизма. В агрессивных планах Г. главное место отводилось захвату территории СССР, но эти планы предусматривали также завоевание многих др. стран, а в конечном счёте установление мирового господства фашистской Г. Агрессией против Польши, начатой 1 сентября 1939, Г. развязала вторую мировую войну 1939-45. 3 сентября Великобритания и Франция объявили войну Г.; однако они ничем не помогли своей союзнице Польше, сопротивление которой было сломлено германскими войсками. Великобритания и Франция не вели активных боевых действий и после этого, благодаря чему Г. сумела беспрепятственно подготовить мощный удар на Западе. В апреле - мае 1940 немецко-фашистские войска оккупировали Данию и Норвегию, в мае вторглись в Бельгию, Нидерланды, Люксембург и Францию. 22 июня 1940 Г. навязала Франции перемирие, согласно которому большая часть страны подлежала оккупации. Все ресурсы захваченных стран были поставлены на службу германскому монополистическому капиталу, что намного усилило военно-экономический потенциал Г. Сразу же после разгрома Франции фашистская Г. приступила к подготовке нападения на СССР (см. «Барбаросса план»).
В сентябре 1940 в Берлине был заключён военный союз Г., Италии и Японии (см. Берлинский пакт 1940). В апреле 1941 Г. оккупировала Югославию, отказавшуюся примкнуть к Берлинскому пакту, и большую часть территории Греции. Значительная часть Европы была порабощена немецко-фашистскими агрессорами. 22 июня 1941, вероломно нарушив советско-германский пакт о ненападении, Г. напала на СССР. Несмотря на временные успехи германских войск, ход военных операций на советско-германском фронте не оправдал ожиданий немецко-фашистских стратегов. В тяжёлых оборонительных боях советские войска остановили германскую армию; разгром немецко-фашистских полчищ под Москвой, знаменовавший решительный поворот военных событий в пользу Советского Союза, окончательно сорвал гитлеровский план
«молниеносной войны» против СССР. С конца 1941 Г. находилась в состоянии войны также и с США.
Во время войны господство монополий во всех областях экономики и политики Г. стало ещё более всеобъемлющим. Война принесла им баснословные барыши. Новым источником прибылей явился даровой труд миллионов людей, пригнанных в Г. из различных стран Европы, и военнопленных. На захваченных территориях фашистская Г. устанавливала т. н. новый порядок - режим жесточайшего террора и национального угнетения. В концлагерях - Майданеке, Освенциме и др. - были уничтожены миллионы граждан СССР, Польши, Югославии и др. государств.
Летом 1942 германская армия, пользуясь отсутствием второго фронта на Западе, предприняла новое крупное наступление на советско-германском фронте. Многомесячные ожесточённые бои в районе Сталинграда завершились окружением, а затем ликвидацией огромной группировки немецко-фашистских войск (19 ноября 1942-2 февраля 1943). Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом ознаменовал коренной перелом как в ходе Великой Отечественной войны, так и всей 2-й мировой войны. В 1943 начался развал блока агрессоров - от него отпала Италия. Могучий стимул получило Движение Сопротивления, ширившееся во всех оккупированных странах. Поражение немецко-фашистских войск на Волге окрылило и антифашистов в самой Г., пошатнуло веру населения в непобедимость германского оружия. Активизировались руководимые ЦК КПГ антифашистские организации во главе с А. Зефковым (Берлин), Т. Нёйбауэром (Тюрингия), Х. Шуманом (Саксония) и др.; был создан общегерманский подпольный центр КПГ. Большое значение для антифашистского движения в Г. имело основание немецкими политическими эмигрантами и военнопленными, находившимися в СССР, Национального комитета
«Свободная Германия» (1943). Комитет призвал всех немцев, независимо от социального положения и партийной принадлежности, объединиться для борьбы против фашистского режима.
Г. несла всё большие потери в людях и технике. С начала 1943 в Г. было объявлено несколько «тотальных мобилизаций», но они не дали ожидаемых результатов. Росли хозяйственные затруднения, в частности нехватка угля и нефти. Победа Красной Армии в Курской битве 1943 ознаменовала завершение коренного перелома в ходе войны. Становилось всё более очевидным, что СССР может разгромить фашистскую Г. своими собственными силами. Только тогда западные державы, ограничивавшиеся прежде воздушными налётами на города Г. и второстепенными по своим масштабам операциями в Африке и в Италии, активизировали свои действия. 6 июня 1944 в результате высадки союзников на С. Франции был открыт второй фронт. В это время фашистская Г. уже находилась в состоянии тяжёлого политического кризиса, вызванного поражениями на советско-германском фронте. Проявлением этого кризиса был буржуазно-генеральский заговор в Г.; его участники, убедившись, что фашистская клика неспособна осуществить возлагавшиеся на неё задачи, пытались, пожертвовав Гитлером, спасти германский империализм. Неудача покушения на Гитлера 20 июля 1944 вызвала новый разгул фашистского террора. Расправляясь с заговорщиками, гитлеровцы разгромили и подпольные рабочие организации. 18 августа 1944 в концлагере Бухенвальд был зверски убит Э. Тельман. Террор обескровил немецких антифашистов.
Поражение фашистской Г. было неизбежно, но гитлеровцы во имя собственных интересов готовы были обречь на гибель весь немецкий народ. Отступая в глубь немецкой территории, немецко-фашистские войска проводили тактику «выжженной земли».
В октябре 1944 был создан т. н. фольксштурм (ополчение), участниками войны стали юноши от 16 лет и глубокие старики. Гитлер и его окружение затягивали войну, рассчитывая на раскол антигитлеровской коалиции. Но эти расчёты оказались несостоятельными. 16 апреля 1945 развернулись завершающие операции Советской Армии по овладению Берлином. 30 апреля Гитлер покончил жизнь самоубийством, 2 мая Берлин был взят советскими войсками. Фашистский режим в Г. пал под ударами Советской Армии, вынесшей на своих плечах основную тяжесть войны. 8 мая 1945 в Берлине был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистской Г. Советский народ оказал решающую помощь немецкому народу в освобождении от фашизма.
Крушение гитлеровского «третьего рейха» сопровождалось и экономическим крахом. Военные расходы Г. за годы войны составили около 800 млрд. марок (в годы 1-й мировой войны - 80 млрд.). Материальные потери, понесённые Г. в развязанной ею войне путём прямого разрушения предприятий, средств транспорта, жилого фонда и т. д., составили приблизительно 50 млрд. долларов. Потери убитыми, ранеными и пленными составили 13,6 млн. человек (из них на советско-германском фронте - 10 млн. человек).
Г. в 1945-49. После безоговорочной капитуляции фашистской Г. была подписана (5 июня 1945) декларация о взятии на себя верховной власти в Г. правительствами четырёх союзных держав - СССР, США, Великобритании и Франции. Из командующих оккупационными войсками этих держав был создан Контрольный совет, к которому перешла верховная власть. Г. была разделена на 4 зоны оккупации, Берлин - на 4 сектора (управление городом осуществлялось четырёхсторонней союзной комендатурой). На Потсдамской конференции 1945 СССР, США и Великобритания обязались осуществить демилитаризацию, денацификацию и демократизацию Г. Было принято решение о передаче Советскому Союзу г. Кенигсберга и прилегающего к нему района, а также об установлении польско-германской границы по Одеру - Нейсе.
Советская военная администрация в Г. (СВАГ) последовательно выполняла в своей зоне Потсдамские решения. Она оказывала всестороннюю поддержку антифашистским партиям и профсоюзам, деятельность которых была разрешена в июне 1945. Коммунистическая партия Г. в воззвании от 11 июня 1945 сформулировала программу создания в Г. антифашистско-демократического строя. Вновь образованное руководство Социал-демократической партии приветствовало эту программу. Обе партии заключили соглашение о единстве действий. Заинтересованность мелкой и средней буржуазии в ограничении власти монополий и в ликвидации юнкерского землевладения позволила вовлечь в дело демократического переустройства буржуазные партии - Христианско-демократический союз (основан в июне 1945) и Либерально-демократическую партию (основана в июле 1945), В июле 1945 был создан блок антифашистско-демократических партий, в июне 1948 в него вступили вновь возникшие Демократическая крестьянская (основана в 1948) и Национально-демократическая партия (основана в 1948).
Преодолевая сопротивление крупной буржуазии и юнкерства, демократические силы восточной части Г. под руководством компартии создали антифашистско-демократические органы самоуправления, провели аграрную реформу, ликвидировавшую класс помещиков (у помещиков было отобрано 3,3 млн.га земель и лесов, из них 2,2 млн.га были поделены между с.-х. рабочими, мелкими крестьянами, арендаторами, переселенцами) и создавшую основу прочного союза рабочего класса с крестьянством, школьную реформу, конфисковали летом 1946 предприятия военных преступников и активных нацистов, что было равносильно ликвидации монополистического капитала, начали создавать народный сектор в промышленности.
В восточной части Г. был выкорчеван германский империализм и фашизм и возникли основы демократической государственной власти, являвшейся по своему классовому содержанию революционно-демократической диктатурой рабочих и крестьян; успешно решались задачи антифашистско-демократической революции. Единство действий коммунистов и социал-демократов в проведении революционных преобразований в восточной части Г. создало условия для объединения этих рабочих партий на базе марксизма-ленинизма в единую партию. 21-22 апреля 1946 состоялся учредительный съезд Социалистической единой партии Германии(СЕПГ). Создание СЕПГ явилось одним из крупнейших событий в истории германского рабочего движения. Единство рабочего класса упрочило его гегемонию в борьбе за антифашистско-демократические преобразования.
В западных зонах оккупации буржуазии удалось при поддержке западных держав помешать объединению коммунистов и социал-демократов. США, Великобритания и Франция способствовали возрождению в западных зонах агрессивного германского империализма с целью его использования против Советского Союза. Картели и тресты фактически не были ликвидированы. Помещичья собственность на землю сохранилась. Многие должности в органах самоуправления занимали бывшие нацистские чиновники. Западные державы всячески препятствовали деятельности демократических сил, особенно коммунистов.
Стремясь сохранить господство монополий хотя бы в части страны, западные державы и реакционные силы западной части Г. взяли курс на раскол Г. Первым шагом по этому пути было подписанное 2 декабря 1946 Великобританией и США соглашение об объединении их оккупационных зон
(«Бизония»).
СЕПГ и КПГ возглавили борьбу за мирное демократическое развитие страны. Собравшийся по инициативе СЕПГ в декабре 1947 в Берлине первый Немецкий народный конгресс положил начало организованному движению за демократическое единство, за заключение мирного договора. Западные державы продолжали, однако, политику раскола Г. Лондонское совещание 1948 США, Великобритании и Франции приняло решение об образовании из трёх западных зон сепаратного западно-германского государства. В июне 1948 западные державы провели в своих зонах сепаратную денежную реформу, т. е. осуществили в нарушение Потсдамских соглашений экономический раскол Г. Они также обособили западную часть Берлина от его естественного окружения (вскоре четырёхсторонний статус Берлина оказался полностью ликвидированным и город расколотым на 2 части: восточную и западную). Они парализовали деятельность Контрольного совета в Г. На западную часть Г. был распространён т. н. план Маршалла (см. Маршалла план).
С целью оградить экономику восточной части Г. от дезорганизации, угроза которой возникла в результате сепаратной денежной реформы в западной части Г., СВАГ, опираясь на демократические силы, провела денежную реформу в восточной части Г. Со 2-й половины 1948 экономическое строительство развивалось здесь на основе народно-хозяйственных планов.
Осуществив экономический раскол Г., западные державы провели меры по завершению её политического раскола. По распоряжению их оккупационных властей был разработан «Основной закон» (конституция) сепаратного западно-германского государства (вступила в силу 24 мая 1949). В августе 1949 были проведены выборы в западно-германский парламент - бундестаг. 20 сентября 1949 было образовано правительство Федеративной Республики Германии, в котором главную роль играли представители клерикального Христианско-демократического союза во главе с К. Аденауэром, занявшим пост федерального канцлера. В Западной Г. был введён оккупационный статут, обеспечивший контроль верховных комиссаров США, Великобритании и Франции над деятельностью западно-германского правительства.
Раскол страны требовал от демократических сил Г. сплочения и решительных действий. С этой целью движение Немецкого народного конгресса образовало Национальный фронт демократической Германии (См. Национальный фронт ГДР) (НДФГ). 7 октября 1949 Народный совет, избранный Немецким народным конгрессом, провозгласил создание Германской Демократической Республики (ГДР). В тот же день Народный совет преобразовал себя во Временную народную палату которая ввела в действие демократическую конституцию. Президентом ГДР был избран В. Пик, премьер-министром стал О. Гротеволь, заместитель премьер-министра В. Ульбрихт. Советское правительство передало правительству ГДР функции управления ранее принадлежавшие Советской военной администрации.
Лит.: Работы основоположников марксизма-ленинизма. Энгельс Ф., Крестьянская война в Германии, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 7; его же, Марка, там же, т.19; его же, К истории прусского крестьянства, там же, т. 21; его же, Заметки о Германии, там же, т. 18; Маркс К. и Энгельс Ф., Требования Коммунистической партии в Германии, Соч., 2 изд., т. 5; Маркс К., Подвиги Гогенцоллернов, там же, т. 6; Энгельс Ф., Германская кампания за имперскую конституцию, там же, т. 7; Энгельс Ф., Революция и контрреволюция в Германии, там же, т. 8; Маркс К., Разоблачения о кельнском процессе коммунистов, там же; Энгельс Ф., К истории Союза коммунистов, там же, т. 21; его же, Mapkc и
«Neue Rhelnlsche Zeltung» (1848-1849), там же; Маркс К., Критика Готской программы, там же, т. 19; Энгельс Ф., Роль насилия в истории, там же, т. 21; Маркс К.. и Энгельс Ф., Циркулярное письмо А. Бебелю, В. Либкнехту, В. Бракке и др. 17-18 сент. 1879 г., там же, т. 19; Энгельс Ф., Социализм г-на Бисмарка, там же; Энгельс Ф., К критике проекта социал-демократической программы 1891, там же, т. 22; Энгельс Ф., Крестьянский вопрос во Франции и Германии, там же, т. 22; Ленин В. И., Что делать? Полн. собр. соч., 5 изд., т. 6, с. 6-13, 20-28, 39-41, 80-82; его же, Две тактики социал-демократии в демократической революции, там же, т. 11, с. 57-60, 75-76, 97-99, 120-31; его же, Социализм и война (Отношение РСДРП к войне), там же, т. 26, с. 310, 315-18, 319-21, 322-26, 337-43; его же, Империализм, как высшая стадия капитализма, там же, т. 27; его же, О брошюре Юниуса, там же, т. 30; его же, Письмо к рабочим Европы и Америки, там же, т. 37; его же, Пролетарская революция и ренегат Каутский, т. 37, с. 291-306; его же, Детская болезнь
«левизны» в коммунизме, там же, т. 41, с. 77-78, 93-98; его же, Письмо к немецким и французским рабочим, там же; его же, Письмо к немецким коммунистам, там же, т. 44; его же, Тетради по империализму, там же, т. 28; его же, Германская социал-демократия и вооружения, там же, т. 23.
Общие работы. Германская история в новое и новейшее время, т. 1-2, М., 1970; Лампрехт К., История германского народа, пер. с нем., т. 1-3, М., 1894-96; Deutsche Geschichte, Bd 1-3, В., 1968; Gebhardt B., Handbuch der deutschen Geschichte, 8 Aufl., Bd 1-4, Stuttg., 1954-60.
Германия до середины 17 в. Неусыхин А. И., Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе VI - VII вв., М., 1956; его же, Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII - XIII вв., М., 1964; Колесницкий Н. Ф., Исследования по истории феодального государства в Германии (IX-1-я пол. XII вв.),
«Уч. зап. Московского областного пед. института. Кафедра всеобщей истории», М., 1959, т. 81, в.2; Стоклицкая-Терешкович В. В., Очерки по социальной истории немецкого города в XIV-XV вв., М. - Л., 1936; Смирин М. М., Очерки истории политической борьбы в Германии перед Реформацией, М., 1952; его же, Народная реформация Томаса Мюнцера и Великая Крестьянская война, 2 изд., М., 1955; его же, Германия эпохи Реформации и Великой Крестьянской войны, М., 1962; его же, К истории раннего капитализма в германских землях (XV - XVI вв.), М., 1969; Эпштейн А. Д., История Германии от позднего средневековья до революции 1848 г., М., 1961; Меринг Ф., История Германии с конца средних веков, пер. с нем., М., 1923; Otto К.-Н., Deutschland in der Epoche der Urgesellschaft, В., 1960; Stern L. und Bartmu β H.-J., Deutschland in der Feudalepoche von der Wende des 5./6. Jh. bis zur Mitte des 11. Jh., B., 1964; Stern L. und Gericke Н., Deutschland in der Feudalepoche von der Mitte des 11. Jh. bis zur Mitte des 13. Jh., В., 1965; Stern L. und Voigt E., Deutschland in der Feudalepoche von der Mitte des 13. Jh. bis zum ausgehenden 15. Jh., В., 1964; Steinmetz M., Deutschland von 1476 bis 1648, В., 1965.
Новая и новейшая история. Общие работы. Либкнехт К., Избр. речи, письма и статьи, пер. с нем., M., 1961; Liebknecht K., Gesammelte Reden und Schriften, Bd 1-9, B., 1958-68; Luxemburg R., Ausgewдhlte Reden und Schriften, 2 Aufl, Bd 1-2, B., 1955; Zetkin K., Ausgew
дhlte Reden und Schriften, Bd 1-3, B., 1957-60; Mehring F., Gesammelte Schriften, Bd 1-15, В., 1960-67; Тельман Э., Избр. статьи и речи, пер. с нем., т. 1-2, М., 1957-58, Пик В., Избр. произв., пер. с нем., М., 1956; Ульбрихт В., Избр. Статьи и речи, [пер. с нем.], М., 1961; Ulbricht W., Zur Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd 1-11, В., 1953-68; Гротеволь О., Избр. статьи и речи (1945-1959), пер. с нем., М., 1961; Ротштейн Ф. А., Из истории прусско-германской империи, М. - Л., 1948; Из истории Германии нового и новейшего времени. Сб. ст., М., 1958; Варга Е. С., Исторические корни особенностей германского империализма, М., 1946; Ерусалимский А. С., Германский империализм: история и современность, М., 1964; Кучинский Ю., Очерки истории германского империализма, пер. с нем., т. 1, М., 1952; Норден А., Уроки германской истории, пер. с нем., М., 1948; Очерк истории германского рабочего движения, Берлин, 1964; Варнке Г., Очерк истории профсоюзного движения в Германии, пер. с нем., М., 1956; Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd 1-8, В., 1966; Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung. Chronik, Bd 1-3, B., 1965-67; Schreiner A., Zur Geschihte der deutschen Aussenpolitik 1871-1945, 2 Aufl., Tl 1, В., 1955.
Германия с сер. 17 в. до 1917. Ерусалимский А. С., Бисмарк. Дипломатия и милитаризм, М., 1968; его же, Внешняя политика и дипломатия германского империализма в конце XIX в., 2 изд., М., 1951; Лукин Н. М., Очерки по новейшей истории Германии. 1890-1914, Л. - М., 1925; Германское рабочее движение в новое время. Сб. ст. и материалов, М., 1962; Хальгартен Г., Империализм до 1914 года, пер. с нем., М., 1961; Schilfert G., Deutschland von 1648 bis 1789, В., 1959; Streisand J., Deutschland von 1789 bis 1815, В., 1959; Obermann К., Deutschland von1815 bis 1849, В., 1961; Engelberg E., Deutschland von 1849 bis 1871
..., В.,1959; его же, Deutschland von 1871 bis 1897, В., 1965; Klein F., Deutschland von1897/1898 bis 1917, 2 Aufl., В., 1963; Arbeiterklasse und nationaler Befreiungskampf..., Lpz., 1963; Darstellungen und Quellen zur Geschichte der deutschen Einheitsbewegung im neunzehnten und zwanzigsten Jahrhundert, Bd 1-7, Heidelberg, 1957-67.
Германия с 1917. Розанов Г. Л., Очерки новейший истории Германии (1918-1933), М., 1957; Кульбакин В. Д., Очерки новеишей истории Германии, М., 1962; Германское рабочее движение в новейшее время. Сб. ст. и материалов, М., 1962; Галкин А. А., Германский фашизм, М., 1967; Гинцберг Л. И., Тень фашистской свастики. Как Гитлер пришел к власти, М., 1967; Бланк А. С., Коммунистическая партия Германии в борьбе против фашистской диктатуры (1933-1945), М., 1964; Гинцберг Л. И., Драбкин Я. С., Немецкие антифашисты в борьбе против гитлеровской диктатуры (1933-194 5),
М., 1961; Розанов Г. Л., Германия под властью фашизма (1933-1939), М., 1961; Фомин В. Т., Агрессия фашистской Германии в Европе. 1933-1939 гг., М., 1963; Ушаков В. Б., Внешняя политика Германии в период Веймарской республики, М., 1958; его же, Внешняя политика гитлеровской Германии, М., 1961; Штерн Л., Влияние Великой Октябрьской социалистической революции на Германию и германское рабочее движение, пер. с нем., М., 1960; Дернберг С., Рождение новой Германии, пер. с нем., М., 1962; Ульбрихт В., К истории новейшего времени, т. 1, пер. с нем., М., 1957; Ulbricht W., Vergangenheit und Zukunft der deutschen Arbeiterbewegung, B., 1963; Pieck W., Im Kampf um die Arbeitereinheit und die deutsche Volksfront. 1936-1938, В.,1955; Klein F., Deutschland 1918, В., 1962; Vietzke S., Wohigemuth H., Deutschland und die deutsche Arbeiterbewegung in der Zeit der Weimarer Republik, B., 1966; Badia G., Histoire de l
’Allemagne contemporaine (1917-1962), t. 1-2, P., [1962]; Rugi W., Deutschland von 1917 bis 1933, B., 1967; Deutschland von 1933 bis 1939, В., 1969; Deutschland von 1939 bis 1945, B., 1969; Der deutsche Imperialismus und der Zweite Weltkrieg. Bd 1-5, В., 1960-1962; Lipski H., Deutschland und die deutsche Arbeiterbewegung, 1945-1949, В., 1965; Badst
ьbner R., Restauration in Westdeutschland 1945-1949; B., 1963; Badstьbner R., Thomas S., Die Spalung Deutschlands 1945-1949, B., 1966.
Н. Ф. Колесницкий (исторический очерк до конца 15 в.), М. М. Смирин (конец 15 в. - середина 17 в.), Е. А. Волина (середина 17 в. - 1917), Л. И. Гинцберг (1917-1945), А. И. Мухин (фашистская Г. - экономико-географическая справка), П. В. Поляков (1945-49).
II. Наука.
1. ЕСТЕСТВЕННЫЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
Накопление фактических научных знаний и их первоначальное обобщение начинается ещё в период раннего средневековья; оно ускоряется в 16 веке в связи с усиленным развитием в Г. горных промыслов, особенно добычи серебра, металлургии, искусства солеварения, выделки тканей и др. Первые научные сочинения принадлежат деятелям церкви и проникнуты идеями схоластики; один из крупнейших ученых средневековья - Альберт Великий (13 в.), автор обширных трудов по алхимии, зоологии и ботанике. В последней трети 14 в. и в 15 в. появляются университеты в Гейдельберге (1386), Кёльне (1388), Лейпциге (1409), Ростоке (1419), Грейфсвальде (1456), Фрейбурге (1457), Майнце, Тюбингене (1477), Ингольштадте (1472; с 1826 в Мюнхене). Изобретение книгопечатания (И. Гуттенберг, 1445) явилось крупнейшим стимулом развития науки.
В середине 15 в. Николай Кузанский высказал идею о движении Земли вокруг Солнца, составил карту Центральной Европы. М. Бехайм создал первый глобус (1492). И. Мюллер (Региомонтан) составил астрономические таблицы, которыми пользовались и своих путешествиях Б. Диаш, Васко да Гама, Х. Колумб. Нем. математики (группа т. н. коссистов), крупнейшим из которых был М. Штифель (16 в.), внесли существенный вклад в алгебру. Живописец и учёный А. Дюрер разрабатывал математическую теорию перспективы. Появляются труды по ботанике и зоологии. Большое влияние на развитие анатомии и медицины оказал создатель ятрохимии Т. Парацельс, порвавший с традициями древней и арабской медицины и усматривавший причины болезней в химических процессах в организме.
Значительную роль в развитии учения о рудных ископаемых и горного дела сыграл основатель европейской минералогии Агрикола, труд которого суммировал опыт горно-металлургического производства и служил практическим руководством в течение двух веков.
Становление классического естествознания (17-18 вв.). Тридцатилетняя война (1618-48), опустошившая Г., раздробленность и экономическая отсталость страны обусловили отставание Г. в 17-18 вв. от Англии и Франции и в развитии науки. В этот период выделяются труды лишь немногих немецких учёных. Астроном и математик И. Кеплер открыл законы движения планет, дал качественные объяснение приливам и отливам, разработал первую теорию телескопа, предложил плодотворные (хотя и нестрогие) методы интегрирования. Крупнейшим немецким учёным этого периода был Г. В. Лейбниц. Находясь в 1672-76 в Париже в общении с Х. Гюйгенсом и с др. учёными, он овладел передовой математикой того времени и в основном завершил создание - независимо от И. Ньютона - дифференциального и интегрального исчисления.
Метод дифференцирования и интегрирования Лейбница получил распространение на европейском континенте. Лейбницу принадлежит идея сохранения живых сил в механике; он предпринял первую попытку математизации логики, выдвинул идею градации живых существ. Труды Лейбница создали эпоху в науке, но не нашли прямых продолжателей в Г. Научную репутацию основанной в 1700 Лейбницем Прусской АН (в Берлине) в области математики и механики в середине 18 в. поддерживали приглашенные иностранцы - Л. Эйлер, И. Ламберт и Ж. Лагранж. Однако и они не могли создать в Г. научных школ. В физике 17 в. выделяется О. Герике, доказавший возможность создания вакуума с помощью сконструированного им воздушного насоса и существование атмосферного давления; Герике изобрёл манометр, водяной барометр, построил первую электростатическую машину. Наиболее значительный немецкий химик-практик 17 в. И. Глаубер, долго работавший в Голландии, разработал методы получения чистых веществ.
В 18 в., особенно во 2-й половине, отставание немецкой науки от английской и французской постепенно преодолевается, прежде всего в химии и биологии. Новый этап развития химии в Г. связан с выдвинутой И. Бехером и Г. Шталем идеей о существовании Флогистона, на основе которой до последней четверти 18 в. объясняли химические процессы окисления, брожения, горения. В 18 в. начинается подъём технической химии и аналитической химии, обслуживавшей нужды минералогии и фармации. Велики заслуги М. Клапрота (противника теории флогистона и последователя А. Л. Лавуазье), открывшего уран и цирконий, титан и церий, получившего соединения стронция, хрома и др. элементов. В конце 18 в. И. Рихтер открыл один из основных количественных законов химии - Эквивалентов закон.
В немецкой биологии 18 в. развернулась дискуссия между механистическим (ятрофизическим) направлением (Ф. Гофман), рассматривавшим организм как гидравлическую машину, и анимизмом и витализмом. Анимизм усматривал начало жизненных процессов
«в душе» (Г. Шталь). Витализм допускал наличие особых сил и «чувствительностей» в различных органах тела. Анимисты и виталисты утверждали, что синтез органических соединений вне организма невозможен. Позиции витализма упрочили один из крупнейших физиологов того времени А. Галлер, внёсший значительный вклад в изучение нервно-мышечной физиологии (учение о раздражимости), и И. Блуменбах, один из основоположников сравнительной анатомии и антропологии. Галлер выступал также как сторонник преформизма, который утверждал, что в зародыше уже существуют в невидимой форме все части и органы тела.
Идеи витализма создали прочную традицию в Г.; они отражали бессилие биологии и медицины того времени в объяснении физиологических и нервно-психических явлений и вместе с тем находились в соответствии с идеалистическим мировоззрением, господствовавшим в Г. в 18 - начале 19 вв. Позиции преформизма были подорваны исследованиями эмбриолога К. Вольфа, доказавшего, что органы тела образуются из более простых и однородных элементов в процессе их развития (концепция эпигенеза). Однако господство идеалистических традиций в немецкой биологии и враждебное отношение Галлера вынудили Вольфа покинуть Г. и переехать в Россию. Выдающееся значение имели открытие Р. Камерариусом (1694) пола у растений и опыты И. Кёльрёйтера по их гибридизации (1760 и позднее). Выяснение процесса опыления и роли в нём насекомых было осуществлено К. Шпренгелем (1793).
Первую брешь в метафизическом мировоззрении 18 в. пробил И. Кант своей космогонической гипотезой (1755), согласно которой небесные тела возникли из первоначальной газовой туманности (см. Космогония). Кант указал также на роль приливов и отливов, замедляющих вращение Земли. Космогоническая гипотеза явилась основанием и для геотектонических построений.
В середине 18 в. начинается быстрое развитие геологии. В 1765 открылась первая в мире Горная академия во Фрейберге (Саксония). Разрабатывались и общегеологические проблемы (И. Леман, Г. Фюксель, А. Вернер). Вернер явился основоположником фрейбергской школы нептунистов (см. Нептунизм), согласно которым жизнь Земли определяется внешними факторами; в течение нескольких десятилетий нептунисты противостояли школе плутонистов (Дж. Геттона) (см. Плутонизм) в Великобритании, уступив лидерство последней в геологии лишь в 19 в. Особенно значительными были успехи немецких геологов в разработке вопросов о происхождении минеральных веществ, в частности руд (И. Генкель, К. Циммерман и др.). В 18 и 19 вв. немецкие геологи и географы были тесно связаны с русскими учёными.
Подъём естественных наук в Г. в 1-й половине 19 в. В этот период начинается подъём немецкой науки, связанный с ускорением экономического развития страны, приведшим в 30-х гг. к началу промышленного переворота, расширением университетского и технического образования и поощрением естественных наук. Глубокий философский подход ряда немецких учёных к проблемам естествознания содействовал широким научным обобщениям и открытию фундаментальных законов природы. Вместе с тем для немецкого естествознания этого периода характерно господство кантианских идей в геометрии и физике - об априорной (внеопытной) природе познания законов пространства и времени, о непознаваемости сущности сил, связывающих частицы материи, а также натурфилософских концепций в биологии и геологии. Большие успехи на этом этапе были достигнуты в Г. химией и математикой; немецкая математика в 18 в. занимала второстепенное место в мировой науке, а к середине 19 в. начала оспаривать первенство у французской.
Большую роль в расцвете математики в Г. сыграл К. Гаусс - крупнейший математик своего времени. Он развивал новые направления в математике, отправляясь от конкретных проблем астрономии, механики и физики. Так, общая проблема геодезии - изучение формы земной поверхности - привела его к созданию внутренней геометрии кривых поверхностей; в связи с проблемами электростатики он разработал теорию потенциала. Ему принадлежат также важные работы по физике - по земному магнетизму, механике
(«принцип Гаусса»), геометрической оптике, геодезии и астрономии. Гаусс почти не имел учеников, но идейное влияние его трудов было велико. Его последователями в теории чисел и математическом анализе были П. Дирихле, К. Якоби, Э. Куммер. Большое место в немецкой математике 1-й половины 19 в. заняли геометрические исследования, развивавшиеся вначале под влиянием французской математической школы
Г. Монжа и занявшие выдающееся место в мировой науке (А. Мебиус, Ю. Плюккер, Я. Штейнер, К. Штаудт). Г. Грасман развил многомерную геометрию, теорию векторов и линейную алгебру. Благодаря Гауссу, Якоби и Дирихле Гёттингенский, Берлинский и отчасти Кёнигсбергский университеты стали крупными математическими центрами. Большое значение для развития математики и др. естественных наук в Г. имела множественность научных центров, в первую очередь университетов, которые создавались в каждом крупном немецком государстве, и технических институтов (в Дрездене, 1828; в Карлсруэ, 1825; в Дармштадте, 1836).
В 1-й половине 19 в. происходит быстрое развитие неорганической химии, обусловленное зарождением химической промышленности. Крупные химики этого периода - Э. Мичерлих, братья Розе, Ф. Вёлер были учениками шведского химика И. Я. Берцелиуса, оказавшего огромное влияние на немецкую химию. Р. Бунзен исследовал электролитическое выделение металлов из расплавов солей; К. Гмелин в 1828 получил искусственный ультрамарин; К. Шёнбейн открыл озон (1839), пироксилин (1845), изучал электрохимические процессы. Прогрессу химии также способствовало основание новых химических лабораторий.
С 30-х гг. особенно развивается органическая химия. С именем Ю. Либиха - основателя школы химиков-органиков, создателя получившей мировую известность лаборатории в Гисене и основателя ряда химических журналов - связана целая эпоха развития органических химии. Либих разделил все органические соединения на белки, жиры и углеводы; впервые получил хлороформ (1831), уксусный альдегид (1835) и др. соединения; предложил химическую теорию брожения и гниения; заложил основы агрохимии и разработал теорию минерального питания растений. В 1834 Э. Мичерлих определил родство бензола и бензойной кислоты. В 1843 А. Гофман установил идентичность анилинов различного происхождения. Хотя синтез органических соединений был впервые осуществлен Вёлером ещё раньше (в 1824 - щавелевой кислоты, а в 1828 - мочевины), принципиальное значение этих работ было понято, однако, позднее.
В этот период в Г. происходит значительный сдвиг в технике и физике (прежде всего в оптике и электродинамике), а также в астрономии. Совершенствуются паровые машины, разрабатывается гидравлическая реактивная турбина (К. Хеншель, 1837), новые типы оборудования для проката, воздуходувных машин и др. И. Риттер в 1801 доказал существование ультрафиолетовых лучей; И. Фраунгофер, реформатор технической оптики, описал в 1814 линии солнечного спектра, названные его именем, создал дифракционные решётки, открывшие путь спектроскопии. В 1821 Т. Зеебек открыл термоэлектричество. Немецкие физики вносят значительный вклад в изучение количественных законов электрических и магнитных явлений. В 1826 Г. Ом открыл закон, названный его именем.
С 1832 Гаусс и В. Вебер разрабатывали систему абсолютных мер электрических и магнитных величин и соответствующих измерительных приборов. В 1846 Вебер сформулировал общий закон взаимодействия движущихся зарядов, основанный на идее дальнодействия. Ф. Нейман создал теорию электромагнитной индукции (1845-48). Быстро возрастает объём астрометрических исследований, особенно в боннской и кёнигсбергской астрономических обсерваториях. И. Галле обнаружил планету Нептун (предсказанную французским учёным У. Ж. Ж. Леверье), открыл тёмное внутреннее кольцо Сатурна. П. Ганзен развил теорию Луны. Ф. Бессель впервые определил расстояния до 3 звёзд путём измерения их Параллаксов. Начал издаваться астрономический журнал, который в дальнейшем приобрёл международное значение. Крупнейшим достижением немецких учёных середины 19 в. врача Р. Майера (1842) и физиолога Г. Гельмгольца (1847) явилось открытие основного закона естествознания - закона сохранения энергии. Глубокий философский анализ этого закона и трактовок его Майером и Гельмгольцем был дан Ф. Энгельсом в его «Диалектике природы».
В немецкой биологии конца 18 - начала 19 вв. получило господство натурфилософское направление, идеологом которого был Ф. Шеллинг. Основная идея этой натурфилософии - единство и усложнение природы, обусловленное неким разумным началом. Несмотря на мистическое понимание связей в природе, натурфилософия всё же сыграла и положительную роль в биологии, натолкнув на ряд открытий. Так, один из провозвестников натурфилософии, поэт И. В. Гёте обосновал идею о метаморфозе органов у растений (1790) и прокламировал принципы сравнительной анатомии, основанной на идее
«единства плана строения» животных. Сторонниками этого направления была высказана мысль о существовании параллелизма между развитием эмбриона и ступенями «лестницы существ» (К. Кильмейер, Л. Окен, И. Меккель Младший). У Окена в умозрительной форме намечается также идея о клеточном строении всех организмов.
Выдающуюся роль в истории биологии в Г. середине 19 в. сыграл физиолог И. Мюллер и его школа (Т. Шванн, Э. Дюбуа-Реймон, Г. Гельмгольц, Р. Вирхов и др.); их работы знаменуют поворот к исследованию физиологических процессов методами эксперимента; натурфилософского воззрения, под влиянием которых Мюллер находился в начальный период деятельности, постепенно сменяются механистическими. Руководство Мюллера
«Физиология человека» (1834-40) имело большое значение для развития медицины. Крупнейшим достижением этого периода было создание Шванном единой клеточной теории строения всех живых существ (1838), названной Энгельсом одним из трёх великих открытий естествознания 19 в.
Натурфилософские построения Шеллинга и Окена (30-е гг.) распространялись и в науках о Земле, но в 40-х гг. они начали уступать место конкретным научным исследованиям. Развитие химии и физики способствовало изучению минералов (Э. Мичерлих, И. Брейтгаупт, К. Бишоф и др.). К основателям кристаллографии относятся Х. Вейс, И. Гессель. Закладываются основы классификации минералов (Г. Розе и др.). Продолжалась дифференциация наук о Земле, но вместе с тем начала формироваться и целостная система знаний. Выдающимся научным синтезом явился
«Космос» (1845-62) - труд А. Гумбольдта, считающегося основателем общей физической географии, климатологии, географии растений. Гумбольдт содействовал развитию и др. отраслей естествознания. По его инициативе был организован «Магнитный союз»
с целью проведения единообразных измерений земного магнетизма в разных странах. Он поддерживал исследования по астрономии, физике, химии, математике. Одновременно с комплексным подходом Гумбольдта развивалось и др. направление географических исследований - т. н. хорологическое (страноведческое), представленное К. Риттером. Гумбольдт, а вместе с ним Л. Бух восприняли идеи плутонизма в геологии и развивали катастрофистские представления о горообразовании. Труды по динамической и эволюционной геологии были созданы К. Гоффом, внёсшим крупный вклад в разработку и обоснование разновидности исторического метода, получившего впоследствии название Актуализм. Палеонтологические методы в геологии, появившиеся в начале века в Великобритании и Франции, легли затем в основу биостратиграфических исследований в Г. (А. Оппель, Ф. Квенштедт и др.). Расширяются геодезические и астрономические исследования: фундаментальные работы по геодезии выполнили Гаусс и Ф. Бессель.
Развитие естественных и технических наук во 2-й половине 19 в. Выход науки в Г. на передовые рубежи. Во 2-й половине 19 в. в Г. происходит быстрый прогресс во всех областях теоретического и прикладного естествознания, а в математике, органической и технической химии, в биологии и в ряде отраслей физики нем. наука заняла ведущие позиции. В этот период она характеризуется не только созданием глубоких обобщающих теорий, но и интенсивной разработкой прикладных и технических дисциплин; поэтому и значение науки для развития страны было большим, чем в др. развитых странах. Химические исследования в университетах и технических институтах получали материальную поддержку со стороны быстро растущей промышленности; такая поддержка была исключительным явлением для того времени. Расцвету математики, физики, биологии, медицины содействовали множественность научных центров, характерная для немецкой науки, наличие в Г. (в отличие от др. развитых стран) уже в 19 в. большого числа профессиональных учёных, а также
«миграция» учёных из одних университетов в другие. Во 2-й половине 19 в. Г. занимала первое место в мире по количеству научных журналов (особенно химических и медицинских). Высокие требования предъявлялись к квалификации учёных и преподавателей естественных наук (например, «Прусское положение» от 1866 требовало от каждого кандидата на должность учителя математики в гимназии таких глубоких знаний по высшей геометрии, математическому анализу и аналитической механике, чтобы он был в состоянии проводить в этих областях самостоятельные исследования);
учителем гимназии был Г. Грасман; с преподавания в гимназии начинали К. Вейерштрасс, Р. Клаузиус и мн. др. крупнейшие учёные.
Ведущая роль немецкой математики в мировой науке 2-й половине 19 в. определялась в первую очередь пересмотром основных понятий математического анализа с целью более строгого его обоснования («арифметизация анализа»). Эта задача была выполнена прежде всего К. Вейерштрассом, а также Р. Дедекиндом (в Брауншвейге) и другими математиками берлинской школы и привела к важным обобщениям. В значительной мере в связи с исследованиями основ анализа оформилась (в трудах Г. Кантора) новая математическая дисциплина - теория множеств (см. Множеств теория). Ещё более плодотворным оказалось влияние трудов и идей Б. Римана - крупнейшего математика середины 19 в., продолжателя традиций К. Гаусса. Риману принадлежит глубокий анализ понятия интеграла
(«интеграл Римана»); он дал новое построение теории функций комплексного переменного, используя геометрические методы (т. н. Конформное отображение), которые и теперь применяются в гидроаэродинамике и других областях физики. Его фундаментальные идеи в геометрии (развивавшие неевклидову геометрию Н. И. Лобачевского) получили признание лишь два десятилетия спустя; риманова геометрия, развитая впоследствии др. учёными, была использована А. Эйнштейном в общей теории относительности. В последней четверти 19 в. Ф. Клейн осуществил синтез многих областей математики на основе теории групп. Благодаря Клейну Гёттингенский университет стал к концу 19 в. мировым центром математической мысли.
В теоретической физике 2-й половине 19 в. большое значение имели результаты, полученные немецкими учёными в общей теории тепловых явлений - термодинамике, в частности в её применениях к теории излучения. Все три начала термодинамики были сформулированы немецкими физиками - Гельмгольцем (1-е начало, 1847), Р. Клаузиусом (2-е начало, 1850) и В. Нернстом (3-е начало, 1906). Дальнейшим развитием термодинамика многим обязана М. Планку. Крупный вклад в гидродинамику был сделан Гельмгольцем, в теорию распространения волн (в частности, световых) - Г. Кирхгофом; Гельмгольц также развил основы акустики и метеорологии. А. Крёниг, Клаузиус разрабатывали кинетическую теорию газов.
К концу 19 в. немецкие физики-теоретики начали освобождаться от кантианских взглядов. Однако среди части немецких учёных получил распространение энергетизм (В. Оствальди др.). Успехи атомной физики в начале 20 в. вынудили Оствальда признать ошибочность энергетизма.
Во 2-й половине 19 в. далеко продвинулась экспериментальная физика. В 1859 Кирхгоф, установивший в 1847 законы разветвления электрического тока, вместе с Р. Бунзеном создал основы спектрального анализа. В 50-х гг. Г. Гейслер построил ртутный вакуумный насос, что дало возможность проводить исследования электрического разряда в разрежённых газах. В 60-х гг. Ю. Плюккер и В. Гитторф начали изучение тлеющего разряда; Э. Гольдштейн в 1886 открыл каналовые лучи. Проводя аналогичные исследования, В. Рентген в 1895 обнаружил лучи, названные его именем (первая Нобелевская премия по физике, 1901). В 1886 Г. Герц обнаружил внешний фотоэффект. Крупнейшее достижение немецкой экспериментальной физики этого периода - открытие Герцем в 1886-89 электромагнитных волн, предсказанных английским учёным Дж. Максвеллом. С 1870-х гг. физический институт Берлинского университета, возглавлявшийся Гельмгольцем, становится одним из крупнейших физических центров мира. Здесь работали А. Майкельсон, П. Н. Лебедев, Герц, Ф. Браун и многие др. В развитии акустики, молекулярной физики и др. областей экспериментальной физики значительную роль сыграла также школа А. Кундта (в Страсбурге).
Индустриализация Г. во 2-й половине 19 в. создала условия для крутого подъёма технической физики, для выделения и формирования различных технических наук. Постепенно возрастало значение фундаментальных наук, что создавало базис для новых отраслей техники. Развитие электродинамики послужило основой для электротехники, а термодинамики - для создания двигателей внутреннего сгорания и холодильной техники. Технические проблемы занимали преимущественное место в деятельности Государственного физико-технического института, основан в 1888 в Берлине; первым его президентом был Гельмгольц. Значительные успехи были достигнуты в области электротехники и теплоэнергетики. Вернер Сименс, В. Хефнер-Альтенек и Ф. Хазельвандер разработали конструкции генераторов постоянного и переменного тока.
Были созданы электроприводы для различных целей (Вернер Сименс). Теория паровых двигателей разрабатывалась Г. Цейнером и М. Шредером в последней трети 19 в., теория гидравлических турбин - Ф. Редтенбахером и Ю. Вейсбахом ещё в середине 19 в. Газовый двигатель внутреннего сгорания был создан Н. Отто и Э. Лангеном в 1867. К. Линде сконструировал аммиачную холодильную машину (1874). В 1883 Г. Даймлер и В. Майбах разработали конструкцию быстроходного бензинового двигателя; в 1886 К. Бенц сконструировал свой автомобиль. В 1897 Р. Дизель построил двигатель внутреннего сгорания на тяжёлом топливе. Постройкой газовой турбины в 1905 (Х. Хольцварт) и прямоточной паровой машины в 1907 (И. Штумпф) было завершено создание основ современного теплоэнергетического машиностроения. Огромный скачок сделала техника металлургии - были сконструированы электрическая плавильная печь (Вильгельм Сименс), трубопрокатный стан (бр. Маннесман) и др. Во 2-й половине 19 в. были созданы основы кинематики механизмов (Ф. Редтенбахер, Ф. Рёло и др.). Проблемы сопротивления материалов и строительной механики разрабатывали О. Мор, Г. Мюллер-Бреслау и А. Фёппль.
В последней трети 19 в. Г. становится мировым центром прикладной оптики. Э. Аббе заложил основы современной теории микроскопа, К. Цейс создал всемирно известное производство оптических приборов.
2-я половина 19 в. - период бурного развития всех отраслей химии в Г. Наиболее интенсивно развивалась органическая химия, однако и в неорганической и аналитической химии были достигнуты выдающиеся результаты. Р. Бунзен и Кирхгоф с помощью спектрального анализа открыли новые элементы - цезий (1860) и рубидий (1861), Ф. Рейх и Т. Рихтер - индий (1869). К. Винклер открыл германий (1886). Работы И. Дёберейнера и Л. Мейера по классификации химических элементов предшествовали открытию Д. И. Менделеевым периодического закона. Важнейшим событием в химии 19 в. был международный съезд в Карлсруэ (1869), на котором были уточнены понятия элемента, атома, молекулы. В последней четверти 19 в. началось развитие физической химии, связанное главным образом с деятельностью Оствальда по теории растворов и В. Нернста по электрохимии (Нобелевские премии, соответственно, 1909 и 1920).
Крупный вклад внесли немецкие химики в теоретическую органическую химию - в разработку структурной теории (А. Кекуле, Э. Эрленмейер), теории ароматических соединений (школы Кекуле и В. Мейера), стереохимии (И. Вислеценус, Мейер). Велики были и практические достижения в области химии, обусловленные тесной связью науки и промышленности, особенно с 1870-х гг., когда началась мощная концентрация химического производства. Наиболее выдающиеся результаты были достигнуты в области синтеза красителей и лекарственных веществ. Отсутствие достаточной сырьевой базы стимулировало поиск новых материалов. В 1860 Г. Кольбе открыл способ получения салициловой кислоты; в 1875 синтетическая кислота была в 8 раз дешевле выделяемой из ивовой коры. В 1869 К. Гребе и К. Т. Либерман осуществили синтез ализарина, в 1870 А. Байер - индиго. Байер, получивший в 1905 за исследования в области красителей Нобелевскую премию, был главой большой школы химиков, из которой вышли многие нобелевские лауреаты. Др. крупная школа химиков-органиков возглавлялась Э. Фишером (Нобелевская премия, 1902).
Первостепенное значение имели и практические исследования по неорганическая химии. В 1875 Винклер разработал способ получения серного ангидрида, который лег в основу контактного метода производства серной кислоты. Изучение химии стекла позволило О. Шотту основать всемирно известную фирму (Йена, 1884).
В середине 19 в. происходил интенсивный прогресс биологии. Под влиянием запросов медицины развивалась физиология. Наибольшие успехи были достигнуты учёными школы И. Мюллера. Э. Дюбуа-Реймон разработал первые основы электрофизиологии. Особенно значительны труды Гельмгольца (энергетика мышечного сокращения, 1847; измерение скорости распространения нервного возбуждения, 1850; физиологическая оптика, 1850-70-е гг.). К. Людвиг, глава большой школы физиологов, дал образцы экспериментального изучения кровообращения, нервной системы и др. органов. У него учились многие русские физиологи и врачи - И. М. Сеченов, С. П. Боткин, И. П. Павлов и др. Во многих университетах были организованы хорошо оборудованные физиологические лаборатории.
Быстрыми шагами развивались Гистология и эмбриология. Большие успехи были достигнуты в изучении простейших одноклеточных организмов (К. Зибольд). Исследовались процессы размножения клеток и их роль в зародышевом развитии (Х. Моль, К. Негели, Р. Кёлликер, Р. Ремак). Новый этап в развитии клеточного учения был завершен работами Р. Вирхова, провозгласившего положение:
«всякая клетка - из клетки» (1855); принципы клеточной теории были им распространены на патологические процессы. Вирхов и его ученики внедрили в медицину микроскопические, гистологические и физиологические анализы. Однако идеи Вирхова оказали и отрицательное влияние, доведя до крайности механистическое понимание организма как «федерации клеточных государств».
Вирхов ошибочно настаивал, что любая болезнь локализуется только в определенной ткани, в конкретной группе клеток. Функциональный аспект в клеточной теории развили патолог Л. Крелль и др.
Эволюционная теория, созданная Ч. Дарвином в Великобритании, нашла в Г. выдающихся последователей, в первую очередь Э. Геккеля, активно пропагандировавшего дарвинизм и разработавшего на основе исследований Ф. Мюллера и А. О. Ковалевского филогенетическое учение. Однако его взгляды были эклектичны. Эволюционное направление в области сравнительной анатомии развивал К. Гегенбаур. В последней четверти 19 в. начался расцвет бактериологии (Р. Кох и его сотрудники, Ф. Лёфлер, Г. Гафки и др.). Были обнаружены возбудители сибирской язвы (1876), туберкулёза (1882), дифтерии, азиатской холеры, столбняка. В 1891 в Берлине основан институт инфекционных болезней им. Р. Коха.
В 1905 Ф. Шаудином и Э. Гофманом была найдена бледная спирохета - возбудитель сифилиса. Открытие Э. Берингом антитоксической сыворотки против дифтерии (1892) (первая Нобелевская премия по физиологии и медицине, 1901) положило начало серотерапии. П. Эрлих развил хемотерапию. На основе этих научных достижений начался расцвет практической медицины. В последней трети 19 в. крупных успехов добилась хирургия, развившаяся в результате открытия наркоза, разработки антисептики и затем асептики. Метод антисептики в немецких клиниках внедряли Р. Фолькман, Э. Бергман, метод анестезии - Г. Шлейх, А. Бир и др. Кровоостанавливающие средства были предложены Ф. Эсмархом (1873). Важнейшим этапом было освоение внутриполостных операций (Т. Бильрот, А. Бельфлер, Р. Кренлейн и др.). Крупный вклад в создание и развитие научных основ гигиены и лечение профессиональных болезней внесли М. Петтенкофер, К. Фойт, К. Леман, Г. Цимсен, М. Рубнер и др. Быстро развивались специальные области медицины - дерматология, гинекология, отоларингология, психиатрия и др.
Продолжалась разработка общей биологии. В 70-80-х гг. 19 в. Э. Страс6ургер, В. Флемминг и др. разработали учение о сложном делении клетки и роли в нём ядра и хромосом. Это позволило раскрыть некоторые детали процессов созревания половых клеток и оплодотворения (О. Гертвиг, 1875-90) и сформулировать ядерную теорию наследственности (В. Ру, Страсбургер, Гертвиг, особенно А. Вейсман). Работы Вейсмана о зародышевой плазме (1892) предвосхитили ряд положении современной генетики. Создателем механики развития организма - онтогенеза - был Ру (1885 и позже), выдвинувший задачи каузального (причинного) изучения зародышевого развития. В то же время были сделаны попытки истолковать экспериментальные данные, полученные учёными этого направления, в виталистическом духе (Х. Дриш и др.).
Во 2-й половине 19 в. продолжалось развитие геологических и географических наук. Изучалась не только территория Г., но и многие районы Азии и Африки, причём нередко преследовались колонизаторские цели. С появлением оптических методов в петрографии создаётся естественная систематика горных пород (К. Розенбуш, Ф. Циркель и др.). Разработка теоретических вопросов в географии продолжалась в работах Ф. Рихтгофена, Ф. Ратцеля и др. Переходный этап к современному периоду отмечен появлением работ выдающихся климатологов (В. Кеппен, Э. Брикнер и др.), геологов (И. Вальтер и др.), палеонтологов (К. Циттель и др.).
Естествознание в Г. в период научной революции (1-я треть 20 в.). В этот период немецкая наука продолжала занимать ведущее положение в теоретической и прикладной физике, в химии, ряде областей биологии. Немецкие учёные (наряду с английскими) на первом этапе современной научной революции внесли крупнейший вклад в создание релятивистской и квантовой физики. Возрастало число специальных научных учреждений, связанных с промышленностью. В 1911 было создано объединение научно-исследовательских институтов «Kaiser Wilhelm Gesellschaft fьr Fцrderung der Wissenschaft».
В прикладных науках, особенно в химии и некоторых технических науках, наметилась тенденция к исследованию проблем, имеющих военное значение.
С конца 19 в. и до 40-х гг. 20 в. лидером немецкие математики был Д. Гильберт. Он начал с исследований по алгебре и теории чисел, подготовивших расцвет новой (абстрактной) алгебры. В своих «Основаниях геометрии» (1899) он подвёл итоги работы всего 19 в. по упорядочению системы геометрических аксиом и развил собственную аксиоматику. Гильберт начал систематическую разработку основ функционального анализа
(«гильбертово пространство»). Позже он работал главным образом в области математической логики. Курсы лекций Гильберта, как и курсы Ф. Клейна, собирали в Гёттингенском университете интернациональную аудиторию. Одновременно с Гильбертом и Клейном в Гёттингене работали в начале 20 в. Г. Минковский, разработавший математический аппарат специальной теории относительности (пространство Минковского), и К. Рунге по прикладной математике. В 20-х гг. сформировалась и школа новой абстрактной алгебры во главе с Э. Нётер. Ученик Гильберта Г. Вейль оставил значительные работы как в алгебре, особенно в теории групп, так и в теории чисел и математическом анализе. В Г. в 20-е гг. начал деятельность Дж. Нейман - один из крупнейших математиков 20 в. Работы немецких физиков-теоретиков в 1-й трети 20 в. выводят эту область науки в Г. на первое место в мире (большую роль сыграли и немецкие физики-экспериментаторы).
М. Планк открыл закон распределения энергии в спектре теплового излучения (1900) и ввёл понятие кванта действия. А. Эйнштейн нашёл основной закон фотоэффекта и ввёл представление о Фотоне (1905). Принцип квантования энергии атома, выдвинутый датским учёным Н. Бором, был подтверждён в 1913 классическими опытами Дж. Франка и Г. Герца (Нобелевская премия, 1925). Фундаментальный вклад в развитие теории Бора внесли И. Штарк, А. Зоммерфельд, О. Штерн и В. Герлах. Создаётся квантовая теория теплоёмкости (Эйнштейн, П. Дебай). В 1916 Эйнштейн развил теорию излучения и предсказал существование вынужденного (индуцированного) излучения. В 1924 он же развил (предложенные индийским физиком Ш. Бозе) принципы одной из квантовых статистик. В 1925-26 В. Гейзенберг и М. Борн создали (наряду с Э. Шрёдингером и П. Дираком) квантовую механику - теоретическую основу современной физики и химии (Нобелевские премии, соответственно 1933 и 1954). В 1905 Эйнштейн создал специальную теорию относительности, в 1916 - общую теорию относительности.
В 1-й трети 20 в. развёртываются исследования по физике твёрдого тела (П. Дебай, М. Борн, Ф. Блох и др.), магнитных явлений (Гейзенберг, Блох, Х. Бете, Р. Беккер и др.).
В 30-х гг. Гейзенберг разработал теорию ядра и ядерных сил. Выдающиеся результаты были получены в астрофизике К. Шварцшильдом и Р. Эмденом, труды которых заложили основы теории внутреннего строения звёзд.
Немецкие учёные внесли большой вклад и в экспериментальную физику. В 1912 М. Лауэ и его сотрудники В. Фридрих и П. Книппинг открыли дифракцию рентгеновских лучей в кристаллах (Нобелевекая премия, 1914). Крупные работы по оптике и спектроскопии были выполнены В. Вином, Ф. Пашеном, О. Люммером и Прингсхеймом, Х. Рубенсом. Важные экспериментальные исследования были проведены в атомной и ядерной физике (О. Ганом, Л. Майтнер, В. Мюллером, В. Боте, Х. Гейгером и др.), в физической электронике (Х. Бушем, В. Глазером, О. Шерцером и др.), по электронной оптике и в ряде областей современной технической физики. В начале 30-х гг. большое внимание уделяется изучению полупроводников (В. Шотки и др.).
В начале 20 в. ускоренно развивались отрасли техники, имеющие непосредственно военное значение, особенно дирижабле- и самолётостроение (Ф. Цеппелин, А. Фоккер, Г. Юнкерс и др.), а в 30-х гг. и ракетостроение. Развитие авиации и ракетостроения в Г. было тесно связано с достижениями немецких учёных, работавших в области аэро- и газодинамики (Л. Прандтль, Л. Титьенс, Х. Буземан и др.).
В 1-й трети 20 в. началось развитие новых отраслей техники - сначала прикладной электроники и радиотехники (Ф. Браун, А. Венельт, М. Вин, В. Гольдшмидт, Э. Мейснер, П. Нипков), а затем и телевидения. Немецкими учёными был создан электронный микроскоп (М. Кнолль, Э. Руска, Э. Брюхе, Г. Иохансон, М. фон Арденне).
В 20 в. фундаментальные химические исследования, проведённые главным образом в лабораториях «И. Г. Фарбсниндустри» и на кафедрах университетов, были направлены на раскрытие структуры ряда органических веществ. Изучено строение сахаров (Э. Фишер), установлено строение хлорофилла (Р. Вильштеттер, Нобелевская премия, 1915), структура терпенов (О. Баллах, Нобелевская премия,1910), исследованы витамины группы D (А. Внидаус, Нобелевская премия,1928), синтезированы витамин В2 в 1935 и витамин А в 1937 (Р. Кун, Нобелевская премия, 1938), исследованы гормоны (А. Бутёнандт, Нобелевская премия, 1939), открыты пронтозил и др. сульфамидные препараты (Г. Домагк, Нобелевская премия,1939), разработан метод диенового синтеза (О. Дильс и К. Альдер, Нобелевская премия, 1950).
Продолжает развиваться теоретическая химия - создаётся теория химической связи, сначала на основе боровской теории атома (В. Коссель, 1916), а затем квантовой механики (В. Гейтлер и Ф. Лондон,1927). Ещё больше возросла роль прикладных химических исследований, которые приобрели также и военное значение. Истощение запасов селитры поставило задачу искусственного связывания азота. Исследование Ф. Габером реакции образования аммиака из элементарных азота и водорода (1904) и отработка принципиально новой технологии синтеза при высоких температурах и давлениях (Габер, К. Бош, А. Митташ) завершились пуском промышленной установки (1913).
Огромная концентрация промышленности во время 1-й мировой войны 1914-18 привела к дальнейшему росту научных исследований. Только в 1928 фирма «И. Г. Фарбениндустри» затратила на них свыше 30 млн. марок, лишь в 2 раза меньше, чем в Великобритании на все научные исследования. Особое внимание уделялось производству синтетических продуктов на основе каменного угля. В 1921-23 был разработан технологический процесс каталитической гидрогенизации угля с целью получения бензина (Ф. Фишер, Х. Тропш; К. Бош, Ф. Бергиус - Нобелевская премия, 1931). По производству синтетического бензина Г. вышла в1937 на первое место в мире. Задачу промышленного использования дешёвого ацетилена успешно решал В. Реппе
(«И. Г. Фарбениндустри»).
Ещё во 2-й половине 19 в. физиологами и химиками усиленно изучался обмен веществ у животных и человека (Ф. Хоппе-Зейлер, М. Петтенкофер, О. Фойт, М. Рубнер). К концу 19 в. от физиологии обособилась Биохимия. На рубеже 19 и 20 вв. удалось раскрыть химический состав белков (Э. Шульц, А. Коссель, Нобелевская премия, 1910); было установлено, что белки состоят из аминокислот. Однако вскрыть характер связей аминокислот в молекулах белков удалось лишь Э. Фишеру, что позволило в дальнейшем не только расшифровать структуру белка, но и открыть пути к его искусственному синтезу. В 1897 Э. Бухнер (Нобелевская премия,1907) выделил из дрожжевых грибков фермент зимазу; этим открытием были заложены основы энзимологии, в развитии которой большую роль сыграли работы Р. Вильштеттера и О. Варбурга (Нобелевская премия, 1931). Природу биохимических процессов, связанных с мышечным сокращением, вскрыл О. Мейергоф (Нобелевская премия, 1922).
Крупнейший представитель экспериментальной эмбриологии в Г. в 20 в. Х. Шпеман открыл явления «индукции» в зародышевом развитии и создал на этой основе теорию «организаторов» развития (1921 и позже). В области физиологии центральной нервной системы крупных результатов добились Р. Магнус и М. Ферворп.
С возникновением в начале 20 в. генетики она получила в Г. бурное развитие. К. Корренс, изучавший принципы менделизма на растениях, предвосхитил явления сцепления и обмена наследственных факторов в хромосомах, наследование пола у растений и др. Значительные исследования были выполнены Э. Бауром, Р. Гольдшмидтом и др. Общегенетический интерес имели работы В. Вейнберга (методы генетического анализа у человека) и Ф. Бернштейна.
На основе крупнейших достижений биологии, органической химии, а также физики в 1-й трети 20 в. в Г. продолжалось быстрое развитие медицины. Г. была первой страной, где клиники были оснащены новейшим лабораторным оборудованием. Особое значение приобрела рентгенология; был сконструирован энцефалограф (Г. Бергер). Были разработаны новые методы обнаружения и исследования болезней и их возбудителей. П. Уленхут открыл спирохету - возбудителя спирохетоза; А. Вассерман в 1906 предложил метод серологического диагноза сифилиса. Создаются многие химико-терапевтические средства; наиболее крупные достижения в этой области принадлежат П. Эрлиху (препараты сальварсан и неосальварсан; Нобелевская премия, 1908), Г. Домагку (пронтозил).
На высоком уровне находились хирургия (Ф. Зауэрбрух - хирургия лёгких), кардиология (В. Гис и Ф. Краус в Берлине, Э. Ромберг в Мюнхене) и др. области терапии (А. Штрюмпель в Лейпциге, Л. Ашофф во Фрейбурге), психиатрия (Э. Кречмер и др.).
Важными особенностями этого периода в науках о Земле явились развитие геофизики, в частности появление сейсмологии (З. Гюнтер, Э. Вихерт, Б. Гутенберг и др.), и становление геохимии (В. Гольдшмидт и др.).
В геологии крупнейшие обобщения принадлежали геотектонистам (Ф. Космат, А. Вегенер, Р. Штауб, Х. Штилле, С. Бубнов, Э. Краус и др.). Создаётся детальная структурная геология (Х. Клоос, Б. Зандер и др.). Немецкими геологами были созданы сводки по отдельным материкам (Э. Кренкель, Г. Герт и др.), работы по гидрогеологии (Х. Хёфер, Э. Принц и др.). Нарастающим требованиям экономики отвечали интенсивные исследования минеральных веществ (Г. Берг, П. Рамдор, Х. Шнейдерхён и др.). Крупнейшим теоретиком географии в Г. был учёный и путешественник А. Гетнер, идеи которого оказали влияние на географов др. стран. Ландшафтоведение развивал З. Пассарге и др. Проводились океанографические исследования.
Естественные науки в Г. при фашизме. Диктатура фашизма привела к деградации теоретического естествознания в Г. Многие выдающиеся учёные либо покинули страну (Эйнштейн, Борн, Э. Шрёдингер, Дж. Франк, О. Штерн, Л. Майтнер, Г. Вейль, Э. Нётер, Дж. Нейман, Ф. Габер, Р. Вильштеттер, Р. Гольдшмидт и многие др.), либо резко сократили свою деятельность (Гильберт, Планк, Лауэ и др.). За несколько лет немецкая математика, теоретическая физика, биология спустились до уровня третьестепенных. К весьма немногим значительным достижениям немецкой науки этого времени можно отнести лишь открытие О. Ганом и Ф. Штрасманом деления ядра урана (1938) и развитие Гейзенбергом квантовой теории поля (1943). Продолжались исследования в области плазмы, электронной микроскопии, биохимии. Основной упор делался на работы, имеющие военное значение. Так, исследования Х. Шрадера (1937) по химии пестицидных фосфорорганических соединений вскоре приобрели характер поисков отравляющих веществ. Развёртывались работы по получению высококачественных легированных сталей (А. Ваккер), по производству буна-каучука. Обширные исследования проводились в авиации и машиностроении, по автоматизации производства. В 1939 появились первые немецкие авиационные реактивные двигатели: в 40-х гг. были созданы ракеты
«Фау-1» и «Фау-2» (В. фон Браун). В биологии разрабатывалась «расовая гигиена», стремившаяся обосновать превосходство «нордической» расы, необходимость массового уничтожения «неарийских» народов. Развивались идеи геополитики (К. Хаусхофер и др.). Только после разгрома фашистского государства оказалось возможным, опираясь на великие традиции немецкой науки, продолжать развитие фундаментальных областей естествознания.
В подготовке раздела участвовали: И. Б. Погребысский (математика), Ф. Гернек, ГДР (физика), Э. И. Смирнова (химия), И. В. Круть (геология и география), А. Е. Гайсинович (биология), М. А. Карлов (медицина), В. И. Остольский (технич. науки).
2. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ
Философия. Немецкая философия оказала огромное влияние не только на всю историю немецкой культуры, но и на развитие мировой философской мысли. Отличительной особенностью немецкой философии является её умозрительный характер, углублённый анализ духовной жизни; склонность к построению завершенной, замкнутой системы присуща большинству немецких философов.
Первой формой философии в Г. была средневековая Схоластика: Храбан Мавр, Ноткер Немецкий и особенно Гуго Сен-Викторский. Крупнейшим представителем поздней схоластики был Альберт Великий, один из первых христианских аристотеликов, предшественник Фомы Аквинского. Начало оригинальной традиции нем. философии, отличной от схоластики как церковного учения, было положено мистикой. Ранней её формой была т. н. женская мистика, представленная монахинями Хильдегардой Бингенской (12 в.) и Мехтильдой Магдебургской (13 в.), а высшим выражением - творчество И. Экхарта. Его последователями были Г. Сузо и И. Таулер (14 в.), у которого мистика теряет отрешённо-созерцательный характер.
Переходной фигурой от средневековой философии к философии нового времени был Николай Кузанский. Будучи представителем поздней схоластики и одновременно естествоиспытателем, математиком и астрономом, тяготеющим к Номинализму, он стремился примирить обе тенденции и пришёл к выводу, что опыт и рассудок дают знание о конечном мире, но бесконечное (бог) может быть познано только непосредственным духовным созерцанием, способным постигать совпадение противоположностей. Учение о совпадении противоположностей оказало впоследствии влияние на развитие диалектики в немецкой философии.
Немецкая Реформация, в отличие от итальянского Возрождения, враждебно относилась к языческой античности и выдвинула раннехристианский идеал религиозной жизни. Поэтому гуманисты И. Рейхлин, У. фон Гуттен и др., выступавшие против официальной церкви и тяготевшие к античной культуре и неоплатонизму, сыграли в Реформации меньшую роль, чем религиозные деятели (прежде всего М. Лютер, основоположник немецкого протестантизма). Систематизатором идей лютеранства выступил Ф. Меланхтон. Народное понимание Реформации развито в революционном учении Т. Мюнцера; его пантеизм соприкасался по существу с атеизмом. Мистику с тенденциями к пантеизму в 16 - начала 17 вв. продолжают развивать С. Франк, В. Вейгель и особенно Я. Бёме. В отличие от ранней мистики, Вейгель и Бёме тяготеют к натурфилософии. Мистические и натурфилософские интересы переплетаются и у известного врача и алхимика Парацельса, математика и естествоиспытателя И. Кеплера и др.
Разгром общественного движения 1-й половины 16 в., экономический и политический упадок Г., усугубившийся опустошениями Тридцатилетней войны 1618-48, задержали развитие немецкой философии. Новые веяния шли с Запада (Р. Декарт, Б. Спиноза, Дж. Локк). Первыми немецкими картезианцами (последователями Декарта) были И. Клауберг, И. Штурм; через С. Пуфендорфа в Г. были принесены идеи естественного права Гуго Гроция и Т. Гоббса. Наиболее радикально против церковной ортодоксии выступали немецкие приверженцы Спинозы - Ф. Штош и Л. Шмидт (издавший в 1744 на нем. язык «Этику» Спинозы),
а также В. Чирнгаузен.
Крупнейший представитель немецкого Просвещения 2-й-половины 17 - начала 18 вв. Г. В. Лейбниц пытался примирить обе тенденции в философии 17 в. - эмпиризм и рационализм. Лейбниц придал новое направление спору о врождённых идеях: по Лейбницу, идеи не существуют изначально в сознании в
«готовом» виде, но и не проникают в него извне, из опыта, а даны в виде бессознательных представлений, опыт же служит поводом к их осознанию. В своей монадологии Лейбниц ввёл в философию рационализма идею индивидуальности и дал новое решение проблемы субстанции, рассматривая её динамически как действующую силу. Систематизатором Лейбница, придавшим его идеям школьную и популярную форму, был Х. Вольф; в его изложении идеи Лейбница в течение многих лет определяли университетскую философию Г. Ученик Вольфа А. Баумгартен явился родоначальником эстетики как особой философской дисциплины.
Новым этапом в истолковании античности явились работы И. Винкельмана, выдвинувшего в качестве эстетического идеала «благородную простоту и спокойное величие» греков. Крупнейшим представителем немецкого Просвещения середины 18 в. был Г. Э. Лессинг, защищавший в полемике с церковной ортодоксией идеалы свободомыслия и гуманности в духе пантеистического спинозизма. Идеи историзма, в частности понимание органической связи языка, искусства и культуры с определённой исторической и национальной почвой, были выдвинуты И. Г. Гердером. В отталкивании от просветительского рационализма сложилось иррационалистическое учение о непосредственном знании у И. Гамана и Ф. Якоби: познанию в понятиях они противопоставили художественную и религиозную интуицию.
Поворотным пунктом в развитии философии в Г. явились работы И. Канта «критического» периода (1780-е гг.), сделавшие его родоначальником немецкой классической философии, которая явилась своеобразным теоретическим осмыслением Великой французской революции. Исходя из состояния современного ему естествознания, Кант констатировал неудовлетворительность просветительского рационализма в разрешении ряда проблем, поставленных развитием науки. Исходя из анализа самого научного знания, Кант лишает его онтологического статуса: познанию доступно лишь явление, но не бытие как таковое, не
«Вещь в себе». Защищая от скептицизма английского философа Д. Юма необходимость и общезначимость выводов науки, Кант в то же время ограничивает возможности теоретического знания (фактически становясь на позиции Агностицизма): давая знание о чувственном мире, наука ничего не может сказать о сверхчувственном. Здесь, по Канту, начинается сфера практического разума, т. е. воли. Завершая рационализм Просвещения, философия Канта вместе с тем выходит за его пределы (дуализм знания и веры, разума и воли, хотя воля мыслится Кантом как разумная - в духе традиций Просвещения).
К началу 19 в. кантовская философия вытесняет лейбнице-вольфовский рационализм и становится господствующей в Г. Идеи Канта получают развитие у И. Г. Фихте и Ф. В. Шеллинга. Если Фихте исходил из кантовской «Критики практического разума»
(1788) и сделал этику центром своей системы, то Шеллинг ищет преодоления кантовского дуализма в эстетической сфере. Здесь он сближается с немецким Романтизмом (А. и Ф. Шлегелями, Новалисом), и в ряде моментов - с Ф. Шиллером, для которого, как и для Шеллинга, эстетическая сфера должна служить мостом между природой и свободой, естественным влечением и моральным долгом. Уже у Фихте, а ещё более у Шиллера, романтиков, Шеллинга вырабатывается исторический подход к культуре. Шеллинг в своей натурфилософии преобразовал субъективно-идеалистическую диалектику Фихте в объективно-идеалистическую диалектику.
В отличие от Фихте и Шеллинга, Г. Гегель попытался преодолеть дуализм Канта, создав учение об абсолютном субъекте-субстанции, чистой формой деятельности которой является логика. Тем самым Гегель в значительной степени возвратил философию к рационализму, придав ему, однако, новую - диалектическую форму.
В немецкой классической философии мышление носит глубоко диалектический характер. Хотя в учении Канта диалектика рассматривалась отрицательно, как критика диалектической видимости, тем не менее кантовское учение об Антиномиях разума дало могучий толчок к разработке диалектики как пути к отысканию истины. Для Фихте противоречие стало принципом построения системы. Шеллинг и Гегель рассматривают диалектику как единственно адекватный философский метод. Благодаря исследованиям романтиков в области философии культуры диалектика всё больше становится методом постижения духовного содержания, методом наук о духе, - именно в этой форме её и развивает Гегель в своей эстетике, философии религии, философии истории. Учение о противоречии составляет ядро диалектического метода Гегеля и его концепции отчуждения. Наиболее развитую форму диалектика получает в
«Логике» Гегеля, которая была материалистически переосмыслена и развита на новой, научной основе марксизмом.
Возникшая в 30-х гг. 19 в. реакция против спекулятивно-рационалистической философии немецкого идеализма, особенно против панлогизма Гегеля, имела две формы: иррационалистическую (у позднего Шеллинга и Шопенгауэра) и материалистическую (у Л. Фейербаха). Выступая против рационалистического конструирования реальности, поздний Шеллинг противопоставляет ему философию, опирающуюся на непосредственный духовный опыт - прежде всего на религиозное откровение. В философии А. Шопенгауэра основой мира оказывается воля, и при этом не разумная воля (каковой она была у Канта, Фихте, Гегеля), а воля как бессознательное иррациональное начало. Это придаёт пессимистический характер учению Шопенгауэра, оказавшему влияние на Ф. Ницше и философию жизни - с одной стороны, Э. Гартмана - с другой.
Л. Фейербах подверг критике идеалистический характер немецкой классической философии с позиций антропологического материализма, отстаивая непосредственный чувственный опыт против спекулятивно-диалектического опосредствования, конкретного индивида - против абстрактной всеобщности; раскрыв связь идеалистической философии с религией, Фейербах предложил антропологическое объяснение религии как отчуждения человеческой сущности.
Отталкивание от спекулятивной идеалистической философии и тенденция к позитивизму характерны в 1-й половины 19 в. для школы И. Г. Гербарта, а также для Я. Ф. Фриза с его психологическим обоснованием теории познания.
В 40-х гг. 19 в. в Г. возникает марксизм, выступивший с революционно-критическим переосмыслением философии как не только объясняющей мир, но и указывающей путь к его изменению. В работах 1840-х гг. - «философско-экономических рукописях 1844 г.»,
«Святом семействе», «Немецкой идеологии», «Тезисах о Фейербахе», «Нищете философии» и др. - К. Маркс и Ф. Энгельс вырабатывают важнейшие принципы нового мировоззрения: материалистическое понимание истории, взгляд на сущность человека как на
«совокупность всех общественных отношений» и т. д. (см. также Диалектический материализм, Исторический материализм). В этот же период закладываются основы марксистской теории научного коммунизма, классов и классовой борьбы, государства и права, социалистической революции. В 50-60-х гг. большое значение для развития материалистической диалектики имели экономические исследования Маркса
(«К критике политической экономии», «Капитал»), раскрытие им закономерностей развития капиталистического общества. В 70-х гг. Маркс развил теорию государства, диктатуры пролетариата, учение о двух фазах в развитии коммунистического общества. Важным вкладом в философию диалектического материализма явились труды Ф. Энгельса 70-80-х гг.
(«Диалектика природы», «Анти-Дюринг»), в которых разрабатывались проблемы материалистической диалектики и теории познания, философские вопросы естествознания. В 60-х гг. с самостоятельным открытием принципов диалектического материализма выступил рабочий-кожевник И. Дицген.
С середины 19 в. преобладающее значение в немецкой философии, как в её проблематике, так и в её методологии, получают принципы естественнонаучного мышления и соответственно - позитивистские тенденции; традиции идеалистической спекуляции оттесняются на задний план. Характерно появление множества отдельных школ и направлений, которые ориентируются на различные науки - физику, биологию, психологию. Вульгарный материализм проповедуют Л. Бюхнер, К. Фохт и Я. Молешотт, сторонники механистической философии. Позитивистский подход проявляется в философии монизма Э. Геккеля, у Ф. Йодля, разрабатывавшего под влиянием Л. Фейербаха
«гуманистическую» этику, у Г. Чольбе и Е. Дюринга, а также среди философов, ориентировавшихся на теоретическую физику: Р. Майера, Г. Гельмгольца, Г. Герца. Позитивистские мотивы сильны и у ранних представителей неокантианства - Ф. Ланге и О. Либмана. Под влиянием психологии формировались взгляды В. Вундта, пытавшегося соединить позитивистские идеи с некоторыми положениями Канта и Лейбница, а также Э. Гартмана - создателя иррационалистической «философии бессознательного».
С 70-80-х гг. 19 в. в отталкивании от принципов естественнонаучного мышления складывается Неокантианство. В 80-90-х гг. неокантианство оформилось в две школы - марбургскую и баденскую. Если представители марбургской школы (Г. Коген, А. Наторп, Э. Кассирер и др.) занимались преимущественно логической проблематикой, стремясь осмыслить с позиций кантовской философии новые достижения математики (в частности, открытие неевклидовой геометрии) и точного естествознания, то в центре внимания баденской школы (Г. Риккерт, В. Виндельбанд, Э. Ласк) оказывается культурно-историческая и аксиологическая (см. Ценностей теория) проблематика. Вопросы философии истории и культуры трактуются в неокантианстве главным образом как методологические. К баденской школе неокантианства были близки историк и социолог М. Вебер, а также социолог и философ культуры Г. Зиммель, соединивший неокантианские мотивы с идеями философии жизни и др.
Позитивизм конца 19 в. пытается переосмыслить традиционный эмпиризм с учётом новых достижений естествознания. Он выступает в виде Эмпириокритицизма Э. Маха и Авенариуса, имманентной философии В. Шуппе, И. Ремке, фикционализма Х. Файхингера. Переворот в естествознании конца 19 - начала 20 вв. вызвал изменения и в позитивистской философии, принявшей форму Неопозитивизма, который рассматривал философию главным образом как логический анализ языка науки (см. также Венский кружок).
Для эпохи общего кризиса капитализма в Г. характерно развитие иррационалистического и волюнтаристического направлений в философии. Получает распространение «философия жизни», первым представителем которой в Г. был Ф. Ницше, выступивший против либерализма позитивистов и кантианцев и создавший под влиянием Шопенгауэра иррационалистически-волюнтаристскую философскую концепцию. Учение Ницше получило широкое распространение в конце 19 - начале 20 вв. Если неопозитивизм и неокантианство сосредоточили внимание преимущественно на методологической проблематике, то в философии жизни ставятся онтологические проблемы. В немецкой философии жизни можно выделить два течения: натуралистически-неисторическое - Л. Клагес, Г. Кайзерлинг, О. Шпанн, и историческое - В. Дильтей, Г. Зиммель, О. Шпенглер, Т. Литт, Э. Шпрангер, Э. Трёльч, Э. Ротхаккер. К историческому варианту философии жизни близко Неогегельянство (Р. Кронер, Г. Глокнер, А. Либерт и др.), иррационалистически истолковывавшее идеалистическую диалектику. Некоторые варианты неогегельянства, утверждавшие приоритет всеобщего перед частным, государства перед индивидом, а также биологически-натуралистический вариант философии жизни получили распространение в период господства фашизма, официальными теоретиками которого в этом плане выступали А. Боймлер, Э. Крик.
Огромное влияние на идеалистическую философию, далеко выходящее за пределы Г., оказала Феноменология, основателем которой был Э. Гуссерль, опиравшийся на логическую традицию, шедшую от Б. Больцано, Ф. Брентано, А. Мейнонга, критиков психологического обоснования логики. В отличие от позитивизма и кантианства, Гуссерль тяготеет к объективному идеализму и пытается создать феноменологию как науку о «непосредственных созерцании сущностей».
Под влиянием Гуссерля формируется неореализм Н. Гартмана, экзистенциальная онтология М. Хайдеггера и философия М. Шелера, сближающего феноменологию с философией жизни и создающего учение о дуализме
«духа» и «жизни», которое лежит в основе его аксиологии, антропологии и социологии культуры.
После 1-й мировой войны 1914-18 в условиях общего кризиса капитализма в Г. возникает Экзистенциализм (М. Хайдеггер, К. Ясперс), который представляет собой попытку философского осмысления с иррационалистических позиций положения личности, поставленной в критическую
(«пограничную») ситуацию, в которой теряют свой смысл традиционные нормы и ценности. По своей проблематике к экзистенциализму близка Диалектическая теология - господствующее течение современной протестантской теологии (П. Тиллих, Р. Бультман и др.). В начале 20 в. усиливается также влияние католической философии, центром которой в Г. является пуллахская школа (В. Бруггер и др.). С 20-х гг. 20 в. получила развитие философская антропология, исходящая в своей концепции человека, с одной стороны, из идей феноменологии (М. Шелер, Х. Плеснер), с другой - из прагматистско-позитивистских идей (А. Гелен и др.).
В распространении идей марксизма в Г. в конце 19 - начале 20 вв. большую роль сыграли В. Либкнехт, А. Бебель, Ф. Меринг, развивавшие в своих работах материалистическое понимание истории. Творчески применяя марксистский метод в вопросах литературы, искусства и общественной мысли, Меринг подверг критике вульгарный материализм, философию Шопенгауэра, Ницше, Э. Гартмана, а также неокантианство и неокантианскую теорию этического социализма. Принципы исторического материализма в конце 19 - начале 20 вв. пропагандировал К. Каутский, в дальнейшем вставший на путь отхода от идей революционного марксизма. В 20 в. важное значение в развитии марксистской теории имела борьба с ревизией марксизма Э. Бернштейном, который видел в социализме лишь морально-этический идеал, а не научную теорию и провозгласил в философии лозунг «Назад к Канту!».
Наиболее влиятельными представителями неокантианской ревизии философских основ марксизма в Г. были Г. Кунов и К. Форлендер. С критикой реформистских идей Э. Бернштейна и теории этического социализма выступали А. Бебель, Ф. Меринг, Р. Люксембург, К. Либкнехт и др., работы которых сыграли видную роль в пропаганде идей революционного марксизма.
В работах и выступлениях Э. Тельмана в 1920-х гг. разоблачалась ревизионистская фальсификация марксизма со стороны немецких оппортунистов, вождей немецкой социал-демократии. В период господства фашизма в 1933-45 важное значение в формировании антифашистского фронта в Г. имела борьба немецких марксистов против идей шовинизма и расизма, разоблачение ими социальной демагогии фашизма и его философских мифов.
П. П. Гайденко, В. А. Карпушин (марксистская философия в Г.).
Историческая наука. Наиболее значительные произведения немецкой феодальной историографии 11-13 вв. - хроники Титмара Мерзебургского, Адама Бременского, Гельмольда, Арнольда Любекского, Оттона Фрейзингенского. Видными представителями германской гуманистической историографии 15-16 вв. были Я. Вимфелинг, Беат Ренан, Авентин, С. Франк, крупнейший историк демократического крыла гуманистов. Гуманистами было много сделано по собиранию и публикации немецких средневековых и античных письменных памятников, предприняты первые шаги в научной критике источников и в преодолении средневековой богословских исторических концепций, написаны обзоры общей истории Г. и локальные истории (например, Баварии); историко-географические труды гуманистов содействовали пробуждению национального самосознания. На германской историографии 16 в. сказалась острая социально-политическая и религиозная борьба эпохи Реформации и Крестьянской войны.
Германская просветительская историография 18 - начала 19 вв. внесла важный вклад в трактовку теории прогресса как универсального всемирно-исторического явления (философ И. Г. Гердер, арабист И. Я. Рейске, основатель гёттингенской школы историков А. Л. Шлёцер). Началась критика с буржуазных позиций феодального абсолютизма и развитие (хотя и медленное, тормозящееся феодальной раздробленностью) буржуазной концепции национального государства. Однако германские просветители не делали в области исторического познания применительно к религии и государству тех выводов, которые были присущи просветительской философии истории во Франции. Наибольшие успехи (связанные с достижениями филологии и отчасти археологии) были достигнуты в 18-1-й половине 19 вв. в области изучения древней истории. Немецкие ученые стали родоначальниками нового, критического метода в области изучения античной культуры (И. Винкельман), греческой филологии (Ф. А. Вольф), древнейшей истории Рима (Б. Г. Нибур), начали систематическое изучение эллинизма (И. Г. Дройзен), положили начало греческой эпиграфике (А. Бёк), дешифровке древнеперсидской клинописи (Г. Ф. Гротефенд), внесли крупный вклад в дешифровку древнеегипетских иероглифов (К. Р. Лепсиус). Представители немецкой классической философии (особенно И. Г. Гердер, Г. Гегель) значительно углубили представления о прогрессе и историческом развитии.
Развивалась буржуазно-национальная германская историография (Ф. Шиллер, Г. Луден и др.). Значительно способствовала этому публикация многотомного издания источников по истории средневековой Г. - «Monumenta Germaniae Historica» (с 1826), начатая обществом по изучению ранней германской истории (основано в 1819). Господствующим в германской историографии было дворянско-юнкерское направление. Его представляла прежде всего германская романтическая историография («Историческая школа права» - Ф. К. Савиньи, К. Ф. Эйхгорн, государствоведы К. Л. Галлер и А. Мюллер, историк Г. Лео.
В тесной связи с реакционным романтизмом возникла и историческая школа Л. Ранке. Сочинения реакционных романтиков проникнуты враждебным отношением к идеям Просвещения и Великой французской революции, апологией средневековья, идеализацией отсталых германских социально-политических порядков. Эти взгляды продолжительное время оказывали реакционное влияние на развитие историко-политической мысли в Г. Тем не менее романтики внесли немалый вклад в развитие исторической науки. Савиньи и Эйхгорн подчёркивали историческую связь между эпохами, своеобразие развития каждого народа. Ранке стал широко использовать архивные дипломатические документы, ввёл впервые в практику университетского исторического образования семинарские занятия. По организации исторической науки и уровню исследовательской техники Г. со 2-й четверти 19 в. стала опережать др. страны.
Ведущим течением буржуазной историографии 1-й половины 19 в., которое противостояло господствовавшему дворянско-юнкерскому направлению и во многом продолжало просветительские традиции, была южно-немецкая, т. н. гейдельбергская, школа историков. Она, подобно умеренным просветителям, была неспособна исторически обосновать необходимость демократических преобразования общественного строя Г. и решения проблемы объединения страны революционно-демократическим путём. В то же время историки этого направления (Ф. К. Шлоссер, Г. Гервинус, К. Роттек и др.) давали (хотя и с либерально-идеалистических и моралистических, просветительских позиций) критику средневековья, положительно оценивали Просвещение и ранние буржуазные революции. В. Циммерман сочувственно, с демократических позиций освещал историю Крестьянской войны 1524-26 в Г.
Подлинно революционным переворотом в исторической науке явилось создание К. Марксом и Ф. Энгельсом диалектико-материалистического понимания истории, исторического материализма. Оно было разработано ими не только в общефилософских и экономических трудах, но и в собственно исторических исследованиях (таких, как «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 гг.», «Восемнадцатое Брюмера Луи Бонапарта» Маркса, «Крестьянская война в Германии», «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельса и др.).
Маркс и Энгельс явились родоначальниками марксистского направления в германской историографии.
В 50-60-х гг. господствующим направлением германской историографии стала т. н. прусская, или малогерманская, школа историков (Г. Зибель, И. Г. Дройзен, позднее Г. Трейчке и др.). Для этой школы, открыто провозгласившей принцип буржуазной партийности, были характерны активное выступление за объединение Г.
«сверху», под эгидой Пруссии, критика средневековья и католической церкви и одновременно - враждебность к революционным и демократическим движениям, воинствующий национализм, идейно-методологический эклектизм (усвоение многих теоретических принципов школы Ранке, таких, как культ государства и «героев», признание примата внешней политики и др.).
Сближение буржуазной историографии с юнкерской, апология истории Пруссии, Гогенцоллернов как «народных королей», Бисмарка как воплощения «сильной личности» особенно усилились в 70-90-х гг. (работы Трейчке и др.). В то же время в области организации исторической науки был достигнут существенный прогресс. Во многих германских государствах возникли Исторические комиссии, занимавшиеся главным образом локальной историей и публикацией исторических источников. В 1852 образовался общегерманский Союз немецких исторических и археологических обществ. Были начаты многотомные публикации источников:
«Хроники немецких городов» (с 1862), «Акты германского рейхстага» (с 1867) и др. В 1859 был основан Зибелем журнал «Historische Zeitschrift», ставший ведущим историческим журналом германских буржуазных историков. Серьезное значение для изучения античности имели археологические раскопки в Трое Г. Шлимана и особенно В. Дерпфельда. Крупнейший вклад в разработку истории Древнего Рима был сделан Т. Моммзеном. Учёные берлинской школы египтологов (А. Эрман и его ученики) создали основополагающие труды по египетской филологии, работы Т. Нёльдеке положили начало научному изучению Корана, работы Ю. Вельхаузена составили эпоху в истории ветхозаветной библейской критики. Крупным достижением немецкой медиевистики явилось создание в 60-х гг. 19 в. Г. Л. Маурером общинной теории. С 70-80-х гг. на немецкую буржуазную историографию большее, чем раньше, влияние стал оказывать позитивизм (крупнейший германский историк-позитивист К. Лампрехт); повысилось внимание к экономической проблематике (историко-экономические труды представителей т. н. молодой исторической школы Г. Шмоллера, Г. Ф. Кнаппа, К. Бюхера и др., работы представителей классической вотчинной теории - сочинения К. Лампрехта, К. Т. Инамы-Штернегга, Г. В. Нича и др.).
В то же время с 90-х гг. отчётливо проявились симптомы начала кризиса буржуазной методологии истории. Усилилось влияние на буржуазную историографию неокантианства (В. Виндельбанд, Г. Риккерт). На его методологию опиралась и Культурно-историческая школа в этнографии во главе с Ф. Гребнером. Т. н. критическое направление в медиевистике (Г. Белов, Г. Зелигер, В. Виттих и др.) вступило (с реакционных позиций) на путь пересмотра основных положений общинной теории. Противоречивость развития германской историографии конца 19 - начала 20 вв. успехи германских учёных в конкретно-исторических исследованиях, с одной стороны, реакционность общеметодологических позиций, с другой, - отчётливо проявилась в творчестве крупнейшего специалиста по древней истории Э. Мейера, ассириолога и хеттолога Г. Винклера, этнографа Л. Фробениуса и др. В начале 20 в. заметно растет влияние милитаристских, империалистических и шовинистических концепций историков-пангерманцев (Д. Шефер, Г. Белов и др.).
Крупнейшим представителем немецкой марксистской историографии последней трети 19 - начала 20 вв. был Ф. Меринг, внёсший серьёзный вклад в разоблачение пруссофильских монархических легенд юнкерско-буржуазной историографии, в изучение истории рабочего движения, жизни и деятельности Маркса и т. д. Исторические работы К. Каутского и Г. Кунова этого времени, написанные в целом с марксистских позиций, давали освещение истории домарксистского социализма, разоблачали легенды о решающей роли крупной буржуазии в разрушении феодализма во Франции и т. д. Однако возраставшее влияние оппортунизма в германской социал-демократии постепенно всё более сказывалось и на исторических концепциях (ревизионистские концепции германского рабочего движения, принижение роли революционного марксизма и превознесение реформизма в работах Э. Бернштейна и др.).
В период Веймарской республики (1919-33) часть германских историков (прежде всего Ф. Мейнеке) предпринимает попытку модифицировать старые традиционные идеи немецкой реакционной историографии (до1914) применительно к новым условиям (пропаганда союза Г. с Великобританией, подчёркнуто враждебное отношение к Советской России и др.). Воинствующие антилибералы (Г. Белов, Г. Риттер, Ф. Гартунг и др.) продолжали в исторических трудах курс на оправдание германского империализма, объявляли революционное движение, особенно немецкий пролетариат, ответственным за поражение Г. в войне (легенда об «ударе кинжалом в спину»),
продолжали насаждать культ Фридриха II, Бисмарка. Германские историки Г. Онкен, Э. Бранденбург и др. в своих работах стремились снять с Г. ответственность за войну. Эту же цель преследовала тенденциозная публикация дипломатических документов 1871-1914 (40 тт.). В области методологии истории усилилась борьба против идеи исторической закономерности в истории, влияние иррационализма. На часть историков большое влияние оказывала социология М. Вебера. Леволиберальное и демократические течения были представлены небольшой группой историков (Г. Майер, Ф. Валентин и др.). В социал-демократической историографии (Каутский, Кунов, П. Кампфмайер) усилилась пропаганда реформизма в освещении истории германского рабочего движения. В период фашистской диктатуры (1933-45) реакционные традиции юнкерской и буржуазной историографии были поставлены на службу фашистской идеологии. Марксистская историческая мысль (работы В. Ульбрихта и др. деятелей КПГ) основное внимание уделяла истории германского рабочего движения, истории КПГ, раскрытию сущности фашизма и демократическим тенденциям германской истории.
А. И. Данилов, В. Л. Гавриличев.
Экономическая наука. На экономическую науку в Г. существенное влияние оказали особенности её историко-экономического развития (длительная раздробленность, отставание в капиталистическом развитии от передовых западно-европейских стран, объединение «сверху» и быстрый экономический подъём с 70-х гг. 19 в., характер германского империализма и др.).
В 17-18 вв. в Г. получила развитие Камералистика (И. И. Бехер, В. фон Шрёдер, П. В. фон Геринг, И. Г. фон Юсти, И. фон Зонненфельс), тесно связанная с экономическими запросами немецких абсолютистских государств и так и не поднявшаяся до теоретического уровня, достигнутого английским Меркантилизмом. Учение физиократов имело в Г. во 2-й половине 18 в. немногих последователей (И. А. Шлетвейн, Я. Мовильон). Наиболее ярким представителем немецкого реакционного романтизма в экономической науке и государствоведении начала 19 в. был А. Мюллер, защищавший сословно-корпоративный строй и др. феодальные пережитки в Г. и выступавший противником даже умеренных буржуазных Реформ.
Буржуазная политэкономия развивалась в Г. как Вульгарная политическая экономия. В 1-й половине 19 в. большое влияние на развитие буржуазной экономической мысли в Г. оказал Ф. Лист, который противопоставил классической буржуазной политэкономии и её идее свободы торговли т. н. национальную экономию (с системой запретительного протекционизма и активным содействием государства развитию капиталистической промышленности); у Листа прогрессивные элементы экономической политики переплетались с вульгарно-экономическими теоретическими положениями. Теоретиком т. н. прусского пути развития капитализма в сельском хозяйстве был И. Г. Тюнен (1-я половина 19 в.), К. И. Родбертус-Ягецов разрабатывал вопросы пауперизма и торговых кризисов. В 40-50-х гг. 19 в. возникла т. н. старая Историческая школа вульгарной политэкономии (В. Рошер, Б. Гильдебранд, К. Книс и др.), подменявшая анализ сущности экономических категорий их описанием и поверхностной классификацией, позднее - т. н. новая (молодая) историческая школа (См. Новая историческая школа) (Г. Шмоллер, Л. Брентано, К. Бюхер, А. Вагнер, Г. Кнапп и др.), выступавшая за социальные реформы и мирное врастание капитализма в социализм.
Революционный переворот в политэкономии был совершен К. Марксом и Ф. Энгельсом, экономическое учение которых стало одной из главных составных частей марксизма-ленинизма (см. в ст. Маркс К., Марксизм-ленинизм, статьи об отдельных важнейших экономических трудах Маркса, например «Капитал»и др.).
Среди немецких буржуазных экономистов преобладали идеи Протекционизма, активного вмешательства государства в хозяйственную жизнь. Реакцией на быстрое распространение марксизма и рост рабочего движения было возникновение идей буржуазного экономического реформизма. Они широко пропагандировались представителями т. н. Катедер-социализма; к нему принадлежали многие экономисты новой (молодой) исторической школы: Г. Шмоллер, Г. Шульце-Геверниц, позднее также В. Зомбарт, ставший одним из наиболее влиятельных буржуазных экономистов конца 19 - начала 20 вв. Значительная часть представителей немецкой национальной экономии стала маскировать буржуазные взгляды социалистической терминологией. Идеи т. н.
«государственного социализма» (См. Государственный социализм) пропагандировали как многие буржуазные экономисты (такие, как Родбертус-Ягецов, представители катедер-социализма), так и некоторые деятели оппортунистического направления в рабочем движении (Ф. Лассаль). Значительное место в экономической мысли Г. заняли с конца 19 в. взгляды реформистского, ревизионистского направления в социал-демократии,
«синтезировавшего» с марксизмом многие положения буржуазной вульгарной политэкономии, вносившие «поправки» к марксизму, используя якобы «новые данные хозяйственного развития» (Э. Бернштейн и его последователи Э. Давид, Г. Фольмар и др., см. Бернштейнианство). Такие видные деятели германской социал-демократии, как Р. Гильфердинг, К. Каутский, внесли вклад в пропаганду экономического учения марксизма, в разработку ряда экономических проблем (анализ Каутским аграрного вопроса, Гильфердингом отдельных проблем финансового капитала и др.), однако позднее они выступили с ревизионистскими, антимарксистскими теориями по ряду вопросов (теории «ультраимпериализма», «организованного капитализма» и др.).
Борьбу с ревизионистскими экономическими концепциями наиболее последовательно вела Р. Люксембург (хотя её экономические взгляды не были свободны от ошибочных положений).
Попытки выдвинуть альтернативу марксистскому экономическому учению, дать истолкование новых явлений капитализма, вступившего в империалистическую стадию, нашли выражение в появлении после 1-й мировой войны 1914-18 социально-правового и социально-органического направлений буржуазной политэкономии (Р. Штаммлер, Р. Штольцман, К. Диль и др.); сильное влияние на развитие буржуазной экономической науки в Г. оказали идеи теоретика предельной полезности И. Шумпетера (см. Предельной полезности теория).
В период господства фашизма в Г. не было создано экономической теории, которая удовлетворяла бы требованиям буржуазной экономической практики и одновременно полностью соответствовала бы фашистской пропаганде. Уровень буржуазной политэкономии в период фашистской диктатуры был низок. Даже широко распространявшиеся в то время Кейнсианство и теория монополитической конкуренции оказали небольшое влияние на немецких экономистов, хотя и приветствовались некоторыми представителями монополистического капитала и государственными деятелями (Х. Шахт). Зарождавшееся в этот период неолиберальное направление (В. Ойкен, Ф. Бём, Л. Микш) влияния не имело, но сыграло большую роль позднее - в послевоенной Западной Германии.
В. Краузе.
Юридическая наука. Становление юридической науки как специализированной отрасли знаний, отделившейся от богословия, в Г., как и во всей континентальной Европе, было связано с процессом рецепции римского права. Однако ранние направления науки права 13-16 вв. (например, деятельность глоссаторов и постглоссаторов) не достигли в Г. такого уровня, как в романской части Европы, хотя и способствовали созданию т. н.
«римского права германской нации», ставшего общим правом империи в отличие от партикулярного права отдельных княжеств.
Немецкая правовая мысль 2-й половины 17-18 вв. испытала влияние идей просветительства, но развивалась в условиях экономической и политической отсталости и раздробленности. Это отразилось и на наиболее характерном для этого периода течении естественного права, в частности на трудах его ведущих представителей в Г. - С. Пуфендорфа, Х. Вольфа, К. Томазия. В этот же период усилилось внимание к разработке конкретных проблем позитивного права, особенно уголовного и гражданского (например, работы Кокцея-младшего - одного из составителей Прусского земского уложения 1794). И. Мозер и Г. Ф. Мартене представляли т. н. позитивную школу в международной праве. В 1693 вышел в свет
«Дипломатический свод международного права» Г. Лейбница, уделявшего также большое внимание проблемам исторического и сравнительного изучения права.
Вопросам права было уделено существенное внимание в трудах представителей немецкой классической философии - И. Канта, И. Фихте, Г. Гегеля, рассматривавших науку права как составную часть философии. Социально-политические взгляды этих учёных, в том числе учение о государстве, выступали в виде философии права. Ими были также разработаны многие конкретные проблемы юридической науки: соотношение права и нравственности, права и государства, основания ответственности, принципы правосудия, вопросы гражданского, уголовного и международного права.
Развитие юридической науки в Г. в 1-й половине 19 в. шло под влиянием исторической школы права (Ф. К. Савиньи, К. Ф. Эйхгорн, Г. Ф. Пухта и др.), защищавшей позиции феодального строя с помощью идеи спонтанного саморазвития права и ведущей роли обычного права, противопоставлявшегося законодательству (особенно кодификациям). Преобладающую роль играли историко-правовые исследования, которые в значительной мере сводились к изучению
«общего права германской нации», т. е. рецепированного римского права, что объективно отвечало потребностям развивавшихся капиталистических отношений. Сложилось направление романистов, или пандектистов (Г. Дернбург, Б. Виндшейд и др.). Значительный материал в области гражданского права, собранный пандектистами, послужил основой Германского гражданского уложения 1896. В отличие от романистов, т. н. германисты (Р. Гнейст, О. Гирке) выступили за создание
«истинно германского права» и тем самым придали националистическое звучание тезису исторической школы права о национальном пути развития права. Борьба этих двух направлений наложила существенный отпечаток на развитие юридической мысли в Г., приняв особенно острый характер в связи с процессом кодификации права.
С середины 19 в. в юридической науке Г. преобладали тенденции позитивизма, представителями которого в области общей теории права были Р. Иеринг, К. Бергбом и др., в области гражданского права - пандектисты, в области уголовного права сложилась Классическая школа уголовного права (А. Фейербах, Цахарие и др.). В науке государственного права позитивистские идеи нашли выражение в т. н. юридической школе государствоведения (П. Лабанд, Г. Еллинек). В этот же период в Г. возникла концепция
«правового государства» (идея о котором была выдвинута ещё Кантом), т. е. требование «самоограничения» государственной власти установленными ею конституционными и иными правовыми нормами (см. Правового государства теория). Эта концепция сохраняет большое значение и в 20 в.
В конце 19 - начале 20 вв. появились новые школы юридико-философской и юридико-социологической ориентации. Среди представителей юридико-философского направления особенно сильно было влияние неокантианства (Р. Штаммлер, Э. Ласк, Г. Радбрух), а также неогегельянства (И. Колер, Ю. Биндер). Юридико-социологической школы в Г. (Х. Зинцхеймер, Г. Канторович, Ф. Лист) отразили процесс существенной модификации буржуазного права в связи с развитием монополистического капитализма, упадок юридико-мировоззренческих представлений, кризисные тенденции буржуазного правопорядка и законности. Во всех этих концепциях на первом плане - противопоставление законодательства и
«живого права» (Э. Эрлих), закона и «идеи права», требование свободы судейского усмотрения. В среде т. н. катедер-социалистов получили распространение идеи «юридического социализма» (А. Менгер), противопоставлявшие в духе общей тенденции реформизма и оппортунизма правовые реформы социальной революции.
В начале 20 в. в целях обоснования агрессивно-милитаристского курса германских монополий и юнкерства в Г. сложился идеологический